Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Toni Iommi
беседует с Michael Paget & Matt Tuck ("Bullet For My Valentine")

Matt Tuck: Итак, Тони, ты снова на гастролях. Как ощущения?

Toni Iommi: Утомительно! Но как же приятно снова выйти на сцену. Я обожаю гастроли и ненавижу гостиничную обслугу, долгие переезды и все такое… Но сцена стоит того. Ведь именно в этом заключается смысл жизни всех музыкантов. Сейчас мы на середине мирового тура, а в ноябре поедем по Великобритании, чего я жду с нетерпением. Уже отыграли немало фестивалей, выступили в Австралии, Мексике и Америке, после Англии поедем в Японию. Это так здорово, но добираться до этих мест – настоящая каторга!

Michael Paget: Да мы и сами знаем, что это такое! Вы выпустили Black Sabbath: The Dio Years. Расскажи о трех новых треках с альбома (The Devil Cried, Shadow Of The Wind и Ear In The Wall)…

Toni Iommi: В рекорд-компании спросили, есть ли у нас с Дио какой-то неизданный материал, который можно было бы записать. Ответ был отрицательным, но я предложил взамен записать что-нибудь новенькое! Потом встретился с Ронни – последний раз мы общались лет 15 назад. И все получилось настолько удачно: Дио только вошел в студию, как тут же родилась песня: я что-то наиграл, он что-то придумал – и не успели мы оглянуться, как уже шла запись! Очень приятно кого-то вот так расшевелить. Я, конечно, могу и сам придумывать риффы и мелодии, но получать отдачу от других участников – значит по-настоящему участвовать в творческом процессе.

Michael Paget: Что можно сказать о гитаре на этих треках?

Toni Iommi: Она приблизительно вот такого размера [показывает размер руками]… Ха-ха! Мы сделали один быстрый, один средний и один медленный трек, чтобы застраховать себя от нападок вроде: «Эй, а почему вы не записали быструю песню?» и проч. Нам удалось охватить весь спектр классического сэббэтовского звучания и атмосферы, при этом обновить их. В звукозаписывающей компании попросили два трека, а получили три. Мы исполнили их в Америке, и надо сказать, они отлично «прижились».

Matt Tuck: Вместе с Heaven And Hell вы выпустили DVD Live At Radio City Music Hall. Как можно охарактеризовать его для тех, кто еще не успел посмотреть?

Toni Iommi: Как ты правильно заметил, мы записали его в Radio City [Рокфеллеровский центр, Нью-Йорк] в марте, и это был единственный концерт на единственной площадке, что само по себе необычно, поскольку зачастую при создании концертного DVD записывают сразу три или четыре шоу. В нашем случае подобная роскошь не предусматривалась – надо было играть без подготовки и саунд-чека. Черт, это было ужасно! У нас даже камеры не были отстроены. Было трудно, но мы отыграли концерт, толпа пи?сала кипятком, а DVD получился отличным пополнением нашего каталога.

Matt Tuck: Миллионы людей считают тебя крестным отцом хэви-метала. Каково это носить такой титул?

Toni Iommi: Чувствую себя старым дряхлеющим доном! Ну кто-то же должен был начинать… Если серьезно, то приятно, конечно, когда люди к тебе так относятся, поскольку ты действительно немало попотел, чтобы добиться подобной чести. А 35-40 лет назад было ой как непросто пробиваться через тернистые пути жизни, как и многие другие.

Michael Paget: Предполагал ли ты в самом начале карьеры, что создашь столько бессмертных альбомов и достигнешь подобного успеха?

Toni Iommi: Нет, так ни в коем случае нельзя думать. Помню, в году 1970 или 1972 мы давали интервью музыкальному журналу, и нас спросили, мол, не пора ли остановиться. И такие вопросы окружали нас всюду. Но на них невозможно ответить. Если честно, я и в самом деле не знаю. Хотелось бы продолжать наше дело вечно, услаждая слух и взоры поклонников. Когда мы им станем не нужны или просто не сможем выйти на сцену, тогда и удалимся на покой. Но пока есть порох в пороховницах, почему бы не продолжать!

Matt Tuck: Ты создал столько гитарных шедевров. Какими достижениями в области гитары ты можешь гордиться?

Toni Iommi: Даже не знаю, с чего начать… Думаю, что после эпохи Оззи большим скачком для меня стал альбом Heaven And Hell [1980 года]. Представьте, мы создали с первым вокалистом Оззи несколько успешных альбомов, и вдруг приходит новый человек. Непросто было начать все заново, сочинять песни, записывать альбом и ехать в тур, чтобы раскрутить его. Но нам удалось достичь успеха в этом составе, и для меня лично это стало важным достижением.

Michael Paget: Некоторые полагают, что хэви-метал никогда бы не родился, не получи ты травму пальцев. Согласен ли ты с этим мнением? И каково это чувствовать себя изобретателем нового жанра?

Toni Iommi: Что касается моих пальцев, то да, ведь мне пришлось придумывать новый стиль игры. Лучше бы этого не случалось, тогда бы я, наверно, достиг бо?льших высот в гитаризме. Мало приятного в том, что тебе отрезало часть пальцев, но это заставило меня играть в совершенно иной манере. Гитара стала другой, струны стали другим, и мне пришлось экспериментировать. Я хотел использовать легкие струны, о которых мало кто знал в то время. И ни одна компания не бралась изготовить их на заказ, тогда я остановился на струнах для банджо.

Потом, конечно, дефицит тонких струн прошел, но оставалась еще одна проблема: в те времена не было 24-ладовых гитар, равно как и возможностей их сконструировать, в результате мне пришлось придумывать гитару самому. Ни одна компания не бралась за такой заказ, и в конечном счете я купил гитарную компанию, чтобы разработать собственную 24-ладовую гитару. Звучание, в силу моих проблем с пальцами, было другим, но именно оно стало одним из главных моих козырей.

Matt Tuck: Насколько изменился хэви-метал с момента его изобретения тобой?

Toni Iommi: Мне кажется, что молодым группам всегда тяжело. Развиваться можно до тех пора, пока ты не поймешь, что вернулся к истокам. В восьмидесятые мы сосуществовали со всякими волосатыми металлюгами, которые подложили всем жирную свинью. Эти так называемые хэви-метал-группы превратили металл в клоунаду, когда на первое место вышла не музыка, а длинные волосы и позерство. Что до нас, то мы никогда не ставили имидж выше музыки.

Однако большинство не понимало этих простых истин, уничтожая целое направление, пока оно вновь не пришло к истокам, где появилась пригодная почва для нового старта. С этого момента молодые команды опять задумались о музыке. Я ни в коем случае не утверждаю, что в восьмидесятые не было достойных команд, но просто имидж действительно ценился превыше таланта. И все были воодушевлены этой идеей.

Michael Paget: Сложно ли быть на протяжении долгих лет единственным гитаристом метал-группы?

Toni Iommi: Я всегда был сам по себе, хотя постоянно подумывал о том, чтобы взять второго гитариста, ведь это дает намного больше свободы для творчества. Я периодически привносил в звучание клавишные – разумеется, не в качестве замены гитары, но для фона – как, например, колокол на Black Sabbath. Ты вынужден самостоятельно заполнять пространство, и оборудование не всегда будет твоим помощником в этом деле. Ты сам создаешь свой звук, и я старался сделать его как можно плотнее, дабы и другие участники команды звучали максимально плотно. Гизер – великолепный басист, который даст фору многим гитаристам, а это тоже играет определенную роль. Мы все время работали вместе, чтобы добиться сконцентрированного и массивного саунда, и продолжаем это делать по сей день в нынешнем составе.

Matt Tuck: Как можно описать гитарный звук Тони Айомми?

Toni Iommi: С годами он менялся. В ранние годы он был более плотным и низким, сейчас тянет на верхние частоты – может быть, потому, что я глохну и мне не хватает хай-энда! Можно, конечно, говорить всякие умные слова типа «кранч», но как, скажите, можно описать звук словами?

Michael Paget: Когда ты сочиняешь соло, то продумываешь его заранее или просто джемуешь и затем уже разрабатываешь наиболее удачные варианты?

Toni Iommi: Как правило, я сочиняю соло в первые четыре-пять дублей, поскольку потом они становятся уже хуже! Я всегда записываю соло, а потом прослушиваю, чтобы выбрать наиболее удачное. Стараюсь не смешивать разные дубли, дабы не было ощущения, что что-то воткнули в середину. Если же совсем ничего не получается, оставляю соляк до другого раза. Сейчас есть возможности для такой свободы, а вот раньше было Matt Tuck: «Сегодня день записи соло, поэтому надо все закончить к вечеру!» Поэтому, когда мы писали по пять-шесть песен, мне приходилось мучиться и выдумывать по пять-шесть соло в день. А ведь каждый день ты можешь придумать что-то новое, и это никак нельзя было реализовать в жестких временных рамках. Надо было просто переключаться на определенный вид деятельности и думать только об этом.

Michael Paget: Какое из соло лучше всего отражает твои способности?

Toni Iommi: Думаю, что ни одно! Я никогда не пытался быть техничным гитаристом. Мой стиль – блюзовый, и я вряд ли вспомню все соляки, поскольку за свою жизнь записал немало альбомов и соответственно песен. Мне нравятся соло из Heaven And Hell и Lonely Is The Word. Я их очень люблю за блюзовое настроение, однако сейчас до них дело не доходит – из-за жестких временных ограничений. Тут нам дают играть полтора часа, а то и час – в отличие от Америки, где мы имеем, по меньшей мере, два часа. Не знаю, удастся ли вообще устроить что-то достойное за один час…

Matt Tuck: За свою долгую жизнь ты написал немало сногсшибательных риффов. Какой из них считаешь самым лучшим?

Toni Iommi: Один из моих любимых – в Into The Void… Но популярностью пользуются Iron Man и – почему-то – Paranoid. Ведь это же самый простой хренов рифф во вселенной! Эта песня был написана как шутка – своеобразный филлер в альбоме. У меня уже скоро будет истерика от этой песни, потому что там мегапримитивный рифф, но все спрашивают именно о нем. Самое обидное, что люди, увлекшись Paranoid, забывают о гораздо более интересных и непростых риффах, на которые я потратил столько времени.

Michael Paget: Не стыдно ли тебе сегодня за какие-нибудь работы?

Toni Iommi: Да, есть один альбом, который я писал фактически под давлением, осознавая, что ничего путного не выйдет – это пластинка Forbidden. Мне не нравилось ни звучание, ни сам альбом… В записи принимал участие Ice T, он славный малый, но его присутствие было совершенно ни к чему. Парни из рекорд-компании пригласили его продюсера, что сыграло далеко не на пользу диска, который мне бы хотелось навсегда стереть из памяти…

Toni Iommi: Если говорить об удачных работах, то мне нравится сольник 2000 года [Iommi, в записи которого принимали участие Фил Ансельмо, Генри Роллинс, Билли Коргэн, Дейв Грол, Серж Танкян и другие], который делался в удовольствие. Его идея возникла у меня еще в 1985 году, и я даже собрал целую команду толковых ребят для его записи, но рекорд-компании были не в восторге. В конечном счете, мы записали его в 2000. Сложно было организовать такое количество народа. Дейв Грол – настоящий джентельмен, и мне бы хотелось еще с ним поработать. После этого у нас был совместный проект с Гленом Хьюзом. А что будет дальше, пока не хочется гадать, но может быть, я приглашу Тома Джонса… Кто знает!

Total Guitar 2008
перевод - Юрий Кириллов