Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Fender. История глазами очевидца.
Глава 17. Fender Musical Instruments – 1985

Биллу Шульцу и его компаньонам удалось выкупить Fender. Фредди Таварес заявил, что теперь он сможет спокойно уходить, зная, что Fender находится в надежных руках. Фредди был прав. Марка Fender не пропадет.

CBS Musical Instruments больше не было. Название изменили обратно на Fender Musical Instruments. Билл Шульц вывез компанию из того огромного здания, которое построило CBS, поскольку в 1985 году такого обширного пространства уже не требовалось.

Незадолго до этого здоровье Лео начало ухудшаться. Он был не из тех, кто легко сдается, и за все эти годы много раз оставался работать на фабрике, когда ему следовало бы лежать дома в кровати. Как ранее говорилось, одна из причин продажи Лео Fender Electric Instrument Co. заключалась в том, что в то время у него были проблемы с инфекционным свищевым воспалением.

Джордж продал Лео свою долю в G&L, и по настоянию Лео «G» было изменено на «Guitars». G больше не означало «Джордж». Тем не менее, компания по-прежнему называлась G&L, но не «Джордж и Лео». Когда вы звонили, секретарь отвечала вам, что это компания “Guitars by Leo” («Гитары от Лео»). Я спрашивал Лео, стал ли Джордж более ответственным и научился ли принимать решения, в отличие от того времени, когда он работал на Fender. Лео ухмыльнулся и сказал: «Думаю, он не слишком изменился».

В конце восьмидесятых мне звонил Дэйл Хайэтт, говорил, что у него проблемы, связанные с производством на G&L. Он пытался все решить самостоятельно. Я знал, что у них проблемы и с деньгами, и сказал Дэйлу, что если он хочет, я могу помочь ему бесплатно. В конце концов он позвонил и попросил, и на следующий понедельник я начал работать в G&L. Я подумал, что вернулся в этот бизнес.

В первый день за ланчем к нам присоединился Лео. Дэйл ушел заказывать, и Лео сказал мне: «У меня проблемы на фабрике, и я собирался тебе звонить, если бы Дэйл этого не сделал». Так я выяснил причину звонка. Лео тогда уже не мог сам водить машину, и его надо было очень внимательно слушать, чтобы понять, поскольку его речь была нарушена интенсивными препаратами.

Дэйл не слишком лестно отзывался о деятельности Джорджа Фуллертона в качестве начальника производства на G&L. Он считал, что Джордж больше заботиться о своем бонусе, чем о том, как надлежащим образом выстроить производственный процесс. Как бы то ни было, технологическое планирование приносило Лео убытки, ведь в конечном итоге платил за все именно он.

На G&L я не задержался, потому что условия работы мне не понравились. Мне даже не выделили нормального кабинета, хотя и дали помещение и стол. Я ушел, потому что счел ситуацию неразрешимой, и мне было очень жаль, что я не смог помочь Лео.

Мой партнер по боулингу Рэй Уинчелл ушел из CBS Musical Instruments в 1984 году на должность в кредитном отделе Rolandcorp US. Вскоре после этого Рэй стал председателем музыкального отделения Национальной ассоциации специалистов по кредиту. Билл Шульц не терял Рэя из виду, и в 1987 году, через два года после того, как он купил Fender, пригласил его вернуться и поработать кредитным менеджером. После возвращения на Fender Рэй вскоре стал председателем музыкального отделения Южнокалифорнийской Ассоциации специалистов по кредиту. Горжусь, что именно я взял его на работу в начальные годы Fender.

В январском выпуске Music Trades за 1990 год вышла следующая статья его редактора Брайана Маджески, приводящаяся здесь с его согласия:

CBS MUSICAL INSTRUMENTS
Два неудачных квартала – и вы вне игры

CBS с размахом вошла в 1965 году в музыкальную индустрию, заплатив колоссальные деньги – 13,5 млн долларов - за Fender Musical Instruments. Тогда же они купили New York Yankees почти за 11 миллионов долларов. В числе их последующих покупок были Electro Music, производитель динамиков Leslie, Steinway & Sons, Gulbransen Organs, Gemeinhardt Flutes, Rodgers Organ, Lyon&Healy Harp и остатки ARP Synthesizer Company. Под руководством Роберта Дж.Кэмпбелла CBS Music открыто провозгласили цель превзойти своего принципиального конкурента Norlin.

Основным методом деятельности CBS было заплатить чрезмерную цену за музыкальную компанию, а потом заставлять менеджмент выдавать немыслимые показатели прибыли. Невероятные запросы побуждали менеджеров компании совершать вопиющие вещи, такие как отказ аннулировать безнадежные задолженности или списывать инвентарный хлам, завышение продаж, уменьшение показателей несостоятельных сделок с розничными продавцами.

Если и существовала когда-нибудь компания, не думавшая о будущем, то это была CBS Music. Деньги бездумно тратились на роскошный офисный комплекс под Чикаго, а капиталовложения в оборудование и продукцию составляли жалкие гроши. Как объяснял один бывший вице-президент: «Корпоративное руководство не волнует, как вы добиваетесь показателей, их только волнует, чтобы показатели были».

К 1980 году менеджмент CBS Music уже не знал, как отсрочить плохие новости, и компания начала терпеть убытки. На фоне ухудшения общей экономической ситуации управленческие просчеты стали более очевидны, и убытки начали расти. В 1985 году, когда они превысили 40 млн долларов, компания решила уйти с музыкального рынка. К сожалению, выход CBS из бизнеса был таким же неловким, как и 20-летнее в нем присутствие: 10 млн составила цена ликвидации Gulbransen; Fender предлагали купить чуть ли не каждой компании в гитарной отрасли, без тени смущения; а Steinway, Rodgers, Lyon&Healy и Gemeinhardt больше года чахли на рынке из-за нерешительности руководства. Позитив лишь в том, что вся бывшая собственность CBS после распродажи оказалась в хороших руках.

Мой друг Брайан Маджески попал в самую точку. Не знаю, как сложилась судьба других компаний, которыми владела CBS, но к тому времени, когда Брайан написал в 1990 году эту статью, Билл Шульц проделал исключительную работу по возвращению Fender на ее прежние позиции в авангарде отрасли. Фредди Таварес оказался прав. Марка Fender попала в хорошие руки.

Я рассказывал вам, что первый деловой партнер Лео Фендера Док Кауфман умер 26 июня 1990 года. Возможно, если бы Лео не встретил Дока и не работал вместе с ним в те начальные годы, сегодня не было бы и Fender Telecaster, Stratocaster и Precision Bass. Вскоре после того, как умер Док, Лео потерял и еще одного своего друга и бывшего сотрудника. 24 июля 1990 года скончался Фредди Таварес. Фредди работал бок о бок с Лео в конструкторской лаборатории в золотые начальные годы Fender Electric Instrument Co., когда задумывался Stratocaster. Он помогал Лео в разработке всей продукции Fender начиная с 1953 года до продажи компании в 1964-м.

Фредди был похоронен на кладбище Оаху, в Гонолулу, Гавайи, в своем родном штате. Мой друг Джерри Бёрд рассказывал, что на его похоронах он играл на стил-гитаре. Я знаю, что Фредди одобрил бы это, он восхищался талантом Джерри. Я так благодарен Богу, что смог отобедать с Фредди и нанести ему визит незадолго до того как он заболел. Он был чудесным человеком.

Лео Фендер присутствовал на поминальной службе по Фредди Таваресу, которая прошла в Анахайме 31 июля 1990 года. Это была чудесная служба, пришло много друзей Фредди, в том числе Джордж Фуллертон, Дэйл Хайэтт, Алвино Рэй, Билл Шульц, и многие другие, так что в помещении не осталось свободного места.

Лео выглядел очень плохо и с трудом мог говорить и передвигаться. Он вел себя так, будто находился под воздействием сильного успокоительного, абсолютно апатично. Я, конечно, надеялся, что Лео не принимает лекарств в сверхдозах, ведь Лео был очень гордым человеком, и ситуация, когда он не мог вразумительно поговорить с друзьями, должна была его сильно смущать.

После службы я хотел пообщаться с Лео, но с трудом понимал, что он пытается сказать. Перед тем как расстаться, он взял обеими руками мою ладонь, и было очень трудно его слушать. Со слезами на глазах он сказал: «Послушай меня, не старей. Это тебе не идет». И слабо улыбнулся. То были последние слова, которые мой дорогой друг мне сказал, и последний раз, когда я его видел.

Лео Фендер скончался в четверг 21 марта 1991 года. Похороны прошли во вторник 26 марта, он обрел покой возле своей первой жены Эстер. В конце концов они снова были вместе. Я верю, что где-то там в небесах они так или иначе об этом знают.

В тот день около полудня мне позвонил Джордж Фуллертон, он сказал: «Не хочу тебя расстраивать, но я с плохими вестями – сегодня утром Лео умер». Джордж и Дэйл Хайэтт жили неподалеку от Лео, а я тогда жил в 75 милях от них. Они каждый день поочередно привозили Лео на обед и в лабораторию, где он два-три часа работал, так что они могли судить о состоянии его здоровья ежедневно. Это сообщение Джорджа меня потрясло, хотя внутренне я уже давно к нему готовился.

Поминальную службу по Лео отслужили в субботу 30 марта 1991 года в местной фуллертонской церкви. Пришли множество его друзей, включая Дэнни Майклса, Хэнка Пенни, Алвино Рэя, Эдди Дина, Харольда Родеса, Джина Гэлиона, Джорджа Фуллертона, Дэйла Хайэтта. Дэнни, Хэнк, Алвино и я сказали последние слова о Лео. Мне было очень тяжело рассказывать о моем к нему отношении перед лицом стольких его друзей.

Всегда буду помнить это бряцание по открытым струнам гитары, когда Лео проверял новый усилитель… то доверие, которое он оказывал мне, когда у нас возникали проблемы, а он поручал мне действовать по моему усмотрению… наши ланчи каждый рабочий день… множество различных диет, которые он начинал, рассчитывая, что я к нему присоединюсь, чтобы вместе испытать прелести его нового открытия в области питания… как мы смотрели новые машины, когда они выпускались каждый год … как я провожал его из боковых ворот, когда по вечерам он отправлялся домой… карточные поединки между мной с ним и Джоан и Эстер по субботам… как он подшучивал над Эстер, когда она злилась и говорила ему «Ты забыл, что здесь ты не у себя на своем скрипичном заводике!». Столько много вещей, которых мне будет не хватать, но слава Богу, у меня еще есть память. Это было последнее прощай Лео Фендеру, человеку, который оказал на мою жизнь величайшее влияние. Он дал мне возможность быть причастным к миру музыки. Я навсегда буду благодарен ему за это.