Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

BILLY GIBBONS

Длиннобородый, с карьерой старше чем борода, фронтмен ZZ Top Билли Гиббонс объездил со своей группой мир столько раз, что уж и не упомнит, и между делом утвердил свой авторитет эксперта в области техники блюзовой и кантри гитары. В 2009 году он отметит 40-летие ZZ Top, 4 десятилетия, которые можно условно разбить на периоды лет по 15: южный кантри-рок; период лохматых 80-х с шелковыми нарядами, поп-хитами и демонстрирующими коллекцию хот-родов Гиббонса клипами на MTV; и, наконец нынешний статус «серого кардинала» техасской гитары. Джек Уайт и Джош Хомм любят его, а они уж узнают настоящий культ, когда увидят...

Кто были Ваши гитарные герои, когда Вы начинали?

Мы все (Билли, басист Дасти Хилл и барабанщик Френк Бирд) выросли в Техасе и нам очень нравились блюзмены Фредд Кинг и Лайтнинг Хопктнс, которые жили там же. Но именно Rolling Stones возродили наш интерес к Блюзу. На первом альбоме Bluesbreakers появился Эрик Клэптон, за которым последовали Мик Тейлор и Питер Грин. А Джими Хендрикс? Боже мой! Наша группа Moving Sidewalks разогревала его в 1968 году. Силы небесные, он вывернул гитару наизнанку, и заставил ее делать вещи, для которых ее и не задумывали.

Известно, что Вы играете на гитаре не медиатором, а монетой. Это все еще в силе сегодня?

О, да. Я начал играть четвертаками, но у них ребра с насечкой, и они склонны очень скоро начинать врезаться в струны. Мой приятель был машинистом, и он для нас нарыл несколько мексиканских песо. У нас их теперь мешок. Медиаторы для меня никогда не были достаточно крепкими, слишком многого я от них хочу. Правда вот совсем недавно я разговаривал с Джимом Данлопом, и у него есть вещество, которое используют в лобовых стеклах гоночных машин, твердое, как металл, так что может мы перейдем на это.

Альбом «Eliminator» 1983 года получил Бриллиантовый статус, продавшись в количестве более 10 млн. копий. Почему та эра была такой успешной?

О, это хороший вопрос. Мы не устаем это обсуждать. Мы сфокусировались на груве и темпе, не отклоняясь за границы ни в быструю ни в медленную сторону. Мы сильно увлеклись новыми музыкальными прибамбасами, и между этими звуками и солидным темпом нашлось место для хороших песен. Так же нельзя сбрасывать со счетов важность музыкальных клипов, которые стали набирать силу как раз в 1982-83 годах.

Забавно то, что «Eliminator» не слишком гитарный альбом.

Да, гитара есть, но она не доминирует. Это приблюзованная запись, но такие вещи, как «Gimme All Your Lovin» и «Sharp Dressed Man» - это поп-песни. Да, эти песни было прикольно играть. Мы их исполняем до сих пор.

У Вас до сих пор есть та машина, что изображена на обложке альбома?

Да, машина до сих пор готова мчаться! Я написал книгу о своих машинах под названием «Rock + Roll Gearhead». Есть мистическая связь между машинами и гитарами.

Расскажите о гитаре, которую Вы сделали из дома Мадди Уотерса.

Мы поехали посмотреть на хижину рядом с Мемфисом, в которой вырос Мадди Уотерс, и разговорились с директором Музея Блюза, который был неподалеку. Он рассказал нам, что в сильный ветер с дома сорвало какое-то количество дерева, и могли взять себе часть, как сувенир. Мы закинули материал знакомому гитарному мастеру, он взял одно большое полено, нарезал на доски и нарисовал на них контур гитары. Он сделал хорошую работу. Я думаю, там есть дух Мадди, там есть моджо.

На какой гитаре Вы играете сейчас?

Я играю на Gretsch, на реплике гитары, которую Бо Дидли придумал в 1959 году. Она называется Billy-Bo и выглядит, как какой-то космический корабль. Бо подарил мне такую гитару, после того как мы играли с ним и Чаком Берри в качестве аккомпанирующего состава в 1971 году. Она пролежала в хранилище гитар 20 лет, пока наш студийный инженер не вытащил ее из кофра, и она сохранила строй!

Правда ли, что Gilette предложили Вам с Дасти целый миллион долларов, если вы сбреете бороды?

Да, а мы им ответили: «Нет, мы слишком страшные». Повезло обеим сторонам: им не пришлось раскошелиться, нам не пришлось бриться! Я думаю, мы останемся бородатыми. Что началось, как маскарад, стало традицией. Это часть целого! Кстати, сейчас готовится к выходу документальный фильм по истории бороды, и нас попросили принять участие. Любопытно было бы узнать, какие есть технологии ухода, о которых мы не знали…

Вы отметились на альбоме Queens Of The Stone Age «Lullabies To Paralyze». Как это было?

Да, это было приключение. Это достойные парни, они играют мощно. Должен сказать, я думал, что видел большую часть – если не все- винтажного оборудования, до того момента, как вошел в их студию, которая просто была временной капсулой с аппаратом! Там были штуки, у которых просто нет названия.

Вы также работали с Джеком Уайтом.

Еще одна интересная группа. The Raconteurs это очень сыгранный квартет, и они работали над версией нашей песни «Cheap Sunglasses». Мы работали над ней совместно для MTV и это было «блюзуй там, блюзуй тут». Это было необычно!

Живя в Техасе, Вы должно быть были знакомы с покойным Даймбегом Дареллом…

Да, конечно. Я скучаю по нему, это был яростный гитарист. Pantera были жесткими – они могли рубить от всей души. Мне нравилось их слушать, хотя не думаю, что мы могли себя представить хоть чуточку такими же яростными. То, что мы делали в самом начале, тогда считалось безумно громким, но в то время чарты возглавлял Джеймс Тейлор, поэтому в относительном понимании мы играли тяжеляк!

Вам не странно считаться сейчас классиком гитары?

Нет, это хорошо. Это держит нас в форме. Каждый раз, играя концерт, ты видишь, как убжденные фэны следят за каждым твоим движением.

Guitarist, 2008
перевод - Александр Авдуевский