Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Fender. История глазами очевидца.
Глава 6. Обычная цельнокорпусная электрогитара.

Много лет Мерл Трэвис и Лео спорили, кто из них может называться отцом «обычной» цельнокорпусной электрогитары. Лео не особенно распространялся на эту тему. Мерл, судя по всему, считал, что у него оснований больше. Со временем мы с Мерлом стали хорошими друзьями, и он рассказал мне свою версию этой истории, но, наверное, лучше дать вам прочитать отрывок из статьи, которую написал Мерл.

Шоу-программу, о которой говорит в статье Мерл, продюсировал Клиффи Стоун, в 1946-47 гг. она каждый субботний вечер проходила в маленьком городке Плацентия недалеко от Фуллертона. Телевидению и шоу-программам, которые продюсировал в южной Калифорнии Клиффи, обязаны многие артисты. Тогда Лео еще держал свою радиомастерскую и приходил по субботам в Плацентию, чтобы проверить исправность радиосети.

Вот воспоминания Мерла, как они были опубликованы осенью 1979 года в выпуске JEMF Quarterly, издававшемся мемориальным фондом Джона Эдвардса:

Воспоминания Мерла Трэвиса: 1944-1955. Часть 2.

В 1947 году без мотоцикла я не перемещался дальше чем на 50 метров. Тогда я и познакомился с человеком, который работал диктором на мотогонках в окрестностях Lincoln Park округа Лос-Анджелес. Его звали Пол А.Бигсби, а мы звали его Пи-Эй.

Пи-Эй сделал Хоакину Мерфи стил-гитару, которая была настоящим произведением искусства. У нее был очень красивый звук. Я ломал голову, почему у стил-гитар такой сильный сустейн, а у гитар с акустическим пустотелым корпусом, как у меня, звук затухает очень быстро. Я пришел к выводу, что это из-за сплошного корпуса стил-гитар.

Другой головной болью для меня была замена струн на гитаре. Когда я брал свою гитару на колени, чтобы поменять струны, те, что были снизу, оказывались «не с той стороны». Менять их было очень трудно. Я всегда задавал себе вопрос, почему бы не разместить все колки с одной стороны?

Однажды Пи-Эй Бигсби появился на радиостанции KXLA в Пасадене присмотреть за трансляцей. Там-то я и прижал своего друга Бигсби.

«Если я тебе нарисую гитару, ты сможешь сделать ее по моему рисунку?» - поставил я вопрос ребром. «Я могу сделать что угодно» - ухмыльнулся нескромно Пол А.Бигсби своей обычной улыбочкой.

Я схватил листок бумаги и начал рисовать. Изобразил гитару с головой грифа, на которой все колки были с одной стороны. Толщину указал чуть больше дюйма. Нарисовал прикольный срез конца грифа и маркеры ладов в виде карточных символов. Хотелось, чтобы они были инкрустированы перламутром. Я нарисовал подлокотник и струнодержатель как у скрипки-фиддла, просто для украшения.

«Вот чего я хочу» - сказал я Бигсби и отдал ему листок. «Не беспокойся, я ее сделаю, и преотлично» - ответил этот парень.

Он позвонил через несколько недель. «Трэвис, я сделал твою безумную гитару – проскрипел он в трубку. - Более того, она безупречна. Я даже сделал для нее футляр».

Я направился в Дауни посмотреть, что он там сделал. Такой вот она и была. В точности как я ее себе представлял, кроме одного – я не думал, что он сделает ее из клена «птичий глаз», с пикгардом из орехового дерева с инкрустированным на нем моим именем, да и струнодержатель из полированного ореха и маркеры ладов в виде карточных мастей были совершенно безупречны. На верхушке грифа он сделал еще одну штуку на пару сотен центов. Завитушками из перламутра там было выгравировано имя Бигсби, которому позднее предстояло стать знаменитым среди музыкантов.

Инструмент звучал великолепно для своего времени. Он пользовался повышенным интересом у публики, когда вечерами по субботам я играл на танцах у Клиффи Стоуна в местечке под названием Плацентия, в четырех милях от Фуллертона (Калифорния). Именно там жил мой друг Лео Фендер. Он тоже отлично делал кое-какую работу.

Однажды вечером он пришел на танцы. Думаю, он заскочил посмотреть на этого паренька, наделавшего столько шума, Теннесси Эрни (Tennessee Ernie), который одевался в огромные балахоны, надвигал шляпу на лоб, застегивался на огромную булавку и щеголял выбитым передним зубом. Но когда он начинал петь, крышу сносило.

Лео Фендер спросил, как мне нравится такая гитара. Я рассказал обо всем хорошем в ней, немало прихвастнул от себя и вроде бы упомянул, что сделал мне ее Пи-Эй Бигсби. Лео захотел позаимствовать гитару до следующей субботы, сказал, что хочет сделать похожую. В следующую субботу он принес мою гитару обратно. С собой он принес еще одну, почти такую же. Мне она показалась отличным инструментом, о чем я ему и сказал. В ответ он попросил сыграть на ней, что я с большим удовольствием и сделал.

Его гитара была достойна, звучала отлично и игралось на ней очень легко. Конечно, у Лео за неделю не было возможности делать инструмент из дорогого клена с разными фишками. Но он сделал почти такую же гитару, как моя от Бигсби. По мере того, как о ней узнавали все больше музыкантов, они отправлялись в Дауни просить Пола А.Бигсби сделать «гитару со сплошным корпусом небольшой толщины и колками на одной стороне».

Бигсби всегда был человеком себе на уме. Он сделал еще несколько гитар, а потом завязал. Он рассказывал мне о людях, которые по-прежнему шли к нему.

«Я формовщик на фабрике. Я не гитарный мастер. У меня нет времени делать для вас эти дурацкие штуковины. Отправляйтесь в Фуллертон, ищите там Лео Фендера. Он вам сделает гитару, а я не буду!».

Один человек пришел к Лео Фендеру, потом два человека. Потом две тысячи. Потом Лео Фендер построил фабрику. Они делали гитары Fender. Они делали бас-гитары Fender (которые он сконструировал). Они делали стил-гитары Fender, классные усилители Fender. Они продавали разнообразные струны Fender.

Еще через несколько лет Фендер продал бизнес CBS, как писали в газетах, миллионов этак за тринадцать долларов. Лео Фендер отправился на пенсию.

Все это началось еще в сороковых годах. Много лет спустя я как-то раз встретил парня с гитарой Fender. «Ну и как она тебе?» - спросил я его. «Лучше всех» - ответил парень.

«Это я ее придумал» - сказал я.

Парень покосился на меня и ушел. Я только слышал, как он потом говорил: «Видел я тут одного чудака, он меня спросил про мой Fender, а потом у него, видно, крышу сорвало. Это я, говорит, ее придумал! Безумец какой-то…». Однажды меня Чет Флиппо брал у меня в Калифорнии интервью для нью-йоркского журнала Rolling Stone. Я воспользовался возможностью и рассказал ему эту историю.

Когда его материал был опубликован, получилось, что я какой-то сомнительный тип. Вышло, будто бы я воображаю, что придумал гитару Fender, а он съездил на фабрику и ему там рассказали, что я в жизни никогда не играл на цельнокорпусных гитарах. Мистер Форрест Уайт, многие годы служивший на Fender вице-президентом, прослышал о статье Флиппо и прислал мне снимки меня с Пи-Эй Бигсби на моем заднем дворе, там, где я уже не живу с 1949 года. Я их добавил к своей коллекции, к той сотне с лишним фото, на которых я играю на своем Bigsby еще до того, как был сделан цельнокорпусный Fender.

Рад доложить, что Лео Фендер – до сих пор мой хороший друг. Как и Форрест Уайт, человек, который построил усилители Music Man, прежде чем уйти в отставку. Очень ценю дружбу с ними.

Мерл Трэвис

Мерл написал статью в 1979 году, после того, как наладил отношения с Лео. Чуть позже я расскажу вам, где и как он и Лео помирились. Многие спрашивали меня, считаю ли я, что цельнокорпусная гитара, которую придумал Мерл и которую сделал для него Пол Бигсби, стала неким прототипом тех гитар Broadcaster/Telecaster, что Лео затем запустил в массовое производство. Мой ответ – да, весьма вероятно. У меня на этой счет нет сомнений. Многие думают, что все идеи Лео насчет инструментов и усилителей были его собственными. Это не так, но это не означает, что его заслуги от этого должны быть преуменьшены. Лео выслушивал соображения музыкантов и был восприимчив к идеям вне зависимости от того, кто их высказывал. Не забывайте, он не играл на гитаре - даже не умел ее настраивать, так что единственным способом узнать о том, что хорошо или неприемлемо, было - спросить. У него был дар воспринимать высказываемые соображения и идеи и совершенствовать их. Этот его дар и его достижения, как я считаю, были просто фантастическими. Лео Федер безусловно достоин всех до одной своих заслуг. Словами не могу высказать все уважение, которое я испытываю к этому человеку.

Наверное, сейчас надо затронуть один момент, который касается дизайна головы грифа. Я спрашивал у Лео, как родилась идея разместить весь механизм настройки (Мерл называл его колками, Лео – колковым механизмом) с одной стороны. Он сказал, что она стара как мир. Он сказал, что хорваты, которые живут в Югославии, делают струнные инструменты с такой головой уже много лет. Он видел изображения этих инструментов в книгах, когда еще учился в школе. Спиди Уэст полностью поддерживает версию Лео. Он говорил мне, что у него есть старинная книга, в которой изображен инструмент с головой в точности как та, что Мерл нарисовал Бигсби. Спиди был уверен, что Мерл видел то изображение. Так кому и чему должны мы верить? Ясно одно – это не была собственная идея Лео, но именно он сделал такую голову популярной.

Таким образом, мы можем допустить, что Лео увидел цельнокорпусную заказную гитару у Мерла Трэвиса, когда тот выступал в субботнем вечернем шоу Клиффи Стоуна в конце 1947 года. В этом последнем предложении чертовски много слов, но каждое из них имеет свой большой вес в таинственной истории происхождения цельнокорпусной электрогитары.

Лео мог ненадолго позаимствовать гитару Мерла, как об этом говорит Мерл. Однако это не был непосредственный прообраз того инструмента, который Лео в последствии запустил в массовое производство. Видите ли, у той гитары, которую Лео показывал Мерлу, колки были с обеих сторон головы грифа, по три с каждой. Лео потратил остаток 1947 года, весь 1948-ой и первые шесть месяцев 1949-го, совершенствуя модель, которую затем запустил в производство. У этой гитары было шесть колков с одной стороны – но еще не было анкера. Вот так и начался этот многолетний спор.

Следующую часть истории мне рассказал Эл Фрост (Al Frost), бывший управленец Valco Manufacturing Co. (производитель гитар National и Supro). Эл нанес визит в мой офис на Fender после того, как продал свою долю в Valco во второй половине 50х. Он говорил, что Дон Рэндалл привез два образца цельнокорпусных гитар на торговую выставку NAMM в Нью-Йорке летом 1949 года. На каждой был только один звукосниматель. Я спросил Эла, каковы были его впечатления от этих инструментов. Он сказал, что подумал тогда, что выглядят они оригинально, но он бы не стал делать такие модели. По его словам, было ясно, что в грифах нет анкера, и он понимал, что это вызовет много трудностей. Эл говорил, что он высказал Дону свое мнение - было бы ошибкой с его стороны продавать гитары в том виде, в каком их показали.

Чарли Хейэз в то время был сотрудником Radio-Tel Sales (Radio & Television Equipment Co.), и он поведал мне о реакции Дона на эти комментарии. Дон говорил Лео, что опасается продавать гитары без анкера в грифе, но Лео не считал, что анкер нужен. По словам Чарли, Дон советовал Лео забыть в таком случае о производстве гитар, потому что он не будет продавать гитары без анкера. Надо ли говорить, что, как мне рассказывал Лео, оборудование для установки анкеров было установлено к концу 1949 года. Но только в конце весны 1950 года была выпущена небольшая партия гитар, для июньской выставки NAMM в Чикаго. Здесь надо кое-что пояснить. В каталоге Radio-Tel Sales 1950 года есть снимок гитары с одним звукоснимателем. Однако, гитара, которая была показана на выставке в том году, имела два звукоснимателя и анкер. Лео и Дон назвали ее Broadcaster.

Я спрашивал Чарли, большой ли интерес был к гитаре на выставке, и он сказал, что дилеры и конкуренты уделили ей не слишком много внимания. Больше того, по его словам, кое-кто из конкурентов назвал ее «лодочным веслом» и «стульчаком со струнами».

Лео и Дон решили назвать гитару с цельным корпусом и одним звукоснимателем Esquire. Однако в центре внимания уже был Broadcaster, и Esquire запустят в производство только в начале 1951 года – конечно, с анкером. До конца 1950 года производство бродкастеров было небольшим (даже если кое-кто будет говорить нам, что порядочное их количество было выпущено уже в 1948 году – что есть чистейшей воды фантазия!). Благодаря достойным похвалы усилиям Дона и его сэйлс-подразделений, использовавших для работы с дилерами и музыкантами концепт Лео Фендера о «доске со струнами», продажи Broadcaster с конца 1950 года и в 1951-м постепенно росли. А затем последовал взрыв! Gretsch официально уведомил, что они продают ударную установку под названием Broadkaster (в написании через k ), и права на это название защищены. Fender было сказано прекратить использование их торговой марки и воздерживаться от этого впредь. В феврале 1951-го название Broadcaster было изменено на Telecaster.

Я спрашивал Лео, как они с Доном придумывали названия для гитар. Он сказал, что название Broadcaster появилось из-за популярности в 40х годах радиовещания.* Название Telecaster было выбрано потому, что в начале 50х таким же популярным становилось телевидение. Какова бы ни была причина, название Telecaster означало успех.

А как в те первые годы обстояло дело с патентованием? Федеральное агентство США по патентам и товарным знакам выдает два вида патентов - на изобретения и технические решения. Патентоспособное изобретение определяется как «любая новая и действенная операция, устройство, изделие или их сочетание, или их любое новое и полезное усовершенствование». Патентоспособное техническое решение – это «любая новая, оригинальная и орнаментальная конструкция изделия промышленного производства». Заявка на патент является предметом «условий и требований», суть которых состоит в том, что идея должна быть вашей собственной и у вас должно быть этому доказательство. Обратимся к Esquire и Broadcaster/Telecaster. Заявка на патент на совмещенный бридж и комплект звукоснимателя, которые устанавливались на этих гитарах, была подана 13 января 1950 года. Патент предоставлен 30 октября 1951 года. Посмотрите на патент №2573254. Это была новая идея. До этого никто такого «полезного устройства» не делал, так что получить патент проблемы не составило.

А теперь посмотрите на патент с надписью “Des.” перед номером 164227. Заявка на него была подана 23 апреля 1951 года, а получен он 14 августа 1951 года. В нем Кларенс Л.Фендер заявлял только об изобретении «новой, оригинальной и орнаментальной конструкции гитары», что было проиллюстрировано изображениями с видами спереди, сбоку и сзади. Да, именно так! Рисунки этих трех видов были единственной документами, составившими заявку на новые цельнокорпусные гитары Fender.

То есть это был патент только на конструкцию. Не заявлялось о правах на дизайн головы грифа (теперь вы знаете эту историю). Не заявлялось о том факте, что гриф у гитары закреплялся на болтах; как я выяснил, такую же конструкцию использовали за много лет до этого в Rickenbacker и Dobro (это мне рассказали, когда я непродолжительное время работал на Rickenbacker). Лео говорил, что мензуру и расположение ладов скопировали с арчтопа Gretsch, вот почему она составила 25 Ѕ дюйма от верхнего порожка до бриджа. Не было у Лео в то время никакой возможности запатентовать и звукосниматель, потому что в Патентном агентстве ему сказали, что это уже сделано. Не забывайте, что в агентстве столкнулись с тем, в чем у них не было особого опыта, и опасались патентовать неизвестное. Так что Лео на самом деле все это оставляло не много возможностей для указания предмета заявки – только то, что он сделал новый тип гитары. Лео удалось добиться еще одного патента на Telecaster. 31 июля 1953 года он подал заявку на систему регулировки тембров для струнных инструментов. Патент был выдан 12 марта 1957 года (см. патент №2784631).

Изобретение Лео Фендером Esquire и Telecaster было великим даром миру музыки – многочисленным гитаристам, тем, кто просто любит гитарный звук. Да, это правда, что в те первые годы гитары не сразу были приняты дилерами и исполнителями, потому что сама их концепция была действительно немного «того» по сравнению с тем, что они привыкли видеть. И вот что придумали Лео и Radio-Tel Sales, чтобы привлечь внимание этих опасливых дилеров: «Гитара Telecaster. Исходный образец цельнокорпусных гитар и испытанный фаворит бесчисленного количества исполнителей.

Telecaster отличается совершенным корпусом из лиственной древесины, покрытым превосходным светлым лаком, грифом из белого клена с регулируемым анкером, белым пикгардом, двумя регулируемыми звукоснимателями, регулировкой тембра и громкости и трехпозиционным переключателем. Двусторонний регулируемый бридж Fender обеспечивает точную настройку и удобную и легкую высоту струн над грифом. Гитара Telecaster обращает на себя внимание широким тембровым диапазоном и равно подходит как для быстрых головокружительных соло, так и для ритм-партий.

Гитара Esquire. В этом современном недорогом инструменте нашли свое воплощение многие отличительные особенности Fender, и больше всего он выделяется в плане низкой цены.

Гитара Esquire отличается превосходно лакированным корпусом из лиственной древесины, грифом из белого клена с регулируемым анкером, белым пикгардом, двусторонне регулируемым бриджем, регулируемым звукоснимателем, управлением тембром и громкостью, трехпозиционным переключателем тембра».

Как вы догадались, эта реклама сработала, и все последующее было красивой историей успеха.

При всей важности Broadcaster/Telecaster, он был не единственным предметом работы Лео в тот год. Он начал производство одной из моих самых любимых стил-гитар Fender – Custom 3-Neck. Звук ее был великолепен, а сделана она была как танк. Вот как ее описывали Лео и Radio-Tel Sales:

Время потребовало создания этого инструмента для самого взыскательного исполнителя. Гитара Custom 3-Neck – это вершина современных электроинструментов, она сочетает в себе особенности, характерные только для совершенных электрогитар Fender, что делает ее предпочтением многих лучших на сегодняшний день профессиональных музыкантов.

Эта гитара изготовлена из высочайшего качества светлой или темной плотной лиственной древесины, тщательно отделана и вручную отшлифована до получения зеркальной «фортепианной» поверхности. На инструменте установлен новый улучшенный вариант звукоснимателей Fender типа direct string, не имеющий аналогов на современном рынке.

Для обеспечения нужной высоты над грифом каждый ряд струн приподнят, для выбора струн имеется бесшумный переключатель, отдельный переключатель обеспечивает исполнителю возможность задействовать все три ряда струн одновременно.

Прочная Custom 3-Neck разработана и сделана так, чтобы сохранить точную настройку на протяжении длительного периода времени, и она будет сохранять строй даже при серьезных изменениях температуры и влажности, что чрезвычайно важно для профессионального музыканта.

К тому времени (1948 год) агенты по продажам уже располагали достаточным для привлечения внимания будущих новых дилеров набором различных моделей гитар и усилителей, и бизнес Лео начал разрастаться. Два барака из листового железа, казавшихся ему такими огромными, теперь стали малы. Собственность, которую он приобрел в процессе строительства этих бараков, включала также прилегающий заброшенный участок на углу улиц Pomona и Santa Fe, и он решил построить там новое здание. Позднее у него появиться более подходящее помещение под офис и конструкторскую лабораторию, что позволит отвести больше площадей в двух бараках под производство.

Лео позвонил своему другу Грэди Нилу (Gready Neal), и они занялись разработкой планов новой постройки. Гэди был чертовски хорошим строителем-подрядчиком, которому Лео мог доверить эту работу за умеренную плату. Он рассказал мне одну историю, которая даст вам представление о том, с какой тщательностью работал Лео, стремясь добиваться наилучшего результата (именно так он делал корпуса для своих усилителей). Грэди завершил цементные блоки фундамента и готовился устанавливать стропила под крышу. Постройка была примерно 36 футов в ширину и 30 в длину, и имела посередине стену от фасада до задней стены. Это означает, что для стропил оставалось пространство только в 18 футов. Он думал взять стропила два на восемь дюймов, что с точки зрения прочности было с лихвой для такого короткого пространства. Лео спросил:

«Грэди, ты думаешь, что два на восемь здесь достаточно?». «Да, - сказал Грэди, но если ты сомневаешься, то два на десять будет еще прочнее». «Хорошо, - ответил Лео, - ставь тогда два на двенадцать». Грэди засмеялся и сказал мне, что это, видимо, была самая прочная для такой постройки крыша во всей стране. Несколько лет назад власти Фуллертона снесли это здание, чтобы освободить место для гаража-паркинга. Им следовало бы сохранить его как исторический памятник.

Готов спорить, они были удивлены прочностью постройки, когда стали ее сносить.