Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
PRS Private Stock

Если вам не удалось подобрать инструмент для себя в серийной линейке PRS, вы всегда можете обратиться за помощью в отдел индивидуальных заказов. Эти уникальные инструменты создаются из лучших пород дерева и отделываются лучшими материалами, а Пол Рид Смит самолично испытывает и подписывает каждый заказной инструмент перед тем, как он покидает мастерскую. Джо Нэггс (Joe Knaggs), глава отдела разработок и индивидуальных заказов, дарит нам шанс взглянуть изнутри на то, что сам Смит именует "фирмой внутри фирмы".

Когда ты начал работать на PRS?

Это произошло в 1985 году, на Хэллоуин. До этого я работал в малярной мастерской – мы покрывали лаком двери и мебель. Мы делали стойки для Белого дома, мебель для принца из Саудовской Аравии, и, вместе с тем, настолько мелкую работу, насколько можно представить, например, несколько тысяч столбиков для лестничных перил. Вы заказываете, мы красим. Я знал Пола с раннего детства. Я показал ему гитару, которую я покрасил, и примерно год спустя он предложил мне стать заведующим цехом окраски.

Когда появился отдел индивидуальных заказов?

Все началось в 1995 году с проекта "Гитара месяца". Мы создали 12 штук. Мне кажется, что Полу хотелось вспомнить прошлое и самому делать гитары. Когда серия была изготовлена, нам не захотелось останавливаться, и мы открыли отдел индивидуальных заказов. Нам пришла в голову идея, что мы могли бы создавать уникальные творения, воплощая их в реальные инструменты. Сперва мы хотели отобрать лучшее дерево и сделать лишь несколько гитар. Никогда бы не подумал, что мы будем делать по 200 штук в год. У нас полностью своя команда, хотя и работники с основной фабрики тоже выполняют для нас некоторые операции.

Кто заказывает эти инструменты?

Заказы, по большей части, приходят от дилеров. Покупатели обращаются к дилерам, чтобы купить один из наших инструментов. Иногда конечный пользователь знает, что он хочет, иногда нет, и в таком случае он обращается к нам за рекомендациями. Некоторые дилеры знают, какие инструменты пользуются спросом, и заказывают гитары для последующей продажи. Есть и дилеры, которые просто приходят и говорят: "сделайте нам десять гитар".

И тогда у вас появляется возможность поэкспериментировать?

Да, в рамках программы индивидуальных заказов мы делаем много различных прототипов. Например, мы можем сделать полуакустическую двухгрифовую гитару. Заказчик все равно участвует в процессе создания, но некоторые идеи мы вносим сами, произведя необходимые расчеты. Заказчик получает абсолютно уникальный инструмент, такой, какого ни у кого больше нет. И это отличное вложение денег. Для этого и создавался наш отдел – мы решили: "Давайте повеселимся, сделаем несколько гитар, а потом неплохо продадим их".

Все ли модели, сделанные на заказ, являются вариациями серийных моделей?

Нет, не все. Многие из них делаются на основе существующих моделей, либо заимствуют у них идеи. Например, в случае с заказной мандолиной, я оформил ее в стиле наших гитар, но это совершенно другой инструмент. Мы всегда используем другие цвета, другие материалы для инкрустации, другие породы дерева.

Какие заказы являются наиболее частыми?

Ну нельзя выделить какую-то конкретную модель. Я думаю, это модели "Hollowbody", "McCarty", "Custom 22" – их заказывают примерно поровну.

Расскажи о самом необычном заказе?

Это была гитара в форме Супермена – мы отказались от этого заказа. Одним из наиболее интересных заказов, который мы выполнили, была инкрустация в виде водопада на накладке грифа. Двухгрифовая "полуакустика" была сложным заказом. Однако все это для нас – прекрасный опыт.

Как много проходит времени от размещения заказа до получения заказчиком готовой гитары?

Это зависит от многих факторов, но обычно от шести до девяти месяцев. Двухгрифовую "Hollowbody" будем делать примерно полтора года.

Ну и сколько эти гитары стоят?

В пределах от 10 000 до 40 000$. Большинство из них стоят в пределах от 10 000 до 12 000$.

Можешь ли ты припомнить, чтобы ты поиграл на заказной модели и сказал бы: "Это, наверное, лучшая гитара, которую я когда-либо слышал"?

В прошлом годя я сделал большой джазовый арчтоп – это был великолепно звучащий инструмент. В данном случае все вышло просто замечательно. Компания подарила его мне, и я обожаю эту гитару. Некоторые из "полуакустик" были просто изумительными. Несколько моделей "McCarty" с грифами из бразильского палисандра звучали очень мощно.

Что ты считаешь лучшим аспектом в своей работе?

Я очень люблю рассказывать людям, чем я занимаюсь, и слышать их ответы: "Ты делаешь гитары? Это самая классная работа в мире!" У меня прекрасная команда, и они работают на совесть. Мы сделали недавно несколько заказных гитар для Джима Джаннарда, президента компании "Oakley", производящей солнечные очки. Он осмотрел фабрику и сказал: "Ребята, я никогда, ни в одном месте не видел такого, как у вас. Я никогда не видел такого старания и такой любви к тому, что вы производите". Такие слова внушают приятные мысли о своей работе. Я смотрю на это так: мы делаем отличные гитары на PRS, и мы делаем все, что от нас зависит, чтобы они были самыми лучшими. И пределом тому являются гитары, сделанные по индивидуальному заказу.


Перепечатано из спец.выпуска Guitar Player,
посвященного юбилею компании Paul Reed Smith
Перевод - Илья Шлыков