Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Ibanez: нерассказанная история.

Переломный момент: летняя выставка NAMM 1987 года.

Представление новой именной модели Стива Вая на летней выставке NAMM в Чикаго в 1987 году стало самой большой презентацией в истории Ibanez. Эндорсмент с Ваем держался в тайне так долго, как это было возможно. На стенде Ibanez на выставке NAMM был возведен огромный помост в виде глыбы, наверху которой размещалась большая пирамида, сделанная из прозрачного акрила и подвешенная к потолку. Сами гитары были спрятаны под покрывалом, охраняемым самым огромным и устрашающим охранником, какого Ibanez смогли найти. По мере того, как приближалось время презентации, стенд заполнила толпа из нескольких сотен работников гитарной индустрии. Великий момент настал, и Стив Вай, окруженный секьюрити, прошел сквозь толпу и стащил черное покрывало, открыв миру новую серию JEM. Билл Рейм не без удовольствия вспоминает, как вытянулись лица руководства конкурирующей компании Kramer, когда они увидели JEM.

Чтобы создать атмосферу предвкушения и ожидания, перед стендом с Ibanez JEM, полностью закрытым покрывалом, стоял охранник.

Но компания представила еще кое-что помимо JEM. Давая понять, что "новый Ibanez" – это нечто большее, чем гитары одного стиля, серия JEM была окружена прочими оригинальными моделями Ibanez, в том числе 540 Power, Radius и S, RG550 (внешне похожей на JEM, но с гифом Wizard и дешевле по цене), а также басами серии Soundgear с тонкими грифами. Компания была так уверена в своих новых моделях, что она потребовала от многих розничных продавцов увеличить объем заказов. Эта уверенность не пропала даром: владельцы музыкальных магазинов были так впечатлены, что они подчинились. Все дилеры, которые до этого еще сомневались, присоединились к ним на следующий же день после показа "концерта мечты" в чикагском клубе "Limelight", где выступали Стив Вай, Джо Сатриани, Пол Гилберт и Винни Мур.

Презентация новых гитар JEM на выставке NAMM в Чикаго стала переломным моментом в росте благосостояния Ibanez. До этого момента времени брэнд воспринимался как "полу-оригинальный" с его гитарами, которые не сильно отличались от моделей конкурирующих компаний. С серией JEM на Ibanez стали окончательно смотреть как на новаторскую компанию, что возвело ее в самые высшие эшелоны производителей гитар. Серия JEM взлетела как ракета, и обратного пути уже не было (по крайней мере, так было на момент выхода этой книги). В течение следующих нескольких лет компания уже не боролась за существование: она процветала.

Необходимо упомянуть еще одно яркое событие той выставки. Концерт "Guitar Mania", спонсорами которого выступили Ibanez, журнал Guitar World и звукозаписывающая компания Relativity Records, состоявшийся в клубе "Limelight" в Чикаго, стал не просто хорошим развлечением для поклонников гитарной музыки. Виртуозные выступления Пола Гилберта и группы Racer X, Винни Мура, Джо Сатриани и Стива Вая ясно продемонстрировали новую личину Ibanez и ориентацию компании на работу с артистами.

Бас-гитары серии Soundgear: 1987-1991

Выпуск басов серии Soundgear значил для роста благосостояния Ibanez в 1987 году не меньше, чем дебют гитар серий JEM, RG, Radius и S. Легкий по весу бас со сглаженными обводами корпуса был комбинацией радикально переработанной серии Musician образца 1986 года и модели RB800 Roadstar II.

В итоге он заменил обе серии. Новинкой стала конструкция с привинченным грифом и кромкой грифа, выступавшей за пределы накладки, что повышало стабильность. Хотя серия претерпела значительное количество изменений в конструкции, материалах и звукоснимателях, ее характерный тонкий, "быстрый" гриф (легко адаптируемый для пяти- и шестиструнных моделей) и активный эквалайзер продолжают оставаться важной частью успеха и отличительных черт бас-гитар Ibanez.

На самом деле существует две разновидности басов серии Soundgear. Как правило, любая модель с обозначением выше, чем 1000, имеет трехмерный (выгнутый) корпус, для создания которого требуется особый фрезерный станок. Модели с обозначением 999 и ниже имеют двухмерный (плоский) корпус.

Бас Ibanez SR05 1987 года цвета "Fountain Blue" (FB) стал первыv пятиструнным басом в серии Soundgear – он имел двухполосный эквалайзер и звукосниматели-синглы в духе Jazz Bass с дополнительной катушкой, подключенной в противофазе и располагавшейся под звукоснимателем, которая служила средством для устранения фона, характерного для синглов.

Загадка Ibanez американского производства

К 1988 году все драконы, угрожавшие существованию Ibanez были повержены или, по крайней мере, усмирены. У Ibanez были правильные инструменты и правильные артисты для своего времени, а времена когда интерес к хэви-метал и шреду возрастает, однозначно лучшие для производства электрогитар.

Майк Шимада, успешно осуществивший возврат компании из бедственного положения к лидирующим позициям, уехал в Японию. Том Танака, один из отцов-основателей компании Hoshino U.S.A., снова остался в Штатах и занял пост Президента компании. Также примерно в это время Рич Ласнер получил предложение от другой музыкальной компании, от которого он "просто не смог отказаться", смотал удочки и переехал на Западное побережье. Билл Каммиски, который пришел в компанию несколькими годами ранее и к тому времени помогал Ричу с дизайном гитар и связями с артистами, занял место Ласнера.

Ibanez продолжали поиски восходящих звезд среди гитаристов, уделяя особое внимание разрастающейся клубной сцене Лос-Анджелеса. Тому Танаке во время его пребывания в Лос-Анджелесе в качестве координатора отдела по связям артистами как музыканты так и владельцы магазинов постоянно твердили одну вещь: им хотелось бы видеть в продаже заказные гитары Ibanez американского производства. В ответ на это Танака связался с гитарным мастером из Лос-Анджелеса Роджером Греско. В результате на свет появилась серия American Master, представленная в 1988 году.

Эти гитары высшей ценовой категории, производившиеся в Калифорнии мастером Р.А. Греско, имели уникальную конструкцию, разработанную Греско и названную им "топ-о-графической". Метод Греско заключался в том, что гриф и центральная часть корпуса вклеивались в вырезанную полость в верхе корпуса. По словам Донахью, гитары Ibanez серии American Master были потрясающе удобны и великолепно звучали. Но, хотя внешний вид – это не вся гитара, тем не менее он – очень важная ее часть. Строгие природоохранные нормы в области технологии окраски, действовавшие в Лос-Анджелесе, препятствовали Греско в получении безупречного покрытия, которое розничные продавцы и музыканты привыкли видеть на гитарах Ibanez. Первый эксперимент с серией American Master не дожил до 1990 года.

Фабрика H&S Guitar

Второй попыткой производить гитары Ibanez в США стало совместное предприятие между компанией Hoshino Gakki и фабрикой Fujigen, основанное в 1988 году и названное H&S Guitar (буква "H" означала "Heartfield", а "S" – "Starfield", каждое из них было жалкой попыткой перевести на английский язык названия Fujigen и Hoshino, соответственно). На заднем дворе склада компании Hoshino U.S.A. в Бенсалеме расчистили место, а производственное оборудование было завезено из Японии, в том числе и сверхсовременный фрезерный станок Shoda, рабочие верстаки, столярный инструмент, ленточную пилу, полировальную машину и различный ручной инструмент.

Приехавшее оборудование и опытные работники с фабрики были встречены с энтузиазмом Мейсом Бейли и Джимом Донахью, которые делали гитары вручную. Их наставником стал всегда веселый гитарный мастер с фабрики Fujigen Тоширо "Брюс" Идеи ("Они называют меня Брюс, потому что я похож на Брюса Спрингстина!")

Грифы и корпуса производились и окрашивались на фабрике Fujigen в Японии, а затем отправлялись в США для сборки. Дилеры или отдельные покупатели могли затем заполнить бланк заказа, где указывалось все, начиная от звукоснимателей, профиля грифа, типа накладки на гриф, инкрустации, окантовки, фурнитуры и заканчивая покрытием. На выбор предлагалось четыре формы корпусов: Power, Radius, RG и S. Изначально были доступны только обычные цвета, но, по мере того, как поступало все больше заказов, фабрика H&S добавила заказную графику в перечень опций, которую выполняли художники из Лос-Анджелеса Дэн Лоуренс и Памелина, а позднее техасский художник Педро Круз и Брайан Уэлен из Филадельфии.

Каждая картинка рассказывает историю

Гитары с графикой пользовались большей популярностью, нежели модели обычных цветов во время выхода серии USA Custom, и у Ibanez были одни из самых лучших графических изображений. Некоторые из иллюстраций имеют свою собственную небольшую историю. Рой Мийахара рассказывал, что лишь недавно он обнаружил, что в одном из его изображений, "Замок некроманта", на каждой гитаре с таким рисунком летящая демоническая фигура была чуть дальше от замка, чем предыдущая. Другая картинка фантастического содержания, "Взлет ангела", также является примером некоей противоречивости того времени, порожденной ассоциацией музыки хэви-метал с сатанинской тематикой. Некоторые розничные продавцы посчитали, что изображенные ангелы на само деле являются демонами, а один магазин даже вернул обратно купленные Ibanez USA Custom с "ангельской" графикой, несмотря на все уверения со стороны Ibanez, что это были именно ангелы.

На самом деле, до правды докопаться невозможно. Иллюстрации поступали на Ibanez без названий. Полу Спехту поручили придумывать названия графическим изображениям, одно из которых он назвал "Крылатое существо" в честь своей любимой фантастической повести Джека Вэнса. Художник, нарисовавший этот рисунок, не знал, что летящее существо на фоне инопланетного пейзажа теперь было ключевой фигурой всего дизайна и раскрасил, как минимум, одну гитару без него вообще, что впоследствии вызвало жалобы со стороны владельца этой гитары: "На моем "Крылатом существе" нет никакого Крылатого существа!!!" Сотрудник отдела по работе с покупателями, который говорил с ним по телефону, предположил, что оно вылетело из кейса во время транспортировки, и тут же заменил ему гитару на новую.

Графика на гитарах: "Крылатое существо", "Замок некроманта"

На Корейский полуостров

Компания Hoshino стала одним из пионеров в глобализации гитарного бизнеса, но когда дело дошло до открытия производства в Корее, она стала одной из последних, кто это сделал. Американские производители уже вовсю использовали дешевый рабочий труд из Кореи для производства недорогих гитар. Компания Hoshino выпустила модели корейского производства (такие, как RG140, RG240, RG340) в 1987 году, но они производились в ограниченных количествах и поставлялись только на японский рынок. Большая часть успеха Ibanez строилась на основе сотрудничества между компанией Hoshino и фабрикой Fujigen, и у Hoshino были серьезные ограничения на производство гитар где-либо еще в больших масштабах.

Но Том Танака смотрел в будущее и увидел, что колебания курса доллара по отношению к йене выглядят не слишком хорошо. В то время, как захват более высокой ценовой ниши имел огромный успех, компания не могла отворачиваться и от рынка гитар для начинающих и полупрофессионалов. Поэтому Япония и фабрика Fujigen продолжали оставаться источником престижных и профессиональных моделей Ibanez (это по-прежнему в силе и по сей день, что служит еще одним аспектом, выделяющим Ibanez среди других фирм японского происхождения). Но компании пришлось обратиться в Корею для производства стандартных моделей и инструментов начального уровня.

Если компания Hoshino и опоздала к корейскому столу, они по-прежнему стремились идти своим собственным путем. Большинство производителей, имеющих бизнес в Корее, выбирали (и очень часто вскоре меняли) партнеров исходя только из цены – точно так же, как импортеры и дистрибьюторы в Японии двадцать лет назад. Но компания Hoshino стремилась к долгосрочному сотрудничеству, которое могло бы обеспечить достаточное качество. Она была по-прежнему верна своим традициям, и компания Ibanez снова оказала существенное и положительное влияние на интернационализацию производства гитар.

Провал модели Turbot

Хотя гитары Ibanez и пользовались довольно-таки значительным успехом в этот период, тем не менее, не каждая модель. В 1987 году были созданы две необычные гитары, которые, по замыслу, в 1988 году должны были стать эксклюзивными моделями, выпускавшимися на фабрике H&S. Обе по форме напоминали немного вытянутый Telecaster. Модель 580T Turbot (турбот – разновидность камбалы, на которую гитара была похожа по форме) имела выпуклый верх корпуса с обратной стороной как на модели S. Модель 580BB Ballback имела корпус с вогнутой обратной стороной. То ли потому что эти гитары рекламировались отдельно от основного каталога Ibanez, то ли потому что по виду они были ни на что не похожи, 580-е продавались плохо и канули в Лету спустя пару месяцев.

Тем временем в США

В компании Hoshino U.S.A. жизнь также кипела ключом. Великолепные отзывы о модели JEM дали Ibanez необходимое ускорение. Ассоциация со Стивом Ваем также сделала контракт с Ibanez намного более желанной вещью. Донахью припоминает, что ремонтная мастерская Hoshino U.S.A. стала практически мастерской, работающей по индивидуальным заказам – столько людей приходили прямо в офис компании, чтобы заказать себе гитару. Прежние поиски Ibanez среди местных музыкантов принесли обильные плоды. После того, как Блюз Сарацено выпустил альбом "Don't Look Back", вспоминает Донахью, "к нам стала приходить масса музыкантов, чтобы познакомиться с снами. Это было безумие. Мы принимали заказ утром и заканчивали работу над гитарой днем. Потом этот парень появлялся на сцене с ней тем же вечером. Мы сидели в зрительном зале, и, съежившись, ждали, что с гитарой что-то произойдет, например, откажет электроника. Это было слишком сильным давлением!"

К 1989 году в каталоге Ibanez "засветились" Джо Сатриани, играющий на модели Radius, молодой Пол Гилберт с RG и Мэтт Биссонетт из группы Дэвида Ли Рота, рекламировавший новую версию модели Power – Power II с реверсной головой грифа и "перевернутой" формой корпуса. На модели Maxxas играл кудесник гитары из Нью-Йорка по имени Ларри Митчелл.

"Убийца кукурузных хлопьев"

Будьте уверены, гитары – это основная причина, по которой почитаемые артисты становились эндорсерами Ibanez. Но, помимо этого, их привлекала креативная реклама. Как вспоминает Пол Гилберт о причудливой рекламе 1989 года с собственным изображением, "Ibanez всегда потрясающе помогали мне реализовать мои идеи для рекламных объявлений. На одном из них под заголовком "Убийца кукурузных хлопьев" я, одетый в банный халат "в цветочек" поедал кукурузные хлопья, сделанный в форме гитар и смотрел на коробку из-под них, стоящую передо мной, с изображением меня, одетого в футбольную форму. Я обожаю эту рекламу!"

Дела сердечные

Один из более интересных заказов на создание заказной гитары поступил от Стива Вая: он хотел получить гитару в форме сердца с тремя грифами: шестиструнным, двенадцатиструнным и баритоном. То, как сделать такую огромную штуковину, озадачило обычно находчивого Мейса Бейли. Донахью предложил Бейли начать со старого приема, известного по начальной школе. "Я сказал, что нам нужно взять лист бумаги, сложить его пополам и вырезать половину сердца из него. Когда мы развернем сложенный листок, мы получим симметричное сердце". Такое решение помогло разрешить проблему с транспортировкой, поскольку две половинки могли привинчиваться одна к другой и разбираться. Проблема веса была решена путем выборки дерева с задней части корпуса (имея в наличии оборудование с новой фабрики H&S Мейс мог не использовать фрезерный станок Sears). Вай использовал эту гитару в видео "Just Like Paradise" и в турне "Skyscraper" с Дэвидом Ли Ротом. Забавное послесловие: хотя эра копий в США уже закончилась, она была жива во всех других странах. В течение четырех месяцев с момента выпуска "Сердца", в Японии начали появляться копии от других производителей.

Во "Вселенную"

Еще один заказ Вая, сделанный в 1989 году, оказал намного более значительное влияние на будущее Ibanez. Это звучит отчасти иронично, поскольку идея создания цельнокорпусной семиструнной модели Universe пришла во время обычного обсуждения. Рич Ласнер как-то показал Ваю свою собственную восьмиструнную акустическую гитару. Вай не оценил прелести восьми струн, но сам задумался: "а, может быть, сделать семиструнную?" В идее добавить седьмую струну к электрической гитаре не было ничего нового. Джазмены наподобие Бакки Пицарелли и Джорджа Ван Ипса играли на семиструнных гитарах в 40-е и 50-е годы. Но семиструнная гитара с седьмой струной "си", тонким грифом от Ibanez и вдобавок имеющая тремоло с двусторонней фиксацией струн и звукосниматели, которые могут воспроизводить весь ее частотный диапазон – это было и впрямь чем-то совершенно новым.

Для создания фурнитуры Мейс Бейли распилил два бриджа на кусочки с тремя и четырьмя седлами для струн и склеил их вместе суперклеем. Ту же самую операцию он проделал с зажимом на голове грифа. Стив Блюхер из компании DiMarzio выполнил все то же самое со звукоснимателями. Гриф, основанный на профиле модели JEM, имел точно такое же межструнное расстояние, что и на шестиструнной модели, чтобы исполнитель мог использовать привычную для себя технику игры правой рукой, при этом к верхнему порожку расстояние уменьшалось, чтобы гриф не стал чрезмерно широким. В результате вышел прототип модели Universe, дебютировавший на зимней выставке NAMM в 1990 году. Вай запросил, чтобы одним из вариантов покрытия модели Universe стала "вихревая" окраска, разработанная Дарреном Йохансеном из компании GEM. В то время у Йохансена была собственная фирма под названием "About Time Design", но прибегнуть к ее услугам означало для Ibanez, что им пришлось бы делать гитары в Японии, затем везти их в США на окраску, а затем обратно в Японию для покрытия бесцветным лаком и финальной сборки. Это увеличило бы срок производства гитар на четыре месяца, но это было неизбежно. Попытка воспроизвести технологию покраски в Японии не получила одобрения Вая. Трудно сказать, являлся ли этот проект еще одним вкладом Ibanez в глобализацию экономики. Разумеется, он был глобальным. Но он не был экономически обоснованным. Тем не менее, потрясающие (и изрядно попутешествовавшие) разноцветные гитары Universe высоко ценятся среди коллекционеров.

Сатч

Вторым важным проектом 1988 года стало создание именной модели Джо Сатриани, показавшее то, как много воды утекло с тех пор, когда они "давали музыканту в руку серийную гитару и просто фотографировали его с ней". Именная модель Джо Сатриани могла быть просто серийной моделью Radius в 1988 году, однако в результате вышло что угодно, только не серийная гитара. Ушло два года и множество труда и встреч с Сатриани, прежде чем виртуоз объявил, что его устраивает корпус, гриф и вся спецификация. Любимый Ibanez Джо, который он прозвал "Черным псом" и постоянно украшал светящимися в темноте полосками, часто возвращался в мастерскую для доработки. Рейм припоминает свою встречу с Сатриани во время записи альбома "Dreaming #11" для обсуждения деталей, связанных с его именной гитарой: "Джо очень серьезно относится к тому, чтобы все было как надо. Должно быть все как надо или ничего не быть вообще. Я быстро понял это, общаясь с Джо".

"Я принес на встречу с Джо полноразмерный макет корпуса модели Radius, выполненный в пластилине, потому что мне казалось, что так ему будет проще объяснить мне, что он хочет. И, в итоге, я рад, что ему это удалось. Джо хотел, чтобы гриф был сильнее утоплен в корпус, вырезы были глубже, а корпус был слегка более конусовидной формы. Поэтому я сидел в подсобке рядом со студией и лепил и вырезал то, что он мне указывал в перерывах между дублями. Это заняло пару часов, но, к тому времени, когда он уехал, у меня было довольно четкое представление о том, каким должен быть корпус".

"Джо привык к грифу своего старого Kramer Pacer. Чтобы получить правильный профиль, Ibanez раздобыли пару грифов с фабрики Peerless в Корее, на которой в то время производились акустические гитары Ibanez, и использовали их в качестве отправной точки. Гриф акустической гитары был намного ближе к той форме, к которой он привык, поэтому имело смысл поступить именно так. Он также хотел сделать накладку грифа с переменным радиусом, что постоянно не удавалось нам. Мы предприняли несколько попыток, и, наконец, спустя несколько месяцев, мы добились требуемого результата".

Сатриани также хотел, чтобы рычаг тремоло был выгнут особенным образом. Эту работу взял на себя Джим Донахью, который потом вспоминал "Я очень нервничал. Я зажимал рычаг за рычагом в тиски и тут же ломал их на глазах у него. На лице у него было написано: "Кто этот парень?""

В конце концов, все детали были выполнены, и модель JS1 была представлена в 1990 году. Ibanez решили, что гитара будет продаваться лучше, если установить на нее популярную комбинацию хамбакер/сингл/хамбакер, и в течение года выпускали такую версию, однако позднее вернулись к изначальной конфигурации.

А первой гитара, отправленной Джо Сатриани, на самом деле стала модель Power. Сатриани даже изображен с ней на обложке своего альбома "Dreaming #11". Однако Джо никогда не использовал Power и на самом деле записал альбом "Dreaming #11" на Radius.

Хром и не только

Еще одной идеей, над которой Ibanez работали совместно с Джо Сатриани, было создание гитары с хромированным покрытием, что позволило бы достичь такого же визуального эффекта, что и обложка альбома Сатриани "Surfing With the Alien", ставшего хитом. Данная задача оказалась предельно сложной из-за того, что для нанесения покрытия требовалось нагреть поверхность до высокой температуры. Металл ложился ровно, но, если древесина перемещалась хоть немного, покрытие вздувалось и отслаивалось. Для разработки технологии Ibanez привлекли к сотрудничеству местную промышленную инжиниринговую компанию. Они сумели выработать технологию и передали хромированный JS2 Сатриани, который с тех пор постоянно играл на нем. Хромированный JS2 появился в каталоге 1990 года, однако так и не был включен в прайс-листы и на самом деле никогда не производился серийно из-за нестабильности покрытия. Тем не менее, по рукам ходят несколько предсерийных хромированных JS2.

Нескольким другим моделям серии JS повезло больше. Модель JS3, выпущенная в 1991 году, была раскрашена вручную другом Сатриани, покойным художником Донни Хантом, изобразившим на ней замысловатый орнамент из стилизованных черепов. Корпуса гитар доставлялись Ханту, и ими были завалены вся его студия и весь дом. По настроению он принимался за работу и расписывал черепами несколько корпусов. Среди них не было двух одинаковых гитар, и возникла легенда, что черепа, с каждым разом все более устрашающие, были выражением того, что Хант знал о своей приближающейся смерти. Две другие именные модели Сатриани, представленные в том же году, были раскрашены его сестрами: JS4 с графикой, названной "Электрическая радуга", была придумана Джоан Сатриани, а JS5 с графикой под названием "Дождь в лесу" – Кэрол Сатриани. Всего было выпущено менее 50 этих гитар.

Даже в это шумное время возрождения рок-гитары джаз и джазовые музыканты оставались в поле зрения Ibanez и в 1990 году была представлена еще одна именная гитара. Модель Джорджа Бенсона GB12, выпущенная в часть 12-летия сотрудничества с Ibanez, имела корпус из волнистого клена и более глубокий корпус, чем у стандартной модели.

Hoshino идет на Запад

Разрастающийся Голливуд был местом, где происходили основные события – по крайней мере в том, что касается гитарного рока. Компания Hoshino U.S.A. получила калифорнийский регион от своего дистрибьютора, компании Chesbro, для того, чтобы увеличить свое влияние в Лос-Анджелесе. Временный офис для связи с артистами в Голливуде был организован Томом Танакой в 1986 году и возглавлен Чаком Фукагавой. Изготовление гитар и ремонт производились силами местной мастерской "Guitar Doctor", принадлежавшей гитарному мастеру Майку Лайпу.

В 1990 году компания Hoshino U.S.A. приняла решение расширить производство на Западном побережье и создать там склад и мастерскую для индивидуальных заказов. Мейс Бейли переехал в Голливуд, а Майк Лайп решил закрыть фирму "Guitar Doctor" и перейти на работу в Ibanez, продав все свое оборудование, включая фрезерный станок, первоначально приобретенный им в "Mighty Mite". Примерно в то же время, компания Hoshino приняла решение перенести фабрику H&S. Казалось более разумным решением писать адрес в Голливуде, нежели адрес в Бенсалеме на гитарах, произведенных в США. Поэтому они погрузили все оборудование в грузовик, и переехали в край бассейнов и кинозвезд. Так на карте Северного Голливуда появилось лос-анджелесское отделение компании.

Одна из проблем, с которыми H&S столкнулись в южной Калифорнии, были строгие нормы чистоты воздуха, что повергло в уныние Роджера Греско и мастеров американского отделения Ibanez. В результате было принято решение арендовать автомобильную окрасочную мастерскую, расположенную на той же улице. После переезда фабрики H&S на нее стали поступать дополнительные корпуса и грифы с фабрик Wildwood и Hosono Guitar Works. На фабрике Wildwood делались гитары и басы со сквозными грифами серии American Master, а на Hosono – корпуса и грифы для серии USA Custom Wood.

Рост продаж

К 1990 году объемы продаж сделали большой скачок вверх и продолжали расти. Фабрика Fujigen производила огромное множество разнообразных моделей с большим набором различных характеристик, чем другие компании, в том числе: различные типы корпусов, профили грифов, головы грифов, окрашенные в цвет корпуса, разноцветные инкрустации, реверсные головы грифов. Отчасти это было отражением одного из больших преимуществ, которое позволило Ibanez выжить. Такие компании, как Fender и Gibson преуспевали преимущественно благодаря своей близости к традициям. Ibanez же, не имея таких икон, как Les Paul или Stratocaster, выходил за рамки традиций и предлагал намного большее число различных моделей.

В это время в Японии компания Hoshino Gakki продолжала работу над совершенствованием фурнитуры. Флойд Роуз только что выпустил тремоло Floyd Rose III, с более низким профилем, позволявшим исполнителю класть ладонь на бридж и не опасаться ухода строя "вверх". Фритц Катох встретился с Роузом и набросал чертежи доработок для лицензированного тремоло Ibanez Edge, чтобы оно получило аналогичные преимущества. В результате вышло тремоло Lo-Pro Edge, которое изначально ставилось на именные и на некоторые высшие модели в 1991 году.

Хамбакеры, адаптированные под Floyd Rose

Одним примером разработок, появившихся в результате сотрудничества с музыкантами, стали звукосниматели DiMarzio, адаптированные под тремоло Floyd Rose. Типичный "суперстрат" имеет тремоло Floyd Rose с хамбакером в позиции у бриджа и двумя синглами. Тремоло Floyd Rose разработаны для использования со звукоснимателями, которые имеют магниты с расстоянием между полюсами как на гитарах Fender, которое шире, чем на "Гибсоновских" хамбакерах. Многие музыканты жаловались, что первая струна находится не точно в центре магнитного поля, создаваемого магнитовыводами, что отрицательно влияет на звучание (и на внешний вид тоже, поскольку магнитовывод и струна находятся не точно напротив друг друга). Ibanez настоятельно порекомендовали DiMarzio выпускать часть их хамбакеров с увеличенным расстоянием между магнитовыводами, как на синглах, чтобы они лучше сочетались с тремоло в стиле Floyd Rose. Компания DiMarzio (которая почти наверняка предпочла бы, чтобы Ibanez и все другие производители изменили расстояние между седлами на бридже) выпустила звукосниматель, адаптированный под Floyd Rose, и жизнь шредеров во всем мире значительно улучшилась.

Серия American Master… Снова

В 1991 году фабрика H&S имела полный портфель заказов, работая ускоренными темпами над созданием ярких и дорогих моделей, так ценимых "металлистами" и глэм-рокерами. Гитары новой серии American Master имели сквозные грифы и делались из волнистой древесины с многослойными корпусами. На серию USA Custom ставились корпуса из махагони с верхним слоем из волнистого клена. Также выпускались серии Exotic Wood и Graphic Design. К ним добавилась еще одна серия под названием Metal Design. Корпуса этих моделей делались из липы, сверху покрытой металлизированной тканью с орнаментом в виде звериной шкуры. Эта серия была придумана Джо Хошино, который, как всегда, старался выйти за рамки обыденности придумать нечто выдающееся. В их числе были такие покрытия, как "Серая змея", "Змея" и "Серебряный павлин".

В 1991 году Рой Мийахара был назначен вице-президентом Hoshino U.S.A. в знак признания его многочисленных заслуг в деле общения с артистами, разработке гитар и контроля качества (не говоря уже о том, что, придя в компанию в 1973 году, он проработал в ней гораздо больше, чем любой из сотрудников).

Графика "Татуировка с драконом" и "Бывалый" была рисованной, в орнаментах "Золотая кошка", "Серебряный павлин" и "Кошка джунглей" использовалась ткань. Корпуса сначала окрашивались в черный цвет, затем делались шероховатыми, после чего на них натягивалась ткань и поверх наносился слой прозрачного лака: "Татуировка с драконом", "Бывалый", "Золотая кошка", "Серебряный павлин", "Кошка джунглей".

Электронные штучки

В 1991 году также на свет появились новые электронные продукты, основанные на более простой аналоговой технологии, чем та, которая использовалась в нашумевших, но недолго просуществовавших приборах эры "цифровой революции" Ibanez в 1983-86 годах. Новая линейка педалей эффектов, первоначально прозванных "Chubby Tanks" ("Пухлые танки") была выпущена под именем Soundtank (чтобы устранить возможные поводы для шуток). Первые образцы были сделаны из металла, однако конечной целью разработчиков было создание линейки сверх-доступных эффектов, поэтому в итоге был использован специальный высокопрочный пластик. В линейку мог входить любой эффект, если только он имел три регулировки. Сперва покупатели отнеслись к этим странным, похожим на жучков, педалькам настороженно, однако со временем гитаристы оценили их достоинства, и продажи серии Soundtank взлетели вверх.

Многие считают, что педали эффектов Ibanez Soundtank внешне похожи на божьи коровки. Надо полагать, это не самая удачная ассоциация для привлечения молодых рокеров, перевыполняемых тестостероном, поэтому арт-директор компании Hoshino U.S.A. Джим Галлахер решил придать им более "мужской" характер и подчеркнуть, что название содержит в себе слово "танк". В качестве моделей в рекламе снялись многие работники компании Hoshino U.S.A., в том числе и сам Галлахер.

Также появились системы "Rock And Play", которые позволяли музыканту замедлять песню, записанную на кассете, в два раза для разучивания соло. Системы "Rock And Play" имели встроенные эффекты и выпускались в трех разновидностях: гитарная, басовая и вокальная. В 1992 году появилось цифровое устройство RP50, которое могло записывать и циклически воспроизводить отрывки длительностью до 15 секунд. Сэмплер RP50 был цифровым прибором, но ничего революционного в нем не было. Технология была остроумно позаимствована у оной японской компании, выпускавшей телефонные автоответчики. "Rock and Play" пользовались большим успехом, пока компакт-диски не вытеснили кассеты как основной носитель музыки.

Ты, грязное животное!

Любой поклонник Ibanez, возможно, задавался вопросом, почему в рекламе Ibanez так часто прибегают к изображению животных. Двадцать лет спустя после появления гориллы, рекламирующей педали эффектов, в каталоге электроники Ibanez 1982 года они по-прежнему вспоминают ее. Также были кампания под лозунгом "поймай тигра" (очень образный путь для рекламы "полосатых" верхов из волнистого клена, ставившихся на электрогитары серии Artist в то время), кампания по рекламе нового "полярно-белого" цвета, гиппопотамы в рекламе системы "Rock and Play" и даже приборы с названиями вроде "Слоновий компрессор" или "Попугаичий ящик". В Японии Джо Хошино был потрясен эффективностью использования образов мультипликационных животных в рекламе компании, производившей грелки. Осознав, что ему необходимо что-то, что сработало бы для различных групп покупателей по всему миру, которые говорят на разных языках, он пришел к выводу, что животные являются наиболее естественным решением.

Улучшение качества в Корее

События, придавшие Ibanez мощное ускорение в конце 80-х годов продолжались и в начале 90-х. Наступило процветание в сравнении со смутным временем, царившим еще несколько лет назад. Шред и хэви-метал были на пике своей популярности, а вместе с ними и Ibanez – компания, которая поставляла яркие гитары для скоростной игры ярким и быстрым гитаристам, игравшим в этих стилях. Но, уже в который раз, сгустились тучи, угрожавшие испортить праздник проливным доджем.

Одной из туч была все та же докучливая финансовая, наиболее заметная из всех. Том Танака беспокоился, что если курс доллара по отношению к йене продолжит падать, придется продолжить переносить производство в Корею. Если Ibanez намеревались выпускать в Корее больше гитар, им нужно улучшать их качество, приблизив его к тем стандартам, по которым гитары производятся в Японии. Разумеется, по мере того, как корейцы наберутся опыты, качество возрастет. Но дальновидный Танака не намеревался ждать. Он хотел ускорить процесс.

Джим Донахью хорошо помнит последовавшее за этим развитие событий: "Однажды Том позвонил мне на телефон, стоявший в ремонтной мастерской, и попросил зайти к нему в офис. Он спросил меня, не хотел бы я поехать в Корею и поработать на фабрике, обучая работников производству и настройке гитар. Я был потрясен вопросом, но ответил ему: "Конечно, без проблем, когда вылет?" Было принято решение, что я буду приезжать в Корею каждые две недели и помогать работникам фабрики лучше осознавать требования к качеству, выдвигаемые американским рынком".

На январской выставке NAMM 1991 года Донахью встретился с сотрудниками корейской фабрики и в следующем месяце вылетел вместе с Танакой из Нью-Йорка в Сеул. Если Донахью был поражен просьбой Танаки поехать на корейские фабрики, он был еще больше поражен пребыванием там. Фабрики казались заполненными хаотичной толпой (одной из причин для этого служит то, что корейское законодательство строжайше запрещает увольнение по сокращению штатов) и далекими от технологического совершенства. Затем Донахью заехал в Японию на фабрику Fujigen и был потрясен контрастом. Фабрика Fujigen испытывала трудности с наймом персонала для грязных, опасных и трудных работ (в Азии такие работы называют аббревиатурой DDD), связанных с производством гитар, например, окраска или работа на фрезерном станке. Поэтому фабрика закупила оборудование с компьютерным управлением, такое как фрезерный станки с ЧПУ, статические окрасочные камеры и даже роботизированные полировальные станки. Это позволило фабрике Fujigen постоянно производить продукцию высочайшего качества, сохраняя штат работников в неизменном состоянии.

Донахью вернулся из своего первого азиатского путешествия в страхе, что корейские гитарные компании никогда не достигнут должного уровня. Было еще одно большое отличие: работники фабрики Fujigen были большими поклонниками гитары. На корейских же фабриках, похоже, на работало ни одного человека, кто бы играл на гитаре. Во время одной из встреч на корейской фабрике Донахью был так раздосадован, казалось бы, непреодолимыми трудностями внедрения системы контроля качества и улучшения продукции, что сгоряча ляпнул: "Том, нам тут нечего делать". Невозмутимый Танака ответил успокаивающе: "Джим, Джим, все будет хорошо". Впоследствии Донахью осознал, что японским компаниям понадобились десятки лет, чтобы добиться того, что они имеют сегодня. Корейцы находились в ином положении. Большая часть разработок и исследований была уже выполнена, и многое из оборудования, используемого в Японии, было уже доступно и корейцам. Он понял, что процесс обучения пройдет намного быстрее, чем он ожидал. И те результаты, которые корейцы достигнут через несколько лет, будут совсем не удивительны.

Донахью продолжал свои ежемесячные визиты в Корею, каждый раз привозя корейским мастерам новые технологии и идеи для обучения и усваивания. Спустя несколько месяцев стало понятно, что его попытки начали приносить плоды. Многие из проблем с качеством, которые заботили компанию Hoshino U.S.A., были сняты. Часто такие визиты включали в себя передачу идей для создания новых моделей, разработанных Томом Танакой – ему всегда нравилось придумывать новые гитары. Фабрика приобрела такой опыт в создании образцов, что часто они были закончены к тому времени, когда Донахью собирался возвращаться в США.

То, что компания Hoshino U.S.A. теперь напрямую работала с корейскими фабриками, немного беспокоило компанию Hoshino Gakki, но Танака ответил им, что та старая схема работы была слишком медленной для ускоряющего свой шаг современного бизнеса.

Корея отличилась

Первыми корейскими моделями, разработанными компанией Hoshino U.S.A., стали гитары серии EX, представленные летом 1991 года, с такими "наворотами", характерными для более дорогих серий, как позолоченная фурнитура, окантовка и прозрачное покрытие корпуса. В серию входила первая серийная модель, разработанная Донахью, EX1700F – гитара с полым корпусом в стиле RG и одной "эфой". Компания Hoshino U.S.A. продолжила свою работу с корейскими фабриками над улучшением гитар. На гитары стали устанавливаться более твердые лады с профилем "jumbo" для того, чтобы новичкам было легче на них играть. Грифы приобрели более тонкий профиль, были разработаны новые анкерные стержни и добавлены новые улучшенные цвета и фурнитура. Тремоло с двусторонней фиксацией струн, используемые корейцами, имели несколько недостатков. Взамен Ibanez стали ставить импортные японские тремоло Takeuchi – Фритц Катох разработал в сотрудничестве с этой фирмой бридж Lo-TRS, уже используемый на некоторых японских моделях. Модели серии EX с этими улучшениями дебютировали в 1992 году. В течение 1992 года в Японии было разработано несколько других моделей, главным образом, басов. В их число входил бас CTB, вариация на тему Soundgear, а также ATL10, акустический бас с тонким корпусом в стиле модели Ferrington. Еще одной новой моделью стал бас Affirma, созданный в сотрудничестве Фритцем Катохом и швейцарским дизайнером Рольфом Спулером. Эти яркие современные басы имели сквозной гриф и были сделаны из таких пород дерева, как саман, махагони, волнистый клен и орех. В бридж были встроены пьезозвукосниматели под каждым седлом, что было сделано для расширения звуковых возможностей инструмента. Колки были перевернутыми для более равномерного распределения натяжения струн, а на четырехструнных моделях была установлена патентованная система перестройки четвертой струны в "ре". Басы Affirma были выпущены мизерным тиражом, однако дизайн этой серии десятилетием позже был повторен в намного более успешной серии бас-гитар Ergodyne EDA.

В 1994 году обменный курс йены по отношению к доллару сделал невозможным производство в Японии даже моделей RG средней ценовой категории. К счастью, по мере того, как курс доллара падал, качество корейских производителей возрастало, поэтому Ibanez могли смело ставить имя RG на корейские инструменты. Поскольку великий "корейский" эксперимент увенчался успехом (и розничные продавцы так и не смогли привыкнуть к приставке "EX" и ярко-красному логотипу), от названия EX отказались. С того времени на модели RG, делавшиеся как в Корее, так и в Японии, ставилось только тремоло с фиксацией струн, а модели с тремоло без фиксации были переименованы в RX.

Неожиданная альтернатива

В январе 1992 года компания Hoshino U.S.A. выпустила свой самый популярный каталог, в котором содержались интервью с эндорсерами Ibanez, рассказы об их музыке, их гитарах и планах на будущее. И, разумеется, будущее многих из тех музыкантов и гитар, на которых они играли, казалось самым светлым. Но это было не так. Потому что появилась группа под названием Nirvana. Все изменилось в мгновенье ока. Спандекс, хэви-метал и Лос-Анджелес превратились во фланель, альтернативу и Сиэттл.