Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Tony Iommi & Geezer Butler

Когда в 1979 году пути Оззи Осборна и Black Sabbath разошлись, многие предсказывали распад молодой бирмингемской мел-комманды. Однако Томи Айомми со товарищи думал совсем иначе и пригласил в группу вокалис Rainbow Ронни Джеймса Дио. Созданный ими альбом Heaven And Hell по сей день счиется одним из лучших у Sabbath. После выпуска еще одной пластинки Дио покинул группу, и на смену ему пришел вокалист Deep Purple Иэн Гиллан; но в 1992 году Дио вернулся еще на два года, чтобы принять участие в записи альбома Dehumanizer.

Не к давно Айомми и Гизер Батлер решили вновь объединиться с Дио в рамках проек Heaven And Hell, чтобы записать небольшую подборку треков на альбоме под названием Black Sabbath: The Dio Years. Потом договорились и о концертах. На барабанах должен был играть Билл Уорд, однако позже было решено, что во время выступлений его место займет Винни Эпписи.

И вот после того, как музыканты отыграли уже пару зажигательных шоу, они решили поделиться своими впечатлениями с чителями гитарных журналов.

Почему вы решили назваться Heaven And Hell, а не Black Sabbath?

Tony Iommi: Потому что все вещи, которые мы играем в рамках этого проекта, относятся к эпохе Дио, и название Heaven And Hell кажется наиболее подходящим. Выступая под именем Sabbath, мы могли бы не оправдать надежд слушателей. Сейчас мы рабоем с материалом именно тех лет и не исполняем ничего из старых вещей.

Во время гастролей с Sabbath не возникало идеи повторного воссоединения с Ронни?

Tony Iommi: Пару лет назад у нас проскользнула такая мысль: как бы было здорово вновь собраться всем вместе и отыграть пару концертов. Но в рекорд-компании тут же взялись за дело, поинтересовавшись, нет ли у нас в запасе еще нескольких треков, которые можно было бы поместить на альбом. У нас не было, но мы сказали, что можем собраться и написать какой-нибудь свеженький материал.

Вы вместе договаривались с Дио?

Geezer Butler: Это все Тони, я поначалу не участвовал в переговорах.

Tony Iommi: Да, через менеджмент. Мы встретились, когда Ронни выступал в Бирмингеме. К тому моменту мы не виделись уже 14 или 15 лет. Но сразу нашли общий язык.

Чем, с музыкальной точки зрения, материал Дио отличается от того, который был создан вместе с Оззи?

Tony Iommi:Там совершенно иной подход. Если Оззи старался петь вместе с риффами, то Ронни на Heaven And Hell поет как бы через них.

Geezer Butler: Мне кажется, что музыка тогда опиралась на аккорды. А сейчас важное место занимают клавиши, которые позволяют мне отойти от сухих риффов и не держать все время ритм-секцию. В старом же материале басовая линия по большей части следовала за гитарными риффами. Это было своеобразное заточение в риффообразной структуре.

Вам снова пришлось работь в студии, сочиняя новые песни. Насколько ощущения отличаются о тех, что были при записи Heaven And Hell, Mob Rules и Dehumanizer?

Tony Iommi: Ощущения были такие же, потому что это были те же люди. Мы работали очень слаженно. Мы сочиняли и записывали песни значительно быстрее, чем во время работы над Dehumanizer.

Если сравнивать вас как ветеранов металла с современными метал-командами, можно ли говорить, что есть еще порох в пороховницах?

Geezer Butler: Сейчас музыка совершенно иного характера, чем тогда, когда мы начинали. Если пытаться сравнивать, то вряд ли удастся вообще найти какие-то точки соприкосновения. Взять, например, Dimmu Borgir и подобные группы – они звучат совершенно иначе, однако нас постоянно «сваливают» в одну общую кучу.

Но все эти ребята говорят о вашем влиянии на них…

Geezer Butler: Да, я знаю. Вчера мы были на вручении награды Metal Hammer, и все эти парни говорили, что не будь нас, не было бы и их. Они подходили и выражали нам свою благодарность – и сие есть замечательно. Однако у них уже совершенно иной стиль.

Tony Iommi: Может быть, мы положили начало, но эти парни пошли уже по своему собственному пути…

Geezer Butler: Разумеется, все идут по касательной, поскольку надо быть оригинальным. Какая радость слушать одно и то же в течение сорока лет.

Какое оборудование вы использовали на сцене и в студии? Есть какие-то новые игрушки?

Geezer Butler: Нам с Тони наконец-то удалось найти человека, который смог воссоздать Tychobrahe Parapedal из семидесятых и восьмидесятых годов. Моя оригинальная педаль изрядно поветшала, как и я сам. И теперь мне очень приятно, что эти парни из Чикаго смогли полностью воссоздать ее. Плюс я приобрел пару новых басов Lakland.

Tony Iommi: На трех треках альбома я играю на SG. Во время шоу использовал Gibson, а кже срую JD. У меня есть несколько гибсонов, каждый из которых рассчин на определенный набор песен, поэтому я их периодически меняю во время выступления. Что касается педалей, то здесь я, как и Гизер, осюсь приверженцем Tychobrahe, которую полностью воссоздали для меня.

Современные усилители характеризуются наличием гораздо более мощного гейна, чем в те времена, когда вам приходилось выжимать из гитар все до последней капли. В чем сегодня секрет вашего звучания?

Tony Iommi: Я просто включаю гитару и выкручиваю все по полной… У меня имеются именные усилители Laney, на которых установлены необходимые преампы. Поэтому мне досточно просто подключиться и начать играть!

Ваш звук кажется более монолитным, чем раньше. Вы все еще используете легкие струны?

Tony Iommi: Теперь я перешел на более тяжелые струны. Вообще я люблю легкие, но тяжелые лучше соответствуют той музыке, которую мы играем в этой группе. А Гизер сейчас перешел на легкие.

Geezer Butler: Это 48 басовые струны.

На сцене вы заметно расширяете структуру песен, чего не могли себе позволить с Оззи. Приятно ли ощущать подобного рода свободу?

Tony Iommi: Да, мы получаем от этого истинное наслаждение, позволяя себе периодически растягивать композиции. Здесь гораздо больше возможностей для импровизации, и поэтому наши шоу теперь длятся чуть ли не по шесть часов!

Гизер, каково это снова оформлять ритм-секцию вместе с Винни?

Geezer Butler: Просто великолепно. Для меня два лучших в мире барабанщика – это Билл Уорд и Винни Эпписи. Оба они обладают каким-то шестым чувством, поскольку, даже если каждый вечер мы играем что-то несколько иначе, Винни всегда точно определяет, что я сделаю в следующую минуту: разверну тему или наоборот отойду на задний план. Как и Билл, он очень надежный партнер по группе. Поэтому я люблю играть и с Биллом, и с Винни!

Кажется, в эпоху Оззи Винни пару раз подменял Билла, когда тот не мог участвовать в шоу?

Geezer Butler: Да. Тем более что это не самая прося музыка. Нам довелось поиграть с немалым количеством ударников, и многие из них не могли вникнуть в суть песен. Они то заигрывались, то совали «роллы» к месту и не к месту. И только Билл и Винни смогли по-настоящему прочувствовать музыку и понять ее сущность, играя как нельзя более гармонично.

Tony Iommi: Да, Гизер и Винни – великие музыканты.

Geezer Butler: А это самое главное, когда ты играешь в группе. Ведь группа – это коллектив, а не четыре отдельных человека.

Guitarist, сентябрь 2007
перевод - Юрий Кириллов