Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Джон Петруччи: Слишком много гитар

В июне (интервью проходило в 2007г.) Dream Theater выпускают свой девятый студийный альбом Systematic Chaos и отправляются в очередной мировой тур. И вновь взрывная, артикулированная и динамичная игра Джона Петруччи может в равной степени как вдохновить вас на покорение новых музыкальных высот, так и заставить бросить освоение инструмента, осознав тщетность попыток достижения такого уровня мастерства. Хотя, конечно, так как вы читатель этого сайта, то вы несомненно находитесь в лагере тех кто черпает огромное вдохновение от наиболее навороченного гитариста современного прогрессив-метала.

Неделей позже того как нам удалось увидеть Джона, исполнившего выдающийся инструментальный сет с товарищем по группе Dream Theater, барабанщиком Майком Портным и басистом Дэйвом ЛаРю на финальном концерте тура G3, мы встретились с ним на репетиционной студии группы в Манхэттене во время подготовки к грядущему туру. Всегда готовый пообщаться о музыке, дружелюбный и скромный, Джон Петруччи присел с нами на часок поболтать о новой записи, некоторых новых инструментах и прочих вещах.

««Моя концепция в том, что я всегда делаю то, что необходимо для песни»

На альбоме Systematic Chaos группа двинулась в очень тяжелую сторону. Такие композиции как Constant Motion и Dark Eternal Night можно упомянуть в ряду наитяжелейших вещей, которые мы могли слышать со времен Вашего альбома Train of Thought, и они больше напоминают спид-метал или death-метал нежели прогрессивный рок. Поведайте нам о новом альбоме.

Ну, комментируя эти конкретные песни... С тех пор как я стал рубиться на семиструнной гитаре мы, кажется, стали писать песни больше в таком вот тяжелом ключе. Что я хотел сделать с песней The Dark Eternal Night, так это получить классический тяжелый рифф. Есть такие определенные риффы, когда ты их на концерте выдаешь, а народ начинает с ума сходить. Эта песня, возможно, ничуть не тяжелее любой другой из тех, что мы написали, - таких как Glass Prison. Думаю, то почему она ощущается как более тяжелая, вероятно происходит от подхода к вокалу – в вокальном департаменте тут чуть больше рычат.

Интересно, а Вы, ребята, боролись с решением исказить вокал Джеймса при микшировании? Надо дважды подумать, прежде чем использовать такую технику, имея вокалиста с природно чистым голосом.

Да, прикол в том, что сначала я написал совсем другую вокальную партию для этой песни – она не была ритмичной в таком роде, я играл ее ребятам, а те не догоняли к чему это я. Это было больше в духе Chevelle, то чтобы сделал Пит (Лоуффлер, вокалист), а Майк сказал, что он всегда слышал эту партию более ритмичной. Мне пришлось переписать текст, и когда я довел его до стадии, когда он стал очень ритмичным, у меня были мысли: « О’кей. И какой же тут должен быть подход? Потому что он же не сможет это спеть. Это звучало бы реально глупо, стань он петь в таком ритмичном ключе. Так что, о`кей, ему придется это дело типа прорычать. Но его голос ведь на самом деле не такой ».

Он же не парень со злобным голосом.

Нет, у него не злобный голос, поэтому нам понадобилось, чтобы Майк его продублировал. У Майка это здорово выходит, и вместе у них двоих получилось такое вот монструозное звучание. Так что пришлось повозиться, чтобы добиться этого.

А что скажете про альбом в целом?

Мы были действительно увлечены им. Мы начали записывать после пятимесячного отпуска после шоу в Radio City Music Hall (кстати, замечательно изданного на концертном DVD Score). Мы снова собрались в тот же день, что дети пошли в школу. Было пятое сентября, когда мы вернулись в студию. Записывались здесь в Нью-Йорке в Avatar Studios. Мы поставили все наши аппараты в круг, также как и раньше. Мы первый раз работали с инженером Полом Нортфилдом, который оказался фантастическим парнем. Он вел запись, он присутствовал при написании вещей, он заканчивал сведение, он свел 5.1 канальную версию и стал практически шестым членом команды – реально великий чувак.

Открывающий альбом трек In The Presence Of Enemies Part I - одна из моих любимых вещей Dream Theater навсегда. И вот что я хотел у тебя спросить – через четыре с половиной минуты после начала песни там появляется такой роскошный «чистый» звук с дилэем. Расскажи нам об этом звуке, потому что он меня просто убил, и я был ... Блин!

Ну, прежде всего, спасибо тебе за такие слова. Это было буквально первое, что мы написали, после того как отдыхали пять месяцев, и ты теперь один из тех, кто может наслаждаться этой песней. Песня была написана как двадцати пяти минутная пьеса, а потом мы разделили ее на две части. Когда мы закончили, я помню, подумал и сказал ребятам: «Знаете что? Людям – фэнам нашей музыки песня должна понравиться, потому как в ней есть все элементы, которые делают нас теми кто мы есть.»

Как если бы мне надо было новому слушателю указать только на одну песню и сказать – «Вот здесь весь Dream Theater» - тут и правда все элементы, которые определяют музыку Dream Theater.

Ага, и правда так, потому что она тематическая. В ней есть комбинация всяких запилов и фишек, но в ней есть также очень мелодичные темы и мне кажется, что она также хороша и в плане образов. А, да - про штуку с «чистым» звуком, - это F-1. Это Ernie Ball (Music Man) F-1 через Mesa/Boogie Lone Star и TC Electronic 2290, который обеспечивает дилэй.

«Игра в проекте G3 одна из самых приятных вещей для гитариста»

Я никогда бы не подумал, что такое возможно, но на альбоме Systematic Chaos Вы ведь действительно играете соло быстрее чем раньше. Отмечали ли Вы сознательно, что играете более быстрые мелодические линии, чем обычно?

Моя концепция в том, что я всегда делаю то, что необходимо для песни. Так я к этому подхожу, так что если где-то надо что нибудь блистательное и я так это слышу, тогда я подтолкну себя в эту сторону, но я не забегаю вперед паровоза и не говорю: «Я собираюсь сыграть быстрее, чем когда-либо играл» - я просто делаю то, что правильно. Если я в ударе... знаете соло в Constant Motion - самый конец его, где кульминация, я думал «Я должен идти дальше, надо бы еще улучшить эту финальную штуку», так что я помню, как подталкивал себя к тому чтобы делать так, но это непредвзятое мнение. Это просто что-то, что хорошо для этой песни.

Если бы Вы выбирали свое любимое упражнение для разогрева, то что бы это было?

О, чувак, сложно сказать (смеется). Потому как их так много и я не знаю, есть ли у меня любимое. Возможно, что чаще я проигрываю разные вариации линейных фрагментов – различные ладовые последовательности, потому что когда ты работаешь над какими-то мелкими кусочками, в конечном итоге это позволяет тебе собрать большую картину.

Помню, я как-то читал в интервью или в дополнениях к DVD, что Вы разогреваетесь перед шоу, проигрывая Ваши самые трудные пассажи в медленном темпе.

Абсолютно. Я и по сию пору так делаю, и тому есть две причины: Первое, это то, что таким образом тебе становится комфортнее в плане памяти – когда ты медленно все это проходишь, ты знаешь, что когда выйдешь на сцену, то не забудешь, что надо играть. Помогает и в смысле уверенности, потому нет ничего хуже, чем подняться туда и быть типа: «Опа! А я этого не знаю!». И также помогает в развитии техники, потому что ты отрабатываешь то, что нужно сыграть каким-то особенным образом. И мои соло, такие, какими они получаются, это всегда комбинация разных техник и потому они сами по себе отличные упражнения.

Большинство соло, которые Вы играете на концертах Dream Theater, звучат очень близко к тому, что есть на записях, а те в свою очередь очень сложные и проработанные произведения. А расскажите нам о своем опыте в туре G3, когда каждый вечер Вы заканчиваете живым импровизационным джемом.

Ну это совсем другое. Для начала, игра в проекте G3 одна из самых приятных вещей для гитариста по двум причинам: Первое – ты играешь с Джо Сатриани и в этом крайнем туре – с Полом Гилбертом. В прошлом году - ближе к концу года – были Эрик Джонсон и Стив Вай. Так что ты играешь с этими великими гитаристами каждый вечер. Шоу инструментальное, и тут нет этих границ, которые возникают при игре с вокалом и клавишными, и всего что с этим связано. Тут посвободнее, больше импровизации, так что я всю дорогу улыбаюсь. Круто.

В туре G3 мне показалось, я заметил, что Вы играете на новых гитарах Twentieth Anniversary Music Man, или это были новые F-1? Разве у Вас еще не достаточно гитар Music Man? (смеется)

(смеется) Вообще-то все гитары, на которых я играл в туре, это были F-1 – у меня нет Twentieth Anniversary – это вообще что за гитара?

Косметически, они добавили памятную пластину на двенадцатом ладу и сделали несколько новых специальных видов отделки.

Вообще-то у меня нет ни одной такой, но говоря о Music Man, они самая замечательная компания. Они просто невероятны. Для этого тура с Dream Theater, который вот-вот начнется, они сделали мне порядка двенадцати F-1, и они прекрасны – каждая из них роскошна. В основном, есть набор настроек, которые я использую: семиструнная в стандартном строе, drop D, пониженный строй ре, пониженный строй ми-бемоль, пониженный строй до... У меня также есть «аппарат» «А» и «аппарат» «Б» - и еще шестиструнки, так что всего выходит порядка четырнадцати или около того. Они мне дают потрясающую поддержку. И качество видно в каждой. Они роскошные, красивые, звучат отлично, и играть на них здорово.

(Примечание редакции: Взглянув мельком, вы можете и не увидеть разницу между Music Man John Petrucci JP6 и новой моделью Ball Family Reserve BFR F-1. F-1 выглядит так же, но у него корпус из mahogany с верхом из flamed maple (вместо basswood), и наклонный вырез в верхней части корпуса был удален. Размер корпуса немного увеличился, доступ к самым верхним ладам был еще более облегчен, но гриф и электроника остались без изменений. Ожидаемая розничная цена в США на F-1 составит $3999 и $4199 для шести- и семиструнной версии соответственно.)

Переводя наш фокус на сочинение песен, опишите нам процесс написания песни Dream Theater. Как Вы сочиняете вещи вроде In The Presence Of Enemies ? Как это начинается? Вы выстраиваете тему, или ритмический рисунок или последовательность аккордов?

Немного того, немного этого. Оно происходит, когда мы джемуем. Мы собираемся и начинаем играть и импровизировать, и вот в процессе, сидя и просто импровизируя полчаса, мы начинаем вроде как натыкаться на идеи и эти идеи потом разрабатываются. Песня начинает обрастать аранжировкой, но большая часть ее выходит из совместной импровизации, потому что когда вы так джемуете и каждый внимательно слушает – что-то начинает получаться.

Иногда, вещи более продумываются. Как я уже говорил, на Dark Eternal Night я хотел написать рифф в стиле Mudvane, и я сделал это умышленно. Когда у нас возникают идеи, типа: « О! - отличная последовательность» - мы их записываем. Мы назовем эту последовательность как-нибудь «тема в Ре» или как-то еще, и мы составляем списки идей и тому подобное. У нас есть доска (на которой мы делаем заметки), мы разрабатываем библиотеку идей и потом мы начинаем аранжировать песни и брать что-то из этих идей: «О! Знаете, что бы там здорово звучало? Та тема, которую мы играли перед Ре. Можете еще раз сыграть?» Или: « Знаете, а здесь бы неплохо вставить какой-нибудь унисон!» и мы это записываем. Мы обсуждаем песню и выстраиваем ее.

А в какой момент подключается Джеймс с текстами или вокалом?

А он с нами все время – типа, сидит и слушает, что вокруг происходит. И это здорово. В прошлом, он не всегда присутствовал. Раньше мы приносили ему то, что уже написали, но последние пару альбомов он присутствовал в течение всего процесса, и я думаю, что это отлично потому как он с головой погружен в то, что мы делаем. Он знает, какие части вокальные и процесс еще не заходит слишком далеко, когда он слышит песню первый раз. Но по-настоящему его вовлечение происходит, когда он начинает петь свои треки, а это, как правило, уже под конец.

Оборудование Джона из тура G3, которое в основном стало оборудованием «В» для тура Systematic Chaos. Стойка «А» включает в дополнение к этому Mesa/Boogie Lone Star для «чистого» звука и еще несколько примочек, которые мы пока что не видели.

Педаль Boss DS-1 - это подарок от Джо Сатриани, сделанный в туре G3.

Вы и Майк спродюсировали много альбомов Dream Theater за все эти годы. Вы внесли какие-либо изменения в Ваш подход к записи гитары на новом альбоме?

Я не изменил свой подход, однако я поменял оборудование, которое использую. Вообще – это же новая гитара с другим деревом, так что здесь уже большая перемена. Конечно, я до сих пор использую Boogie, но теперь это другой усилитель. На этой записи я использовал Mark 4.

Вот это – тот самый аппарат, который у Вас был в туре G3?

Ага.

К моему удивлению, на G3 не было усилителей Road King, так что, полагаю, мы можем перейти к разговору об оборудовании на новой записи и о том, с чем Вы собираетесь поехать в тур.

Мы использовали усилители Road King со времен Train Of Thought, я полагаю, и я до сих пор люблю эти усилки. Это же вообще-то звук Rectifier. Я использовал усилители серии Mark долгое время – Mark 2-C Plus и Mark 4, и мне хотелось перемен. Я делал много перестроек, и мне хотелось более насыщенного звучания, может быть не столь классического звучания. Вот почему я обратился к Road King. У этой штуки была тонна гейна.

Так я делал на нескольких альбомах и в нескольких турах, а затем я был готов к переменам, которые я обычно осуществляю. И я влюбился в Mark 4. У меня была куча классических C Plus, я разгонял их, и они здорово звучали, но потом я как-то сразу после C Plus разогнал Mark 4 и это было: «Ух ты! Звучит восхитительно!». И как я и говорил, я влюбился. Может быть, дело в сочетании новой гитары и этого усилка, – звучит поразительно, так что в итоге я использовал эту комбинацию на всем альбоме. Также, я использовал ее во всех трех турах G3, в которых участвовал, и я буду использовать ее и в мировом туре.

Ваше новое оборудование для тура отличается от того, что я видел и слышал на G3 ?

Так, ну это оборудование (смотрит на фотографию стойки), которое я использовал в туре G3, и оно теперь будет нашим оборудованием «В». У нас есть оборудование «А» и оборудование «В» - это связано с логистикой. Если у нас намечается выступление на площадке, куда мы не можем доставить все на грузовиках, мы отправляем что-то самолетами. Стойка с оборудованием «В» меньше по размеру, так что вот так. Оборудование «А» включает в себя больше приборов, но в целом оно довольно схоже.

У вас также теперь есть Boogie Lone Star.

Lone Star в стойке «А». Там немного больше места, так что я могу его туда втиснуть. В этой же стойке (речь в данном случае уже идет про оборудование тура G3), для «чистого» звука я использую предусилитель Mesa Boogie Formula, который достаточно хорош.

А я то думал, что здесь делает Formula!

Ага, это мой «чистый» звук. У Mark 4 также хороший «чистый» звук, так что как опцию, я использую и их тоже.

Прошлой весной, Вы упоминали, что собираетесь провести некоторое время летом в работе над новым инструкционным видео. Какие-нибудь новости есть?

(смеется) Я солгал! Я все лето плавал! Да, последнее время, я слышу два наиболее задаваемых вопроса: собираюсь ли я делать еще одно инструкционное видео и еще один сольный альбом, так что видимо что-то я упускаю в своей работе. Знаете, это забавно. Чтобы сделать эту инструкционную штуку, я должен быть по-настоящему вдохновлен, а у нас на носу целый мировой тур. Что бы мне хотелось, так это какую-нибудь записывающую штуку или лэптоп чтобы я мог давать ход некоторым идеям – во время путешествий для этого обычно полно времени.

Сложное оборудование легко держать под контролем с помощью ножного MIDI-контроллера Axess Electronics FX1.

Ну а теперь настало время для любимой фишки наших читателей – ретроспективы «первых мыслей». Я пробегусь по списку Ваших студийных альбомов, и мне бы хотелось, чтобы Вы рассказывали нам первую пришедшую на ум историю, связанную с Вами и с гитарами про каждый из них. Давайте начнем с When Dream And Day Unite.

Ну, первое что приходит на ум, это то что у меня тогда особо и не было оборудования! У меня не было никаких аппаратов. Была только гитара B.C.Rich и я даже не помню, что за усилитель у меня тогда был. Я до этого никогда не записывался, и именно тогда инженер обратил мое внимание на Ibanez. Мы записывались в Пенсильвании возле фабрики Ibanez. Она располагалась дальше по дороге, и они прислали мне все эти гитары Ibanez, и вот тогда и началось это сотрудничество.

Images And Words

Images And Words продюсировал Дэвид Прэтер, и у него были весьма специфические идеи относительно записи гитары. Опять же у меня не было очень уж много опыта и я пришел со своей гитарой... тогда я как раз получил свою первую Picasso гитару (Ibanez JPM100). Помню, сижу в студии, а Ibanez мне говорят: « О, мы тут сделали безумную раскраску. Как она тебе?» и я, типа сказал: «До тех пор пока дерево и датчики в порядке, меня не волнует, как она выглядит». И я помню как открыл кейс и подумал: «Эй, а ведь это круто!» ну и я прикипел к этой гитаре.

Awake.

Что касается гитары, на Awake первый раз появилась семиструнная гитара и также Rectifier. До этого я их особо не использовал, и кроме того, все происходило после того как я получил опыт гастрольной деятельности, так что теперь я уже знал больше об оборудовании. Мы отработали целиком весь тур Images And Words, так что я понял, что Mesa Boogie мне нравятся. Я бы всегда играл на Boogie, но я теперь знал какие именно мне нравятся. У меня был Triaxis в одно время с Rectifier и C Plus, так что я перенес опыт турне на запись, которая уже отличалась от первых двух альбомов, потому что на них я еще не обладал каким-либо опытом.

Change Of Seasons.

Первое что приходит в голову – соло в Change Of Seasons было импровизацией. Это было сырое соло.

Да ну!

Ага. Мне не понравилось, но тут снова влез Дэвид Прэтер. Он вернулся и говорит: «Вот это соло! Офигительно!» - ну а я, типа: « Да это ж хрень! Я же просто импровизировал!» и я помню, как все пытался переделать, а он потерял терпение и настоял, чтобы взяли самый первый дубль. Мы оставили все как было, и я и по сей день не то чтобы в восторге от этого.

Falling Into Infinity.

Falling Into Infinity был сделан на Avatar, также как и Systematic Chaos. Кевин Ширли записывал, продюсировал и был инженером, и что я точно помню, так это что мы держали всю кухню Boogie в одном помещении. Мы даже сделали постер с изображением этого. Я заимствовал кабинеты – они высылали мне кабинеты. Моей целью было отобрать совершенный кабинет. У меня были 4х12 девяносто ваттные динамики и halfbacks и все эти разные штуки. И тогда же я открыл для себя и полюбил кабинет 4х12 Rectifier Traditional, который я с тех пор всегда использовал.

Вы используете его с Celestion Vintage 30?

Vintage 30, но на Falling Into Infinity мы экспериментировали со всем, и в том числе с двадцати пяти ваттными динамиками greenback. В том помещении у меня были все «головы» Boogie, какие только можно себе представить. Было похоже на гитарный магазин – весьма внушительно, и мы остановились на этом кабинете, и с тех пор я его всегда использовал. Я считаю, что он звучит действительно натурально – то, как он резонирует и так далее.

Scenes From A Memory.

Scenes были первой записью с Джорданом (Рудессом, клавишником). Что до гитары, то там по большей части Mark II – C Plus. Я люблю звук гитары на этом альбоме. Правда. Прикол в том, что на самом деле дело не в гитаре, а в том, что изначально альбом сводил Дэвид Ботрилл (Tool, Godsmack, Staind...) и мне не нравилось. Так что в последнюю минуту вступил Кевин Ширли. Я сказал «Кевин, ты должен меня спасти», и он пересвел практически все песни – я думаю, кроме разве что двух, и помню, он сделал все быстро, и на мой вкус все звучало великолепно.

Six Degrees Of Inner Turbulence.

Six Degrees – там много музыки! Все происходило, когда я первый раз участвовал в туре G3, полагаю, ровно посередине процесса записи этого альбома. Это была довольно деятельная пора.

Train Of Thought.

Train Of Thought, в отличие от Scenes и Six Degrees, которые были написаны в студии, мы сочинили на репетиционной базе в Манхэттене и сделали демо, затем мы переместились в студию и записали его. Это был первый альбом, который мы сделали на Лонг Айлэнде. Я живу на Лонг Айленде. Все это время мы никогда не записывались на Лонг Айлэнде! Так что для меня это было здорово – просто отлично (смеется)!

Как раз тогда я врубился в Road King. И еще в отношении гитары – я тогда первый раз сделал пониженные строи. У меня были песни в стандарте - песни в ми-бемоль, песни в ре – такие, как “Endless Sacrifice” и такие как «In The Name Of God», «As I Am» и «Honor Thy Father» в до. Так что вот тогда у меня и начался этот кошмар с необходимостью иметь больше гитар. И я постоянно экспериментировал с калибром струн. Помню, что для меня это было очень важно.

Какой Вы сейчас используете?

Я с тех пор все упростил. На стандартной гитаре и на drop D у меня «девятка», «девятка» на ми-бемоль. Затем, что касается ре, я использую «десятку», и что касается до, я ставлю «одиннадцатые». Но, помнится, на Train Of Thought я сочетал разные калибры струн и пытался достичь чего-то совершенного. В общем, в этом плане было много экспериментов.

Octavarium.

Octavarium был сделан в Hit Factory, которая закрылась – мы были последней группой, которая там записывалась. Это был первый наш альбом с оркестром, что было забавно. Octavarium - это также по большей части Road King, но я снова использовал Mark 4 и еще добавлял Lone Star. Этот альбом также обозначил начало использования мной звукоснимателей Di Marzio D Sonic, потому что после записей и туров я искал большей жирности на верхних нотах, и Стив Блюхер из Di Marzio сказал: « А, ты знаешь, у Брэда Дельсона из Linkin Park есть именной звукосниматель и я думаю, что тебе он понравится. Лично мне он нравится». Так что он установил его в одну из моих гитар (заменив звукосниматель Di Marzio Steve’s Special в позиции у машинки) и мы отстроили его и в итоге записали на нем альбом.

MusicPlayers.com 2008
текст и фото - Скотт Кан
перевод - Дмитрий Марков