Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Kerry King & Jeff Hanneman

Все складывается идеально. Даже чересчур. На 2006 год приходится как 25-летний юбилей Slayer, так и 20-летие со дня выхода созданного экстремальными металлистами эталонного трэш-альбома «Reign In Blood». Кроме того, лос-анжелесская группа - в которую входят басист и вокалист Том Арайя и гитаристы Керри Кинг и Джефф Ханнеман – недавно воссоединилась со своим оригинальным барабанщиком Дейвом Ломбардо. Что может быть лучшим способом отпраздновать все это, как не выпустить новый альбом – первый с Ломбардо со времен «Seasons In The Abyss» 1990 года, и не начать тур с самой зловещей даты – 6 июня 2006 года?

Но дата 6.6.06 не сросласть. Запись альбома «Christ Illusion», запланированного к выходу 25 июля затянулась, а начало тура Unholy Alliance пришлось сдвинуть из-за операции на желчный пузырь у Тома Арайи. Вмешательство свыше? Или кара небесная? Бог может и не всех нас ненавидит, но не будет удивительным, если он имеет зуб на Slayer.

Но не стоит полагать, что группа стала задумываться, не пора ли наконец раскаяться. Slayer все же отметили 6 июня выпуском ограниченного тиража ЕР. А что касается тура Unholy Alliance – в котором на разогреве у Slayer играют одни из самых сильных и ярких групп, включая Lamb Of God, Mastodon и Children Of Bodom (все из которых имеют весьма заметные влияния Slayer в собственной музыке) – это явно одно из самых агрессивных мероприятий сезона. Новый альбом, к слову сказать, чистокровный Slayer, в котором яростный спид-метал чередуется с низкими, качовыми заходами, которыми группа увлекается в последнее время. Фирменные кричалки Аррайи стали заметно более хриплыми, чем раньше, приближаясь по тембру и текстуре к шершавым, колючим риффам гитар. Не обходится само собой без страшилок в текстах. Две песни – «Eyes Of The Insane» и «Jihad» напрямую повествуют о военных преступниках, а последняя, вдобавок, с точки зрения террориста. А первый сингл альбома «Cult» - характерный для Slayer наезд на Библию строится вокруг рефрена «Religion is rape/religion is obscene/religion is whore». А если бы в Грэмми появилась вдруг номинация за лучшее название песни, то Slayer со своей «Flesh Storm» были бы среди очевидных претендентов.

Все вышесказанное дает основания думать, что Slayer до сих пор какие-то крайне сердитые парни. Но это впечатление рассеивается, как только Кинг и Ханнеман появляются в офисе своего менеджмента, напоминая в своих мешковатых камуфляжных штанах, футболках и темных очках, скорее «злой» вариант парней с пляжа. Кинг пользуется моментом, чтобы заценить свой красивый «татуированный» B.C. Rich Warlock, который он планирует взять в новый тур, а Ханнеман исследует свое новое пополнение коллекции ESP – черный суперстрат с логотипом своего любимого напитка через весь корпус. При пристальном рассмотрении выясняется, что слово «Heineken» - к вящему удовольствию гитариста – заменено на «Hanneman». Незамедлительно в помещении появляется и сам напиток, вдохновивший дизайн инструмента, и оба гитаристы готовы к разговору.

Вы собирались выпустить новый альбом и начать тур 6 июня.

Jeff Hanneman: Да, с этим мы облажались!

Идея 06.06.06 выглядит закономерной, учитывая, что ваш предыдущий альбом «God Hates Us All» вышел 11 сентября 2001 года.

Kerry King: Не могу не согласиться. Это было пиздец мистическое совпадение.

Дата релиза была сдвинута, потому что ваш лейбл American все еще выколачивал дистрибуцию из Warner Bros.

Kerry King: В первую очередь. Перенос тура был неизбежен, потому что Тому нужно было пойти на поправку. Но работа над альбомом была для нас пиздец нетипичной ситуацей, потому что обычно это лейблу приходится пинками загонять нас в студию, а на этот раз мы сами пытались попасть в студию, и все что мы слышали от лейбла: «Не сейчас». Типа отъебитесь.

Jeff Hanneman: Мы обкатали материал до степени, когда уже ничего больше не могли с ним сделать. Мы были готовы отправиться в студию минимум за несколько месяцев до того, как это произошло.

То есть у вас загодя было уже прилично материала.

Kerry King: Немало. Одна из песен, «Catalyst» была написана для «God Hates Us All», но просто не была использована. Музыка была готова, но Том ее не пел до сего момента. А Дейв и я накидали девять песен, что вошли на альбом, еще в марте 2004 года. Так что все было в загашнике.

Ваш продюсер Джош Абрахам вносил предложения по аранжировке песен?

Kerry King: Совсем мало, потому что мы работали над этим материалом так долго. Пожалуй, давно мы не были так подготовлены к записи, как в этот раз. Все хозяйство было вылизано и готово к употреблению.

Рик Рубин значится исполнительным продюсером, почему не продюсировал лично?

Kerry King: Мы думали, он собирался. Когда Дейв вернулся, это было логичным. Мы бы собрали всю изначальную команду.

Jeff Hanneman: Мы собирались работать с ним, и вроде как он был заинтересован. Когда мы в первый раз собрались в студию, отложили из за него, потому что он, вроде как ждал возможности работать с нами.

Но теперь он работает с Metallica. Это для нас было типа: «хуясе плевок в рожу». Но посмотрим, как оно вырулится. Невозможно вернуться туда, куда не хочешь вернуться.

А Вы думаете, это то, что он пытается с ними сделать?

Kerry King: Если они не могут вернуться к себе сами, что им еще остается? Когда ты играешь трэшак так долго, как они, а потому на годы от этого уходишь ты не можешь вернуться и притворяться, что все это время оставался трэшером. Потому что от себя не убежишь. И я думаю, это то, что они сейчас понимают.

К слову о сборе старой команды. Как оно с Дейвом?

Kerry King:Самое лучшее во всем этом, что он вернулся несколько лет назад, поэтому к тому времени, как записать альбом, мы с ним уже свыклись. Не то, чтобы в начале были трения, но было неплохо получить это время, чтобы сцементироваться.

У него более спонтанный, инстинктивный стиль чему у Пола Бостафа.

Kerry King: Точняк! (Смеется). Мы называем Дейва «стрелок наугад». Даже если он придерживается в песне структуры, ты никогда не знаешь, что он отмочит.

Типа неизвестно когда он ввернет брейк или ролл?

Jeff Hanneman: Иногда, когда мы играем живьем, и он начнет ролл слишком рано, и ты думаешь: «Черт, что он творит?».

Но он всегда заканчивает в кассу.

Jeff Hanneman: Да, но пока ролл идет, время замирает. Ты просто не догоняешь, куда это все приземлится. (смеется) И когда он ставит точку, это БУМ! Мы снова в русле!

Как было снова работать с Дейвом в студии?

Kerry King: Великолепно. Мы все играли вместе с Дейвом, когда писались барабаны, просто чтобы ему было от чего плясать. Мы старались его сфокусировать. Мы отрывались по всей студии, потому что давали ему сигналы, махая руками или кивая головой...

Когда записывается ритм-гитара, вы делите партии поровну или кто-то берет на себя этот груз?

Jeff Hanneman: На этом альбоме вест ритм отписал Керри. Хотя у него и у меня похожий стиль, партии звучат плотнее, когда их играет только один человек. По-моему все партии на «God Hates Us All» его, и большая часть на «Diabolus In Musica» тоже.

Даже на песнях, которые написаны Вами, Керри играет все риффы?

Jeff Hanneman: Кроме случаев, когда он не может. Чтобы кто-то один из нас – Керри или я – играл весь ритм, было тем, что я хотел и в ранние дни, но остальным этого не хотелось.

Kerry King: Сейчас все и получается быстрее. Потому что если я прогоню 10-11 вещей, то моя правая рука пиздец разыгрывается. Я лучше попадаю в самого себя. Я пишу один трек за себя, один за Джеффа.

И Вы записывали партии Джеффа на его оборудовании?

Kerry King: Ага. Его гитара, его усилители. И я ненавижу форму Стратов.

Jeff Hanneman: Я знал, что он так скажет!

На предыдущем альбоме вы экспериментировали с семиструнками и пониженными строями. Что на этот раз?

Kerry King: Самое клевое на этом альбоме, что четыре песни в Ми-бемоль (стандартный строй на пол-тона ниже), что мы делали стандартно с «Hell Awaits» (1985) по «Divine Intervention» (1994). «Diabolus In Musica» был в основном в До-диез (стандартный на полтора тона ниже). А на этом у нас есть Ми-бемоль, До-диез и дроп-Си (До-диез с шестой струной опущенной на тон). И никаких семиструнок.

Вы поровну делили соло?

Jeff Hanneman: В старые времена мы обычно играли одинаковое количество соло. А сейчас я уже и не знаю, сколько соло на альбоме, и тем более моих.

Kerry King: Джефф давал мне в студии пинков, потому что я даже не знал, кто должен играть какие соло в моих песнях. А он заводил: «Давай, хоккейный сезон начинается!». Он хотел уложиться до. (смеется) Поэтому в итоге я сказал: «Ты берешь то и то, я возьму на себя эти, а там увидим».

Jeff Hanneman: На «Catatonic» я записал соло туда, где оно не предполагалось. Я старался разделаться с соло до хоккея, поэтому я спросил, куда нужно соло в этой вещи. Керри указал мне, где играть, но я перепутал и сыграл его куда-то еще. Но звучит в кассу!

Вы прорабатываете соло заранее?

Kerry King: Я обычно прикидываю, где будет соло, затем определяюсь с подкладом, и решаю, в какой оно будет гамме. В 80 процентах случаев у меня что-то приготовлено. В остальном я просто прихожу и пилю – классический слееровский шум или что-то еще.

Jeff Hanneman: Если я знаю, что должен к определенному дню записать в студии все соло, то я заблаговременно заведу в отеле подклады, возьму гитару и поищу подходящее. Если подвернется что-то клевое, я тут же несусь в студию и записываю это, пока не забыл. (смеется)

На «Catalyst» есть интересные раскладки, которые обычно не услышишь в соло Slayer.

Kerry King: Джош это предложил, а я не нашел причин отказаться, поэтому мы их оставили. Я просто сыграл первую партию, а потом гармонию четырьмя-пяти ладами выше.

Для вас более характерно вставлять гармонии в риффы.

Kerry King: Мы больше времени уделяем раскладкам в риффах. Потому что, когда мы играем соло, у меня есть стиль, у Джеффа есть стиль, и все это несется вразнобой. Поэтому для нас было бы странным играть соло вместе.

Похоже на соло много квакушки.

Jeff Hanneman: Я использовал ее на некоторых соло, а Керри на всех.

Kerry King: Мы использовали новую модель Закка Вайлда. У нее реально смачный охват.

Jeff Hanneman: Крутая штука! Жаль не мой эндорсмент!

Какое еще оборудование вы использовали?

Kerry King: Практически то же самое, что и на «God Hates Us All». Я играл на своих B.C. Rich, Джефф на своих ESP. И мы оба играли через свои Marshall JCM 800.

Песня «Jihad» начинается с серии пальцевых даблстопов. Это очень непохоже на вас.

Jeff Hanneman: Это я, и я играю большим и средним пальцами. Я начал пробовать фишку на саундчеках в прошлом туре.

В этом есть что-то от Ангуса Янга

Jeff Hanneman: Ангус так играет?

Kerry King: Он содрал это у Джеффа!

Текст этой песни посвящен терроризму, но с точки зрения террориста. Почему вы подошли к теме с этой стороны?

Jeff Hanneman: Мы не пытаемся диктовать людям, что правильно, а что нет. Если я собрался писать песню о 9/11, то это будет от лица террориста. Так мы поступаем в этой группе.

Это напоминает подход к «Angel Of Death».

Kerry King: У меня те же самые ассоциации. Когда я услышал «Jihad», я подумал, ну так, теперь будем объясняться и за эту!

Jeff Hanneman: Но как и в случае «Angel Of Death» мы ничего не проповедуем. Это и также и не «анти» песня.

Slayer по жизни отличаются резкими и провокационными текстами. Были ли случаи, когда кто-то в группе недоволен тем, что в них говорится?

Jeff Hanneman: О, да. Через раз. Но в итоге все понимают, что это просто развлечение. Мы же Slayer, понимаете. Мы что, будем писать о том, какой приятный выдался денек?

Kerry King: Помнится, у Тома были проблемы с текстом моей песни «In The Name Of God», и он обратился с ними к Джеффу. И услышал: «Эй, чувак, ты же в Slayer. Ты же антихрист, ты сам это сказал на первом альбоме!». Мы не ставим вопрос так. Нравится она ему или нет, но не он же ее написал, а я. Поэтому ты говоришь себе: «Это часть пребывания в группе». Нам с Джеффом теперь все похуй. Если Джефф напишет что-то, с чем у меня проблемы, я, блядь, пальцем не пошевелю. Я скажу: «Заебись, сыграем это! Кого-то этим достанем? Ништяк!».

Приятно слышать, что после всех этих лет, вы еще способны доставать людей, не говоря о том, что это приносит вам пользу. Похоже, что как группа вы сейчас функционируете на уровне интенсивности, какого у вас, может, не было до того, и получаете за это признание.

Kerry King: Я думаю это вторая волна нашей большой популярности. Первая была, пожалуй, в 1990-91 году, во время Clash Of The Titans (совместный тур Slayer, Anthrax и Megadeth). Это была, пожалуй, наивысшая точка. Потом мы занимались своим делом 10-12 лет. Я замечал как группы типа Disturbed или Godsmack становятся более популярными. И думал, будет еще одна революция в тяжеляке сразу после них, потому что люди наедятся этого и захотят чего-нибудь потяжелее. Что сейчас и происходит. К тому же у нас на борту снова Дейв, так что, как говорится, звезды сложились. Снова наше время, и мы из этого выжмем все.

Более молодые метал-группы, от Slipknot до Lamb Of God демонстрируют сильное влияние Slayer в своих риффах и общем подходе, больше по сравнению с другими столпами трэша.

Kerry King: На нас удобно ссылаться, потому что мы никогда не менялись. Группа может сказать: «На нас повлияла Metallica». А тебе придется переспросить, какая. Так которая была тяжелой многие годы, или так, которая постриглась и записала «Fuel»? У Anthrax были альбомы с Джоном Бушем, который то приходил, то уходил, а у Megadeth был период «Risk». Но мы всегда оставались верны тому, кем являемся. Я счастлив, что настоящий тяжеляк вернулся. Фред Дерст теперь нафиг никому не сдался!

В то же время «настоящий» металл приобрел определенную степень «модности» в мэйнстриме. Хиллари Дафф сфотографировалась в футболке Motorhead. Не придется долго ждать, чтобы увидеть Линдсей Лохан в классической майке «Slaytanic Wehrmacht».

Kerry King: Моя жена покупает всяческие модные журналы, и пролистывал недавно один, и там был манекенщик в старой футболке Slayer. А я только и подумал, что этот хрен нас ни разу, небось, не слышал!

Вы, как видится, всегда легко принимали свой культовый статус. Вы никогда не завоевывали мэйнстрим.

Kerry King: Один только раз, на мой взгляд, когда мы что-то сделали, чтобы попасть на радио, это была запись «In-A-Gadda-Da-Vida» (кавер на Iron Butterfly). Сразу после этого мы записали «South Of Heaven», а она вовсю крутилась на лос-анжелесской станции KNAC. Ненавижу эту сраную песню!

Ненавидите «South Of Heaven»?

Kerry King: Нет! Песю Iron Butterfly. До сих пор, приходишь на радио дать интервью, а ди-джей выдает: «Вы только что прослушали «In-A-Gadda-Da-Vida» в исполнении Slayer!». Бля, у нас сотня песен, ну почему именно эта!

Jeff Hanneman: Я не ненавижу эту песню, но определенно и не люблю ее. (смеется) Мы просто записали ее для фильма по просьбе Рубина. Она не отражает нас.

Но вы, парни, не дураки в плане каверов классического рока. Несколько лет назад вы записали «Born To Be Wild» Steppenwolf для сборника NASCAR.

Jeff Hanneman: А вот эту я как раз я ненавижу!

Но, к слову сказать, вы сами по себе достигли статуса классического рока. Вы вместе уже 25 лет.

Jeff Hanneman: Обосраться.

Kerry King: Это правда, хотя 25-летие первого альбома будет, вроде как в 2008 году.

И вас номинируют в Зал Славы Рок-н-ролла.

Jeff Hanneman: (смеется) Ага, не могу дождаться!

Kerry King: Черт, этого не случится. Забейте. А если они пустят нас в Зал Славы, то нужно, чтобы явился Дьявол и ввел нас в него.

Guitar World, 2006
перевод - Александр Авдуевский