Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Joe Satriani

Когда Джо Сатриани берется за новую работу, жди сюрпризов. И каждый раз это какой-нибудь очередной порыв – данную традицию Сатч заложил еще своим вторым альбомом Surfing With The Alien, который вот уже двадцать лет взращивает шреддеров по всему миру. И последняя работа с, наверное, самым сумасшедшим названием Professor Satchafunkilus And The Musterion Of Rock (по словам самого гитариста, «в духе Tenacious D») не стала исключением. Пластинка записывалась в домашней студии Сатриани, где ничто не мешало ему фиксировать свои эмоции в первозданном виде. Источником вдохновения при работе над 13 альбомом Professor Satchafunkilus для Сатча послужили его европейские гастроли (Andalusia и Asik Veysel), фанковая и джазовая гитара и даже свинг в духе Фрэнка Синатры (в композиции Diddle Y A Doo Dat). Давайте теперь из первых рук узнаем все подробности сотворения «Профессора»…

Была ли у альбома какая-то концепция?

И не одна! Мне очень хотелось максимально расширить внешний подтекст каждой композиции, которые были бы по-своему серьезны, спокойны, бешены или даже юмористичны. Я также старался вместить в альбом как можно больше разнообразных звуков гитары. Интересно было увидеть реакцию людей на эту пластинку, которая звучит тем лучше, чем громче ее включить.

Во время записи у тебя было немало источников вдохновения. Расскажи о них поподробнее.

Asik Veysel – это трибьют величайшему турецкому джазовому гитаристу, своеобразная реакция на его музыку. Я глубоко проникся атмосферой Анатолии [азиатская часть Турции], которая настолько чужда мне как американцу, но близка как человеку. Кроме того, я много гастролировал по югу Испании и выразил свои впечатления [в композиции Andalusia]. Это как будто путевые заметки о незнакомой мне культуре, изложенные в музыке, но не копирование. Я все-таки остаюсь частью поколения электрогитары и рок-н-ролла. Другие песни просто веселые, например, приджазованная и присвингованная Diddle Y A Doo Dat. Я даже начал щелкать пальцами, как Фрэнк Синатра.

Насколько уют домашней студии облегчил работу над гитарным звуком?

Это, прежде всего, вопрос комфорта. Когда я допоздна засиживаюсь в домашней студии, то могу сыграть мелодию, заплакать или полностью уйти в себя. Окруженный толпой людей в аппаратной, ты не можешь до конца раскрыться, испытывая на подсознательном уровне какой-то дискомфорт. А дома можно часами биться над гитарным звуком, и никто не будет указывать на часы и подгонять!

Ощущаешь ли ты давление репутации техничного супергитариста?

Не думаю. Наверно, меня лучше отнести к категории музыкантов вроде Джимми Пейджа – человека, который играет для песни. Слушая Led Zeppelin, ты чувствуешь, как Пейдж адаптирует свою гитару к характеру песни: иногда она колоссальна, иногда отходит на задний план, а порой это такая эклектика, которую сложно себе вообразить. Я играю так же, как мои кумиры – Хендрикс, Пейдж и Бек, и хотя мне никогда не войти в сей пантеон, хочется чувствовать себя частью этой команды.

Насколько ты эволюционировал с выходом нового альбома?

Каждый раз, когда я берусь за альбом, я не слезаю с него до тех пор, пока не начнет нравиться результат. В какой-то момент ты говоришь себе: «А это чертовски хорошо! Переходим к следующей песне». Для меня важна фразировка. Если удается передать свои мысли посредством фразировки, значит я эволюционирую. На этом альбоме я возложил не себя нелегкое бремя, поскольку он особенно лиричен, и каждая мелодия в нем очень важна.

Как скоро ты выйдешь с новым альбомом на сцену?

Мы обычно собираемся и репетируем весь материал в течение недели, а потом принимаем решение, какие песни хорошо прозвучат со сцены, а какие будет тяжело воспроизвести. И всегда есть победители и проигравшие, о которых можно сказать: «Хмм, либо в точности повторяем запись, либо не играем ее вообще!»

Какая самая любимая вещь с Professor Satchafunkilus?

Я пока еще нахожусь в таком состоянии, когда не прошла эйфория и все не верится, что работа закончена. Не так-то просто завершить альбом, и приходится всем объяснять, что не хватило еще пары десятков лет, чтобы все сделать как надо. Я люблю все песни, поскольку мне до сих пор интересно, почему я написал их и оставил именно в таком виде. Некоторые вещи создавались быстро, некоторые – целую вечность. И я до сих пор в раздумьях, завершена работа или нет.

Total Guitar, 2008
перевод - Юрий Кириллов