Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Fender. История глазами очевидца.
Глава 7. Fender Precision Bass

Бас-гитару изобрел не Лео Фендер. Я видел этот инструмент еще в середине 40х, когда Смайли Бёрнет (Smiley Burnette), старый друг Джин Отри, выступал в театре в Элайенсе (Огайо). В его группе была бас-гитара Rickenbacker. По правде говоря, выглядела она как метла со звукоснимателем. У нее не было ладов, и играли на ней, как на собачьей будке в вертикальном положении.

Лео Фендер первым сделал электрический бас с ладами, на котором можно было играть как на обычной гитаре. И здесь он снова позаимствовал идею и довел ее до совершенства.

Я спрашивал Лео, как ему пришла в голову идея сделать электрический бас. «Просто, - сказал он, - чувствовалась потребность в таком инструменте. В сороковые и пятидесятые было много гитаристов, игравших в оркестрах, которые переходили на «вертикальные» басы. С огромными будками было чертовски сложно управляться. Большой проблемой было, например, если исполнитель на таком инструменте еще и пел. Нужен был транспортабельный бас с ладами, который был бы слышен в оркестре. Если бы у баса были лады, тогда музыканту не надо было бы слушать, попал он в ноту или нет».

Чтобы удовлетворить эту потребность, в 1950-м году Лео начал разрабатывать модель бас-гитары. Первые вышедшие из производства басы появились только во второй половине 1951-го, и выглядели они как увеличенные телекастеры. Я спрашивал Лео, как родилось название Precision Bass. «Очень просто. Если музыкант зажимает правильный лад – получается правильная нота, точный результат*».

Струн для опытной модели не было, ведь тогда просто не существовало инструмента, на который их можно было поставить. Для своих первых моделей Лео вынужден был брать жильные струны и обматывать их тонкой железной проволокой. Он говорил, что это была адская работа. Конечно, после того как бас-гитара получила признание, он стал заказывать струны для них у V.C.Squire. Он покупал у них все гитарные струны, и я тоже покупал наши струны у них, после того, как меня в

1954 году взяли на работу менеджером. CBS приобрели Fender и занялись управлением компании в январе 1965-го. Незадолго до этого они купили V.C.Squire Co.

Я спрашивал Чарли Хейэса, как принимали Precision Bass на выставке NAMM 1951 года. Вот что он сказал: «Те, кто еще не был уверен, что Лео свихнулся, когда он привез цельнокорпусную гитару, окончательно убедились в этом, когда он показал бас-гитару. Он были убеждены, что только полный идиот мог играть на такой штуке».

Лео, Чарли и Дон Рэндалл не были разочарованы этими первыми впечатлениями, которые произвела бас-гитара, потому что были уверены, что правы. Я уверен, что конкуренты наверняка забеспокоились, увидев такую вот рекламу:

Precision Bass. Один из величайших примеров развития современных инструментов. Быстро становится предпочтением музыкантов всех направлений. Скромный в размерах, но богатый в музыкальном плане. В сравнении с обычным акустическим басом требует лишь малой доли усилий при игре. Очень удобен для быстрой тонкой исполнительской техники. При надлежащем усилении позволяет добиться гораздо большей слышимости, чем обычный акустический бас. Тембр удовлетворяет самые взыскательные требования, а транспортабельность – воплощение мечты каждого басиста.

Подумайте вот о чем. На задних страницах большинства справочных книг сообществ музыкантов они перечисляют почти все инструменты, о которых вы только можете подумать, и под каждым названием – музыкантов, играющих на этом конкретном инструменте. Я знаю, что на протяжении многих лет справочник объединения Union Local 47 в Лос-Анджелесе содержал графу «Fender Bass», а не «бас-гитара». Я считаю, что это была большая честь для Лео, потому что я ничего не слышал о каких-либо других инструментах, которые включались бы в список таким образом.

Сегодня Precision Bass – самая задействуемая в мире модель бас-гитара. Лично я думаю, что это самый большой вклад Лео в музыку, и думаю, что он тоже считал это своим самым большим достижением. Почти невозможно найти сейчас кого-то, кто еще играет на старом вертикальном басу-«будке».

Одним из самых лучших переездов в моей жизни был переезд из Акрона (Огайо) в Калифорнию в 1951 году. В начале того года неожиданно выпал снег, толщина покрова была более 13 дюймов, и он застал нас с моей женой Джоан врасплох, без зимней резины. Без нее ехать было невозможно, и мне пришлось обойти множество разных магазинов, прежде чем я нашел ее комплект. Мы с Джоан тогда решили, что еще на одну зиму в Акроне не останемся. На самом деле, я думаю, что мы уже долгое время просто искали предлог для переезда в Калифорнию. В 1951 году у обоих у нас была отличная работа на Goodyear Aircraft. Джоан работала секретарем одного из руководителей компании, а я занимал хорошую должность в контрольном управлении. Мы получали очень приличные деньги, и просто уйти, не имея других предложений, было серьезным решением.

Но тем не менее, мы оба ушли с работы и переехали в Риверсайд (Калифорния). 25 мая 1951 года я выехал в Фуллертон, чтобы отланчевать с Лео. Это на расстоянии 35 миль от Риверсайда. Я рассказал ему о нашем переезде в Риверсайд. Он поинтересовался, что я собираюсь делать, и я сказал, что, наверное, стану искать работу в Риверсайде.

С собой я привез мою 10-струнную стил-гитару, которую сделал в 1944-м. Лео сфотографировал меня с гитарой в приемной комнате своего нового панельного здания на углу Pomona и Santa Fe. Он выспросил меня о ней все что можно. Я знал, что он очень занятой человек, и поэтому отклонил его предложение пройтись по фабрике. Потом я вернулся в Риверсайд.

Вскоре я устроился инженером-технологом на Food Machinery Corporation в Риверсайде. Я помогал расписывать процедуру сборки на производстве танка-амфибии LTV-5 для морской пехоты. Я также разработал календарь планирования для использования на производстве этого танка. Система была одобрена командующим Эйерсом (Ayers) как разработка Пентагона для использования пятью различными компаниями, которые занимались танком.

В 1952 году Лео внес изменения во внешний вид корпуса Twin Amp. Тканью затянули всю переднюю поверхность, от края до края, и усилитель стал выглядеть намного шире, чем он был на самом деле. Он выглядел на 100% лучше, и вся линейка усилителей была обновлена таким же образом. Все они были затянуты в эту теперь уже знаменитую холстину в коричнево-белую полоску, использовавшуюся для упаковки авиабагажа.

Тысяча девятьсот пятьдесят второй стал также первым годом выпуска Ученического Сета (Student Set) – продававшихся в паре лэп-стил-гитары и усилителя. Это была гитара Champion, с корпусом из лиственной древесины, покрытым перламутровым ацетатным пластиком, и сменяемым грифом. По сравнению с прежними моделями блок управления тембром и громкостью для облегчения игры был перемещен. Гнездо для «джека» располагалось не в конце корпуса, а сбоку, и утапливалось.

В сет входил небольшой усилитель, новая версия Champion 600, теперь называвшаяся Champ. Сделан он был в точности как профессиональный усилитель, со скрепленными «в замок» сосновыми углами в ѕ дюйма. Все, что делал Лео, было крепким на совесть. И конечно, усилитель был обтянут той же диагональной коричнево-белой авиационной холстиной. У этого маленького усилителя было два входных гнезда типа «джек», управление громкостью, орнаментированная панель, встроенное в панель устройство для предохранителя и шестидюймовый динамик. Лео все свои усилители – большие и маленькие, дешевые и дорогие – делал удобными в обслуживании. Не забывайте, он ведь занимался радиоремонтом.

К концу 1952 года Лео разработал линейку стил-гитар Stringmaster. Это были двух-, трех- и четырехгрифовые модели. До сих пор лучшее, что он мог предложить профессиональному музыканту, были его гавайки Dual Professional и Custom 3-Neck. И конечно же, на этих гитарах были установлены фантастические датчики direct string. Линейка Stringmaster в плане звукоснимателей выглядела более привычно.

Другими словами, струны там проходили над катушками, а не через них. Он также сконструировал «стрингмастеры» с двумя датчиками на каждый гриф. Он называл это «двойной сбалансированный звукосниматель». Он монтировал датчики близко друг к другу, чтобы устранить фон и внешние наводки - то есть, другими словами, чтобы получить эффект «хамбакера». Двойной датчик, как он утверждал, давал широкий звуковой спектр, которого было невозможно добиться с гитарным датчиком типа «сингл».

Лео смонтировал новую схему соединения звукоснимателей, которая позволяла исполнителю добиваться любого тембра, от низкого баса до высокого стакатто, одним движением регулировки тембра. Он утверждал, что регистр тембра новых «стрингмастеров» был гораздо шире любого другого, когда-либо им сделанного. Кроме того, он сделал звукосниматель полностью регулируемым, чтобы облегчить достижение баланса тембра. У каждого грифа был свой отдельный блок управления, с возможностью выставления сбалансированного тембра двух звукоснимателей.

На «спрингмастерах» каждый гриф был приподнят, а в корпусе вдоль грифов сделаны вырезы, чтобы обеспечить свободу исполнения на всех грифах. Гитары были очень тяжелыми, и снабжались четырьмя выдвижными ножками, благодаря которым можно было выставить различную высоту расположения инструмента начиная от положения сидя до обычной позиции стоя. Разработал это устройство Лео, и механизм регулировки высоты ножек был безупречен.

Грифы на «стрингмастерах» были снабжены регулируемыми бриджами, так что всегда можно было отладить настройку с учетом различного калибра струн, добиться точного строя гитары. Другой особенностью был регулируемый бридж, обеспечивавший исполнителю выбор расстояния между струнами.

Наконец, еще одна эксклюзивная вещь, которую Лео делал для исполнителя на своих гавайках “Stringmasters” : на одном из грифов можно было натягивать особые басовые струны, позволявшие получить строй на октаву ниже обычного для стил-гитар. Это было здорово, потому что можно было получить ранее недоступный саунд и эффекты. Ноэл Боггс был одним из тех, кто, на мой взгляд, мастерски освоил басовый гриф Stringmaster.

Поначалу двух-, трех- и четырехгрифовые «стрингмастеры» выпускались только с мензурой 22 Ѕ дюйма (мензура – это расстояние от бриджа до верхнего порожка). Затем, в середине 1955-го, появились также двух-, трех- и четырехгрифовые гавайки с мензурой 24 Ѕ дюйма. Это, конечно, расширило для музыкантов выбор стил-гитар высокого качества.

Разработав эту гитару, Лео превратил все другие стил-гитары в совершенно устаревшие. К сожалению, великолепные «стрингмастеры» повторили судьбу динозавров и исчезли с наступлением современной эпохи педальных стил-гитар.

В 1952 году Лео пришел к выводу, что ему понадобится новые площади для работы – очень большие площади, место, где он мог бы развернуться как ему нужно. Он купил несколько акров земли, протяженностью примерно 200 футов вдоль South Raymond Avenue, одной из главных улиц в Фуллертоне. Сзади участок простирался вдоль поперечной улицы, East Valencia Drive, чего с лихвой хватало для будущего расширения до девяти зданий.

Он позвонил своему другу Грэди Нилу, строителю-подрядчику, и Грэди занялся строительством четырех железобетонных построек 40х120 футов. Они были устроены довольно просто, с восьмью раздвижными дверями и тремя входами с каждого торца. Между первым и вторым и вторым и третьим зданиями были десятифутовые проходы. Лео думал построить несколько таких зданий, чтобы можно было сдавать их, если музыкальный бизнес выдохнется. Грэди обещал, что здания будут готовы к эксплуатации к концу 1953 года.

Вы помните, что Лео любил гавайскую музыку и много слушал ее в молодые годы, потому что пароходная кампания использовала ее для рекламы своего Royal Hawaiian Hotel. В 1934 году один знатный господин по имени Гарри Оуэнс собрал Гавайский королевский оркестр, и до 1940 года они оставались главным эстрадным развлечением в Royal Hawaiian Hotel. В тот год он отправился со своим оркестром в тур по Соединенным Штатам и Канаде. Их возвращение в Royal Hawaiian Hotel было испорчено японским нападением на Пирл-Харбор 6 декабря 1941 года. Гарри перевез многих музыкантов своего оркестра в Калифорнию, где они занялись работой в киноиндустрии, на записях, в известных гостиницах. В конце сороковых он со своей собственной программой стал одним из пионеров телевидения.

Я рассказал вам эту историю, потому что молодым человеком, который все эти годы играл у Гарри Оуэнса на стил-гитаре, был ни кто иной как Фрэдди Таварес (Freddie Tavares). Фрэдди был настоящим гавайцем, он родился в Мауи в 1913 году, и любил острова. Он рассказывал мне, что жил в Royal Hawaiian Hotel все те годы, что оркестр играл там. Он говорил, что его днем его жизнь составляли серфинг, плавание и солнце на пляже Вайкики, а вечерами - исполнение музыки. Его брат Эрни тоже был одним из первоначальных участников оркестра.

Со временем Фрэдди Таварес захотел покинуть оркестр, и на смену себе обучил другого известного (по крайней мере для нас, стариков) музыканта, Эдди Буша. Вскоре после этого Фрэдди познакомился с Лео. Для Лео он был настоящей удачей, потому что у Фрэдди был опыт обращения с чертежами и электросхемами, и он умел играть и на обычной гитаре и басу. Он был просто всем, в чем нуждался Лео в области исследований и разработок.

В то время Фрэдди работал по вызовам на киносъемках и в студиях, и Лео не мог оплачивать ему почасовую работу по тем же ставкам, что он получал на студиях, так что начиная с марта 1953 года он просто стал работать на Лео неполный рабочий день. Поначалу Лео это устраивало, но вскоре Фрэдди уже работал на полную ставку. Он оставался правой рукой Лео в исследованиях и разработках до того момента, как Лео продал компанию CBS.

Тем временем кое-что интересное происходило и за кулисами. Вы помните, что Лео был недоволен деятельностью своего дистрибьютора Radio and Television Equipment Company. Где-то в середине 1953 года он создал новую компанию, Fender Sales, Inc. Образовали ее четыре партнера – Лео Фендер, Дон Рэндалл, Эф-Си Холл и Чарли Хейэс. Каждый инвестировал в предприятие по 25 тысяч долларов.

Создание Fender Sales, Inc., президентом в которой стал Дон, было одной из самых сильных вещей, сделанных Лео в Fender. Вы можете иметь лучший в мире товар, но если никто не знает о нем, какая вам от этого польза? Дон же не только думал, что у него лучший товар, он делал так, чтобы об этом услышал даже самый пропащий. Думаю, что его маркетинговые идеи были действительно выдающимися. Он превратил Fender Sales, Inc. в одну из самых успешных дистрибьюторских структур в истории музыкального бизнеса. Это не только мое мнение; то же самое я слышал и от многих других, включая множество наших конкурентов.

В то же время, происходило и кое-что другое, о чем Лео, Дон и Чарли не знали. Эф-Си Холл вел переговоры с Адольфом Рикенбекером (Adolph Rickenbacker) о покупке Electro String Instrument Corporation. Только представьте себе историю этой компании, все те заслуги первооткрывателя, которые принадлежат ей в развитии струнных электроинструментов. Эф-Си Холл был консерватором по своей природе, но он был толковым бизнесменом. Он купил Electro String в декабре 1953 года. Уважаемый читатель, этот шаг будет иметь последствием кое-какие проблемы.

А пока - большой переезд. Еще до конца 1953 года все производство Fender переехало в четыре новых железобетонных блока по адресу 500 South Raymond, Fullerton, California. Это было действительно большое событие в ранней истории Fender. Именно здесь компания познает времена своего самого большого роста, здесь она станет одной из самых значительных историй успеха в истории музыкального бизнеса. Здесь Лео проведет свои последние рабочие дни в качестве главы компании, носящей его имя. Этот адрес потеряет свое значение после продажи компании CBS, что практически уничтожило имя Fender. Но слава Богу, его удалось спасти.