Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Усиление и перегруз…

Цель данного материала дать начинающему гитаристу представление о том, как гитарный звук формируется различными типами усилителей (а также предусилителей, педалей и т.п.), какие у них есть достоинства и недостатки и чем они обусловлены.

Изложенная информация должна способствовать пониманию других технически более насыщенных специальных материалов, а также взвешенной оценке заявлений производителей.

1. Основы усиления сигналов

Для начала вспомним школьный курс физики и вкратце коснемся технических принципов усиления сигналов. Основными элементами, непосредственно отвечающими за усиление являются электронные лампы и/или транзисторы.

Типичная применяемая в усилителях электронная лампа (tube, valve) состоит из стеклянной колбы с откачанным воздухом в которую помещены два электрода (катод - cathode и анод - anode) и разделяющая их сетка, за катодом находится также специальный подогревающий элемент.

Условное обозначение лампы довольно точно отражает ее устройство, хотя в реальности "печка" проходит через ось лампы, а электроды расположены "послойно" в виде цилиндров, плюс в лампах могут быть различные дополнительные конструктивные элементы . Свечение раскаленной "печки" и заставляет называть это устройство на ряде языков лампой, а наличие в ней трех (не считая подводов питания "печки") электродов обуславливает ее функциональное название - триод. Рассмотрим принцип работы лампового триода.

Поскольку между катодом и анодом вакуум (и приличное расстояние), то ток (при относительно небольшом - не высоковольтном напряжении) между ними возникнуть не может. Подогревая катод, мы повышаем скорость движения в нем электронов, и они уже менее крепко держатся за свое место. В этом случае анод уже в принципе способен притянуть к себе электроны с катода. В двухэлектродных лампах (диодах - элементах с односторонней проводимостью) так и происходит. В триоде, однако расстояние между катодом и анодом больше чем в диоде, и ток просто так не возникнет. Какой же тогда в толк в триоде, если он вообще не проводит ток? Не стоит забывать о сетке - если подать на нее некоторое напряжение (много меньшее, чем напряжение между катодом и анодом), то она, будучи расположенной ближе к катоду, чем анод, начнет срывать с него электроны.

Размеры сетки превышают размер электрона больше, чем оконная решетка размеры пылинки, и почти все электроны влетают в ячейки сетки, но притянуться собственно к ней не успевают. Между анодом (к которому соответственно они приблизились) и сеткой существует напряжение (чуть меньше, чем между анодом и катодом, но почти такое же) и анод тянет эти электроны к себе - то есть возникает ток между анодом и катодом.

Соотвественно, если напряжение, на сетке будет переменным, то ток через лампу будет меняться параллельно с ним. Сформулируем это с практической точки зрения - слабый переменный сигнал подаваемый в цепь катод-сетка, порождает в лампе свою усиленную копию.

Конечно, собственно лампа, как есть - это еще не усилитель, хотя бы потому, что ток через нее может идти только в одном направлении, и от переменного сигнала будет усиливаться только половина полупериодов. Но к этому мы вернемся чуть позже, а пока разберемся с транзисторами.

Типичный транзисторный триод состоит из трех слоев полупроводников, к каждому слою подведен контакт. По краям находятся полупроводники - типа p, в середине - типа n (возможна и обратный вариант, но мы остановимся для краткости на транзисторе типа p-n-p). "P" - значит "positive" в полупроводниках такого типа избыток так называемых "дырок" - виртуальных частиц, возникающих из-за нехватки электронов. Их вполне можно рассматривать как свободные положительно заряженные частицы. "N", соответственно означает "negative" и в полупроводнике этого типа наблюдается наличие свободных электронов.

Если бы между крайними контактами был сплошной p-слой, то, подведя к ним напряжение, мы получили бы ток - "дырки" пошли бы от плюса (контакт и слой, к которому он подведен называется эмиттер) к минусу (коллектор), однако средний слой (база) этому препятствует. Тогда попробуем организовать ток между базой и эмиттером. Когда на базу подается минус, а на эмиттер плюс - дырки стремятся к базе, электроны к эмиттеру, то есть ток возникает. Ну и что, казалось бы, с того коллектору, ведь се идет как бы мимо него? Ток между эмиттером и базой (эмиттерный ток) заносит в базу "дырки", которые прежде, чем базу покинуть успевают по ней распространиться вследствие диффузии. Те "дырки", что оказываются достаточно близко к границе между базой и коллектором, коллектор начинает тянуть к себе. Таким образом эмиттерный ток порождает ток между эмиттером и коллектором. Очевидно, что чем сильнее эмиттерный ток, тем сильнее коллекторный ток, и в зависимости от того, как меняется ток эмиттерный, меняется ток коллекторный.

То есть точно также, как в ламповом триоде, слабый переменный сигнал порождает свою усиленную копию. Точнее почти также, поскольку в ламповом триоде выходная сила тока управляется входным напряжением, а транзисторном - входной силой тока. Это обуславливает некоторые нюансы, отличающие подходы в проектировании схем, собираемых на основе ламп или транзисторов усилительных контуров. Впрочем, некоторые общие принципы одинаковы как для ламповых так и транзисторных усилителей. В частности, то как решается проблема усиления как положительных, так и отрицательных полупериодов.

Напомним, что в принципе триод способен усиливать только одну - в зависимости от типа триода, положительную или отрицательную - составляющую колебаний, а нам надо усиливать весь сигнал. Самое простое решение этой проблемы - подача на триод, так называемого смещения - в лампе это будет напряжение на сетке (точнее - разность потенциалов между сеткой и катодом), в транзисторе - эмиттерный ток. Результатом станет то, что у входной сигнал весь окажется в "правильной зоне". Из каких соображений подбирается смещение мы рассмотрим в следующей главе.

Усилитель в котором реализуется такой принцип называют усилителем класса А. Недостатки усилителя класса А - пониженный КПД (только 50% от питающего напряжения), повышенный расход энергии, повышенный износ ламп (в случае лампового усилителя). Этих недостатков лишены двухтактные схемы, основанные на двух одинаковых триодах, включенных параллельно. В таких решениях сигнал перед подачей на усиливающий контур "разрезается" на две половины. Каждый триод усиливает свои полупериоды, а выходные сигналы затем "сшиваются" в полноценный сигнал, при этом энергия потребляется исключительно в необходимых пропорциях.

Такие усилители называются усилителями класса В. У них правда свои недостатки. По причинам, о которых речь пойдет в следующей главе, они плохо работают в области близкой к нулевому значению входного сигнала, то есть некачественно усиливают тихие звуки. Выходом из этой ситуации является подача небольшого смещения на каждый триод. Получается компромиссный вариант, именуемый усилителем класса АВ, к которому относится большинство популярных гитарных усилителей. Отметим, что схемы усилителей класса B и АВ не в пример сложнее, чем у усилителей класса А, поскольку "разрезание" и "склеивание" сигнала требует определенных ухищрений.

Если сравнивать звуковые качества усилителей класса А и АВ, то усилители класса А считаются более "отзывчивыми". Примером такого усилителя является Vox AС30, а также некоторые старые Marshall, модели вроде типа Bluesbreaker.

А теперь сравним транзисторные и ламповые рещения. Транзисторы очевидно отличаются меньшим энергопотреблением, большей надежностью, лучшей передачей сигналам, меньшим количеством шумов и.т.п., плюс они дешевле. Неудивительно, что транзисторы завоевали мир. Но вот, любопытный факт - сценическая аппаратура, студийные пульты, усилители для клавиш, и микрофонов, звуковоспроизводящая аппаратура Hi-Fi и Hi-End - все это успешно изготавливается на основе транзисторов, а вот гитаристы почему-то любят ламповую технику. То есть понятно почему любят - звучит лучше, а вот почему лучше звучит? Дело в том, что гитара за редким исключением усиливается хотя бы с легкой перегрузкой, и вот в режиме перегруза лампа бьет транзистор по всем статьям. Есть еще нюансы - например частотная характеристика лампового усилителя и его динамические параметры неидеальны, но оптимальны для гитарного сигнала, но это именно нюансы. Разберемся, чем отличается перегруз на лампе и транзисторе.

2. Теоретические основы перегрузки.

Начать следует с того, с чего же собственно берется перегруз. Если замерить, как величина выходного тока на триоде зависит от входного напряжения или тока в зависимости от типа триода, то получится примерно такой график. Как видим помимо прямой линии (тангенс угла ее наклона, кстати, определяет коэффициент усиления, а сам угол должен быть более 45 градусов иначе никакого усиления не будет), мы имеем два загиба, переходящих в горизонтальные линии. Чем обусловлено их наличие? Начнем снизу. Очевидно, что когда вход нулевой или отрицательный, мы имеем ноль, а загиб обусловлен тем, что слабый сигнал плохо отпирает триод (теперь понятно, почему усилители чистого класса B плохо работают с тихими сигналами). В случает транзистора это может значить, что диффузия идет слабо, а в случае лампы то, что электроны забираются только самые "быстрые", доля которых непропорционально меньше остальных. Таким образом на рабочий режим триод выходит не сразу.

А откуда берется потолок сверху? Возьмем ламповый триод - количество электронов, которые могут быть "вытянуты" сеткой, на катоде ограничено, более того, с какого-то момента их становится все труднее уловить. Отсюда и загиб переходящий в прямую насыщения. В случае транзистора также есть предел диффузии "дырок", который рано или поздно достигается. Вот мы и имеем такую характеристику усиления. (Заметим, что у двухтактной схемы нижний нелинейный участок будет идентичен верхнему, так как оба они обусловлены порогом усиления одинаковых триодов.).

Глядя на этот рисунок легко понять, как устанавливается смещение в усилителях класса А - так, чтобы ось смещения (ноль входного сигнала) приходилась точно посередине линейного участка графика. Также стоит запомнить, что коэффициент усиления у усилителя (равно как и напряжение на лампе или транзисторе) - величина постоянная, и выкручивая ручку "Gain" побольше, мы попросту уменьшаем сопротивление, ослабляющее входной сигнал.

А теперь раскроем природу перегрузки усилителя. Взгляните на очередной рисунок.

Это тот же график, что и прежде, только на нем мы отобразили входной и выходной сигналы. Если подается сигнал, чья амплитуда находится внутри линейного участка, то выход является его усиленной копией, но вот, мы крутанули "Gain" и макушки синусоиды оказались безжалостно отрезаны. На выходе уже не копия а искаженный сигнал.

Искажения эти называются нелинейными, так как порождены нелинейными участками кривой усиления. Предвосхищаю вопрос, почему на усилителе можно получить как тихий искаженный, так и громкий чистый звук. Ответ простой - в усилителе может быть более одного каскада усиления. Перегруз осуществляется контуром с небольшим усилением - предусилителем (возможно наличие нескольких этапов предусиления), а окончательное усиление - контуром с большим линейным участком. Оконечный контур называется усилителем мощности. Кстати, понижая напряжение на лампах или меняя ток смещения, можно увеличить способность к искажению.

В свое время, желая добиться большего перегруза, такие эксперименты ставил Эдди Ван Хален. А теперь попытаемся разобраться, чем определяется качество перегруженного звука.

Графики усиления транзисторных и ламповых контуров отличаются, но из самого графика практически не ясно, как это отражается на звуке. Форма искаженных сигналов, в свою очередь, показывает отличия, но тоже дает мало объяснений. Но научная мысль их получила.

Великий французский математик Жан-Батист Фурье в свое время доказал теорему из которой (опуская подробности из высшей математики) в частности следует, что любой периодический сигнал сложной (то есть отличной от чистой синусоиды) формы можно представить в виде бесконечной суммы синусоидальных колебаний кратных частот - Sin(f), sin (2f), sin(3f) и.т.д. Естественно, амплитуды у этих синусоид будут отличаться, от пренебрежимо малых (как правило) до вносящих более-менее заметный вклад (можно сосчитать по пальцам), и всю эту бесконечность на практике можно свести к сумме не более чем десятка колебаний. Таким образом, если мы играем на гитаре ноту - звук некоторой частоты, и пропускаем его через перегруз, то итоговый "попиленный" сигнал может быть разложен на основной сигнал той же частоты плюс некий набор колебаний кратных частот.

Эти колебания удвоенной и так далее частот принято называть гармониками высших порядков. С музыкальной точки зрения они являются дополнительными обертонами и определяют окраску искаженного сигнала. Гармоники с частотами кратными двум - двойной, четверной, шестерной и т.д. - называются четными (even), а остальные соответственно нечетными (odd). Для простоты гармоникам присваиваются номера - вторая, третья и так далее. Большинством гармоник (все выше седьмой - это уж точно) можно, как уже говорилось пренебречь, так как во-первых их амплитуда уже ничтожно мала, а, во-вторых, они уже начинают выходить за предел слышимости по высоте.

C музыкальной точки зрения частоты высших гармоник имеют вполне определенный смысл. Например, вторая гармоника - это та же нота, что и основной тон, только октавой выше, четвертая - двумя октавами выше. Эти гармоники придают звуку объем, делают его сочнее, так как звучат слитно с основным тоном и его подчеркивают. Если мы играем не одну, а несколько нот, то их вторые и четвертые гармоники будут также консонировать (или диссонировать) друг с другом, как и основные тоны, сохраняя читаемость аккорда. Третья гармоника - это квинта через октаву, шестая - через две. Эти гармоники составляют консонанс с основным звуком, но объема уже не придают и нота может звучать слишком холодно, стерильно. Если играется более одной ноты, то эти гармоники могут диссонировать друг с другом или с основными тонами, порождая "скрежет".

Пятая и седьмая гармоники уже не несут музыкального смысла - они в отличие от перечисленных ранее не дают точного интервала (они близки к терции, но в нее не попадают) - и именно эти и другие нечетные гармоники придают звуку то, качество, что на английском называется "edge" или "bite" - то есть остроту. Когда их слишком много, то они дают эффект "битого стекла" или "песка" - то есть немузыкального шума, загрязняющего звук. Запомните - именно пропорциями между высшими гармониками и отличаются различные типы перегруза. Мы вернемся к этому в следующей главе, а пока что отметим еще несколько интересных фактов.

Например, на основе только что усвоенного можно объяснить, почему низкие ноты звучат перегруженнее высоких. Помимо того факта, что чем толще струна, тем интенсивнее от нее сигнал, и соответственно он больше подвержен искажению играет роль и высота тона. Гармоники высших порядков как минимум октавой выше основного тона, соответственно у высоких звуков они будут все сильнее уходить за пределы слышимости, в то время как у низких они находятся в пределах не то что слышимости - диапазона гитары. Стоит также иметь ввиду, что колебания струн не являются чистыми тонами (разве что натуральные флажолеты максимально к ним приближены) и сами по себе богаты обертонами. То есть искажению подвергается сложный сигнал и его гармоники высших порядков порождают свои дополнительные гармоники. Очевидно, что у звуков, порождаемых толстыми струнами различимых обертонов больше, и соответственно больше порождаемых ими вторичных обертонов.

Также существует такое явление, как интермодуляция. Это хитрое слово означает, что две одновременно звучащие ноты при искажении порождают еще один звук, определяемый разностью их частот. В случае двух нот (пауэр-аккорд) этот звук находится в гармонии с двумя основными, но три ноты образуют три пары нот и порождают три вторичных звука, вносящих диссонанс. Приплюсуйте к этому нечетные (и шестую) гармоники от каждой ноты, и вы получите какофонию. Вот именно поэтому при сильном перегрузе "обычные" аккорды звучат грязнее грязного. А вот при умеренном ламповом перегрузе в духе AC/DC, в котором доминируют четные гармоники и незначителен эффект интермодуляции даже полные аккорды на всех 6 струнах звучат достаточно чисто. Опять-таки, если играть трехнотные (прима-терция-квинта) аккорды на тонких струнах, благодаря частотной отсечке уха (и, возможно, аппаратуры) они будут звучать относительно чисто даже на сильном перегрузе.

Нередко эффекты с задержкой по времени "очищают" звук, например, хорус по моим наблюдениям выводит часть высших гармоник основного и модулированного сигналов в противофазу, и они друг друга уничтожают. (Впрочем это касается тонких струн, а вот в среднем диапазоне я наблюдал эффект взаимного усиления - все зависит от того, как частота гармоник соотносится с частотой осцилляции хоруса). Но это уже частности, теперь, когда мы в общих чертах знаем все об усилении и перегрузе, можно аргументировано сравнивать различные типы аппаратуры.

3. Кто как грузит

Для ламповых усилителей характерна доминирующая вторая гармоника, вполне ощутимая четвертая, и часто сильная (но заметно уступающая второй) третья. Остальные как правило пренебрежимо малы. Именно перевес четных гармоник заставляет нас мечтательно говорить об объеме, теплоте лампового звука. Третья гармоника на их фоне является просто дополнительной краской "приперчивающей" звук. Стоит также отметить, что переход с линейного на нелинейный участок у лампового усилителя достаточно плавный, что позволяет достигать того самого мягкого подгруза, управляемого исключительно силой атаки (классический звук Stevie Ray Vaughan) а также добиваться клевого звука вплоть до затухания колебания струны (естественная компрессия сигнала в лампе).

Четные гармоники в перегруженном транзисторном усилителе практически отсутствуют как класс, плюс может статься, что даже девятые гармоники в нем ощутимы. В итоге получается не звук, а отстой, да еще ко всему транзистору свойственно скачкообразно переходить в режим перегруза и обратно, и одна и та же нота может звучать то так то сяк - скрежещущая атака может резко переходить в вялое бряканье. Поэтому в современных транзисторных усилителях и педалях на самом деле не используется собственно перегруз, а стоят специальные контуры внесения нелинейных искажений.

Если полностью абстрагироваться от физики происходящих в контурах усиления процессов и свести суть перегруза к его влиянию на сигнал, то это, напомним, "подрезка" (clipping) макушек полупериодов. Стоит отметить, что подрезка эта бывает не обязательно в плоскость, как на рисунке ранее (такой подрез, кстати называется hard clipping), она может сводиться и к тому (как правило при не очень сильной перегрузке), что макушка не становится плоской, но приобретает несколько приплюснутую форму (soft clipping).

Подрезка также бывает асимметричной (характерно для ламповой техники), то есть четные и нечетные полупериоды оказываются подрезанными в неравной степени. Ну так вот, если все сводится к подрезу, может не перегружать усилители, а резать усиленный сигнал?

Так и происходит в транзисторной технике. очередном На рисунке изображена суть педали дисторшн (типичный вариант, без учета тембрблока и прочей схемотехники). Большой треугольник - это операционный усилитель, то есть микросхема внутри которой спаян полноценный двухтактный усиливающий контур. В принципе, на его место можно поставить и полноценную схему (есть и такие педали и предусилители), но суть от этого не меняется. В отрицательной обратной связи усилителя находится диодный мост. Казалось бы, что с него толку - каждый диод пропускает половину полупериодов, которые (связь отрицательная) на своем такте должны попросту игнорироваться. Но все дело в том, что полупроводниковый диод, в отличие от лампового, имеет не идеальную одностороннюю проводимость.

В нем все же существует и обратная проводимость, и переменный ток, проходящий через диод будет иметь примерно следующий вид.

Вот эти нижние кусочки, попадая в обратную связь и подрежут макушки у полупериодов сигнала. Подбирая различные типы диодов и регулируя параметры обратной связи можно получить звук различной степени искажения. Имея различные диоды (или вариант 2+1) в мосте можно получить и асимметричный подрез.

Означает ли это, что мы решили все проблемы? Нет, производителям педалей приходится сочинять схемы, как минимум в два (а то и в пять) раз сложнее базовых, чтобы добиться хороших результатов, причем кое-что все равно не лечится. Рассмотрим достоинства и недостатки решений на диодных мостах.

Начнем с того, что в педалях нет проблемы резкого перехода в перегруз и обратно, но это имеет обратную сторону. Подрез происходит даже у очень слабых сигналов, таким образом у нас нет скачков, но нет и динамики и плавного входа в перегруз, как у ламп. Далее, все равно требуется как-то решать вопрос гармоник высшего порядка. Для того, чтобы иметь хороший кранч на ритме, но не иметь "песка" в соло приходится сочинять различного рода частотные фильтры, отсекающие "лишние" гармоники (при этом фильтры работают не идеально). Есть проблемы с интермодуляцией, которые тоже надо решать. Также в отличие от ламп, которые в современных усилителях могут выдать как легкий драйв, так и жестокий кранч, педали эффективно работают только в узком диапазоне перегрузки.

Неслучайно Dod, Boss, Marshall и другие имеют множество различных моделей - каждая предназначена только для своего стиля от блюза до экстремала. В принципе можно и на транзисторах собрать предусилитель максимально приближенный к ламповому по параметрам, но он начнет по цене догонять "лампу".

Так почему же все-таки покупаются педали (кроме понятного ценового момента)? Во-первых, усилитель может иметь широкий спектр звуков, но на каждой степени перегруза - один-единственный саунд. Покупать еще усилки - удовольствие очень дорогое, а педалек для экспериментов за те же деньги можно приобрести мешок (если нет серьезных проблем с деньгами, конечно), а можно ими менятся, или их перепаивать. Во-вторых, педали позволяют носить с собой свой звук куда угодно - на репетицию, на джем, на концерт, буквально в кармане. В-третьих, педали часто дают более "злой" (нечетные гармоники, в "правильной" пропорции это обеспечивают) и плотный звук, чем лампы, и исполнители экстремальных жанров готовы мириться с их недостатками ради этого преимущества. (Искажение даже слабых сигналов и сильная компрессия имеют и свои положительные стороны - все зависит от стиля.)

Так что педали (а они постоянно совершенствуются) остаются вещью полезной. Довольно приличных результатов благодаря педальным технологиям удается добиться и в транзисторных комбах типа серии Park у Marshall (в комбах выбор комплектующих не диктуется соображениями компактности и энергопотребления в такой степени, как в педалях, поэтому там легче достигнуть нужного результата, сочинив более навороченные схемы).

4. Заключение

В заключение хочу выразить надежду, что ничего важного мной не упущено, и дать несколько напутствий по поводу того, как относиться к рекламным заявлениям производителей. Настоящий ламповый звук можно получить только на ламповой технике, или же получить хорошее к нему приближение в ограниченном диапазоне. Попытки выйти за рамки предложенного принесут скорее всего разочарование.

Заявления (не раз читал в инструкциях к отечественным примочкам) о том, что трехполосный эквалайзер на педали позволяет адаптировать ее звучание ко всем стилям ("от рокабилли до трэша" - напишут же такое!), мягко говоря неверны. Можно, конечно гибко подрулить окраску звука, но все зависит только от диодного моста, а у него параметры жесткие. Универсальные педали в принципе существуют, но это уже дисторшн-процессоры, соответствующих размеров и в соответсвующей ценовой нише. А тут уже можно задуматься либо о замене усилка, либо о приобретении ламповой (бывают и такие) примочки. Стоит также помнить, что студийная и концертная работа расставляют разные приоритеты в отношении требования к усилкам или примочкам.

И, наконец, возможно вам повезет, но скорее всего прежде, чем вы получите устраивающий вас звук, вам придется перепробовать кучу всякой аппаратуры. И главное не только в крутизне аппарата и насколько точно он передает "легендарное" звучание, а в том, как он обеспечивает ваш оригинальный саунд, который надо стремиться обрести.

 Дополнение

TUBE - почему лампы так странно называются по-английски?

Это объясняется исторически. Первый аналогичный прибор (колба, два электрода) назывался вакуумной трубкой (там не было печки - ток возникал от очень высокого напряжения) от него произошли также рентгеновский аппарат, кинескоп и пр. Поэтому одно из названий ламп на английском - tube, поскольку они являются разновидностью своего предшественника.

Первой электронной лампой был диод - элемент с односторонней проводимостью, что дает возможность производить аналогии с клапаном или вентилем (оба слова на английский переводятся как valve). Кстати, полупроводниковые диоды в электрических схемах и вентили/клапаны в инженерных чертежах имеют практически идентичные графические обозначения.

В некоторых усилителях типа Marshall Valvestate - одна лампа. Значит ли это, что он усилитель класса А?

Нет. Используемая в его секции предусиления лампа 12AX7 - так называемый двойной триод. То есть в одной колбе имеется два комплекта анодов, катодов и сеток. Поэтому Valvestate - усилитель класса AB. В принципе можно считать, что каждая 12AX7 (а это очень популярная серия ламп) означает один каскад предусиления. Впрочем, когда ламп много, то это значит, что хотя бы а одну лампу используют, как фазоинвертор. Например в Mesa/Boogie Rocket44 - 4 12AX7, из которых одна - фазоинвертор.

Верно ли, что транзисторные усилители намного хуже ламповых?

Я бы не сказал, что однозначно хуже. Они другие. Например на чистом звуке они не звучат также тепло, как ламповые, но зато звучат намного чище и прозрачнее. Для них характерна также очень четкая атака. Все зависит от целей и задач, которые ставит гитарист. Более того, транзисторные технологии активно проникают в ламповое оборудование. Например, в таком высококлассном усилителе, как Mesa/Bogiie Dual Rectifier (и, насколько я себе представляю, в Marshall JCM 2000) есть режим, в котором в секции предусиления одна лампа заменяется на "диодный" подрез - для пущей жесткости и плотности звучания.

Александр Авдуевский, 2002