Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Slash

«Мы покончили с херней. Все это дерьмо на тему Guns N’ Roses/Stone Temple Pilots, с которым нам пришлось иметь дело в период первого альбома, нас просто задолбало. Я решил, что больше не буду так терпеть всякие идиотские вопросы».

Намеренно или нет, Слэш задает главное правило интервью, о втором альбоме Velvet Revolver. К счастью для нас, мы и не собирались заводить речь о группах в которых Слэш, Дафф Маккаган, Скотт Вейланд, Мэтт Сорум и Дейв Кушер участвовали ранее. Равно как задавать заезженные вопросы о бухле и телках, или пытаться раскопать, выйдет ли Слэш когда-нибудь еще на одну сцену с GNR. Мы такие зашоренные...

Мы провели целый день, слушая по кругу новый альбом VR «Libertad», и одержимы желанием выцедить из Слэша и Дейва каждую драгоценную каплю знания новом альбоме, процессе сочинения, записи и, почему гитары звучат так чертовски хорошо.

Вокруг «Libertad» было много толков. Названный испанским словом «свобода», второй альбом VR изначально преподносился фронтменом группы Скоттом Вейландом, как мрачный, концептуальный альбом в духе «Dark Side Of The Moon» Pink Floyd. Но позже он передумал: «Слишком много концептуальных альбомов выходит в последнее время».

Американские музыкальные журналы были так убеждены, что идеолог N*E*R*F Фаррел Уильямс займет кресло продюсера самого личностного на сегодняшний день альбома VR, но их обломали. «Когда мы пытались собраться, наконец, все вместе, чтобы начать работу над альбомом, был разговор о Фарреле», - говорит Слэш. «Я не участвовал в этих дискуссиях – я узнал это из вторых рук – но Скотт записал с ним одну песню». («Happy» для своего грядущего сольного альбома)

Другими словами, забудьте, все, что как вам кажется, вы знали про новый альбом Velvet Revolver. В нашем эксклюзивном интервью со Слэшем и Кушером мы откроем: почему «Libertad» это самый удачный со всех точек зрения проект на памяти Слэша; в каких трагических обстоятельствах оказалась группа ближе к концу процесса записи; и почему гитарное партнерство Слэша и Дейва сильнее, чем когда-либо.

Ваш дебютный альбом «Contraband» получился мощным. Как, по-вашему, «Libertad» сопоставим с ним по звуку и стилю? Он соответствует вашим ожиданиям?

Слэш: Нам всем пришлось немало поработать над звуком этого альбома, но я не знаю как описать «Libertad». Проще принять его как есть, чем анализировать или диктовать вам трактат о том, что там и как. Это отличный альбом, которым я очень горд. На нем много разнообразия, есть отличные песни и он достаточно отвязный. Вы можете видеть, что нам было по кайфу над ним работать. Он очень отличается от «Contraband». После того альбома мы крепко выросли с точки зрения пережитого вместе, что естественным образом отражается на процессе сочинения и записи. А единственное, что соответствовало теории «трудного» второго альбома, нас было очень трудно собрать в студии.

Все хотели начать работу над альбомом, но у каждого из нас накопились свои дела. Правда, когда мы оказались в студии, дела пошли быстро. Я не стал бы ничего менять в этом альбоме, потому что мне нравилось быть с группой, и мы стали такими хорошими друзьями. Это был очень вдохновляющий, творческий процесс, и один из самых удачных со всех точек зрения проектов, в которых я принимал участие.

Дейв: Мы записали для отбора на альбом 20 песен, а на предыдущей записи мы использовали все написанные песни до единой, так что здесь было намного больше творческого вклада. «Libertad» намного более личностный, с точки зрения проявления каждого участника. Он глубже, чем «Contraband», и стилистически более разнонаправленный.

Поменять что-то... Когда ты работаешь над таким продолжительным проектом, и есть определенные аспекты вне твоего контроля, например сведение и написание песен, тогда внутри тебя присутствует желание, сделать что-то по-другому. Но «Libertad» - это потрясающий альбома, который заставил нас выйти за собственные пределы, и как гитариста он вывел меня туда, где я раньше никогда не был».

Что на этом альбоме вы делали не так, как на предыдущем?

Слэш: На «Libertad» выраженная атмосфера спонтанности, потому что мы впервые записывались в студии все вместе живьем, и было сильное чувство товарищества. На этом альбоме использовалось много фишек, которые я раньше никогда не делал, например в работу шли черновые треки. Я обычно шел в студию, записывал вместе с группой черновые треки, потом уже в аппаратной переписывал гитару, просто потому, что я терпеть не могу наушники (в наушниках я играю дерьмово). Но в итоге, я использовал многое из записанного в наушниках, что для меня было впервые.

Кроме того, я не стал накладывать ритм-партии под свои соло, как я обычно поступаю, я оставил это Дейву.

Дейв: Да, теперь я понимаю, что имеют ввиду группы, когда говорят про рост и зрелость относительно своего второго альбома. Мы все еще молоды как группа, но на этом альбоме каждый был намного сильнее вовлечен в процесс сочинения и записи. «Libertad» - это работа, на которой личный вклад каждого более явственный, чем на нашем первом альбоме. Мы провели больше время в самостоятельном сочинении, и вы можете слышать, как проявляется стиль и личность каждого. Он определенно более органично звучит, чем «Contraband», а лично я пошел к менее обработанному звуку гитар, такому, где звучит больше дерево и железо самой гитары».

Какие треки с «Libertad» ваши любимые, и какими вы особо гордитесь как гитаристы?

Слэш: Когда ты работаешь над альбомом, ты становишься лично очень близок к каждой песне, и чтобы песня попала на альбом, она должна в первую очередь тебе нравиться. Поэтому очень сложно отобрать любимую.

Мы написали для этого альбома 20 вещей, и 18 из них на него попали. Пять из этих треков мы издали на EP (издан 4 июня, включает в себя кавер Talking Heads «Psycho Killer»), а также вставили на альбом кавер ELO «Can’t Get It Out Of My Head». Кавер был идеей нашего продюсера Брендана О’Брайена, но меня она поначалу не прикалывала. Это отличная песня, но я не могу просто представить ее в исполнении группы, поэтому сначала я отказался.

А после того, как мы прописали акустику, бас и барабаны, мы с Дейвом добавили еще кучу тяжелых гитар, и Скотт записал вокал, она зазвучала отменно. Когда мы сводили альбом в Атланте, я купил Брендану реплику 1960 Les Paul, которую я использовал на соло в этом треке вместе с убойным новым Marshall Modern Vintage. Я записал его за один дубль. Дейв: Я больше всего горд «Get Out The Door», потому что я написал всю вещь целиком дома в Pro Tools. Мне нравится необычная мелодия, которую Слэш сыграл поверх припева, и которую Скотт записал в вокале. Я также использовал некоторые идеи в духе Smashing Pumpkins в припеве «Mary Mary», и это получилось клево тоже.

Хотел и я играть больше соло? Конечно, был момент, когда я сказал: «Эй, Слэш, а нет ли каких то соло, которые тебя ломает играть...», но ответа так и не последовало! Наверное, я мог бы сыграть соло в «Get Out The Door», потому что это мое детище, но в оригинальном варианте не было соло, там даже не было куска с подкладом. После бриджа следовал сразу последний куплет. Соло было предложением Клайва Девиса из RCA, когда мы планировали выпустить песню первым синглом с альбома. Клайв хотел для этого фирменное соло Слэша, так мы и поступили.

Но в итоге вы выпустили первым синглом «She Builds Quick Machines». Почему вы выбрали эту вещь?

Слэш: «Quick Machines» была моим первым выбором, но при таком количестве песен с хитовым потенциалом прошло немало времени, прежде чем мы сошлись на том, что должно быть первым синглом с альбома. Порешили, что «She Builds Quick Machines» наиболее характерна для группы, как ее все запомнили.

Дейв: На эту вещь, как потенциальный сингл, наше внимание обратил лейбл. Я могу говорить только за себя, но я не видел ее в качестве первого сингла. Я бы выбрал «Get Out Of The Door» или «She Mine», потому что внутри группы, мы считали первым синглом одну из этих песен.

Правда, не то, чтобы на нас надавил лейбл. Эта песня просто зацепила их, и они провели тест всех трех песен на группе слушателей, и «Quick Machines» вроде как показала лучший результат. Может она напомнила им «Slither» (c первого альбома, «Contraband»)? Во всяком случае, мы продолжали переслушивать песню, и по-прежнему не соглашались. Лейбл провел еще тесты, и в итоге нам пришлось согласиться из-за результатов, которые они показывали.

ОК, поговорим о гитарах. У вас была полная свобода оторваться в своей игре?

Слэш: Да, в целом у всех была свобода в том, как сделать звучание песни более интересным, и была очень раскованная атмосфера при записи. Как только песни были написаны, это был очень простой процесс с точки зрения того, какое звучание я хотел. Я думал, что это будет намного сложнее, чем в итоге оказалось, но я просто использовал мой Marshall, мой Les Paul и, быть может, пару других гитар для некоторого разнообразия. С точки зрения оборудования я физически не особо разбрасывался, но каким-то образом все звучит намного интереснее, чем я планировал.

У меня нет определенно любимого соло на альбоме, но соло на «She Mine» довольно интересно, потому что на нем используется реплика старой педальки 60-х Octavia. У нее очень клевый перегуженный звук, но мы не использовали ее по прямому назначению. Вместо этого мы раскочегарили нахрен, чтобы она звучала очень зло, что мне и нравится.

Дейв: Что до меня, то у меня всегда была свобода делать, что вздумается, в чем заключается прелесть моей роли в группе. Я сразу себя так поставил и создал свою собственную свободу в этом плане, потому что не пытался думать, что от меня требуется просто околачиваться на заднем плане. Я всегда пытался играть фишки, которых обычно не ждут от второго гитариста, и меня всегда поощряли на это. Но есть тонкая грань между использованием этой свободы для творчества и баловством с всякими прикольными фишечками, чтобы привлечь всеобщее внимание к своему краю сцены. С точки зрения творчества, мы всегда предоставляли друг другу много свободы. Я был во многих группы, в которых покажешь что-то написанное тобой, и через 20 секунд кто-то говорит: «Отстой!». В Velvet Revolver никогда такого не было. Даже если кто-то приносит что-то такое, что не по душе остальным, мы все равно даем шанс. Я раньше никогда не был в группе с таким отношением.

Вы ощущаете, что теперь между вами обоими больше гитарного партнерства, чем было вначале?

Слэш: Я с самого начала думал, что все идет достаточно клево, но сейчас это превратилось во что-то более осязаемое, и между нашими гитарами отличная химия. Я понимаю, от чего танцует Дейв, а он понимает, от чего танцую я. У нас есть естественная манера сочинять разные партии, которые хорошо сцепляются вместе в одной и той же песне. Конечно, это требует времени, но к третьему альбому мы будем намного лучше.

Дейв: На этом альбоме есть места, где я старался не просто играть ритм. Например, на «Mary Mary» я придумал мелодию перед бриджем, и Скотту она так понравилась, что он подрезал ее и сделал припевом перед бриджем. Если бы все сводилось к ритм-гитаре, я бы не играл таких фишек. Я знаю, что Иззи Страдлин и Слэш играли много похожих партий, но у них была манера играть друг от друга, и, я думаю, мы со Слэшем естественным путем выработали то же самое. Можно слышать в заходе на припев «She Builds Quick Machines», как Слэш играет очень выраженный рифф, а я кладу поверх трехнотный аккорд. Сложно придумать партии, которые были бы более «поперек» друг друга, но они все равно хорошо работают вместе.

Расскажите о динамике написания песен, и как, по-вашему, она развилась после вашего первого альбома...

Слэш: У всех на этом альбоме был одинаковый вклад. Это то, к чему мы стремились и на предыдущем альбоме, но мы не были так сфокусированы как сейчас. На первом альбоме мы привыкали к личностям и нюансам характеров друг друга, а сейчас у нас есть ощущение группы и друг друга. На этом альбоме мы были более сфокусированы на написании материала, но все равно были нетерпеливы – нам хотелось, чтобы все было готово вчера. Мы теперь намного более расслаблены друг с другом, что отразилось в весьма непринужденном подходе к сочинению, поскольку на нас не давило ощущение сдерживания.

Дейв: Перед тем, как начать работу над этим альбомом мы были в туре почти два года, и нам требовалось провести некоторое время порознь. Пока мы восстанавливались, мы начали писать песни сами по себе, и приносить в группу идеи, которые мы потом разрабатывали вместе. Например, мы не писали песни в репетиционной студии, и у каждого было время подготовиться самостоятельно, что сильно отличается от предыдущего альбома.

Какая была атмосфера при записи в студии?

Дейв: Настроение по большей части было прекрасное, но к концу работы оно стало печальным, потому что оказалось, что 11-летний брат Мэтта, у которого в прошлом году был рак, заболел снова и умер ближе к концу записи. В то же самое время от передоза умер брат Скотта. Это произошло буквально за одну неделю, поэтому ближе к концу записи было очень тяжелое время.

Это тяжко, когда ты работаешь с кем-то, кто тебе небезразличен, и не знаешь, как его утешить – это совсем другая динамика, когда группа парней пытается друг друга утешать. Но все равно, в начале записи альбома было много веселья. Снята небольшая «документашка», которая выпускается вместе с диском, так что вы увидите нас в студии.

Какие были ваши взаимоотношения с продюсером Бренданом О’Брайеном?

Слэш: Не так уж много есть продюсеров, которые мне интересны, но как только Брендан вошел, все сразу заработало. Не было потеряно ни секунды, как я и люблю работать – люблю, когда задницу припекает. Нам хорошо работалось вместе, и у нас с ним была отличная химия. У него так же была отличная химия со Скоттом, и это очень важно, что мы ощущали комфорт и вдохновение, чего иногда трудно добиться.

Что касается гитар на «Сontraband» я определенно не был в ударе из-за того, с кем мы работали в то время. И когда я только ни подумаю о том альбоме, все время вспоминается та форсированная ситуация с записью гитар. Чтобы создать действительно клевый альбом, необходимо работать в комфортной атмосфере.

Дейв: Между Джошем Абрахамом, который продюсировал наш первый альбом, и Бренданом большая разница. Я знаю Джоша с тех пор, как ему минуло 15, и это очень талантливый парень. Брендан просто продюсер иного склада: он приходит и становится шестым участником группы, у него много субъективного, но в хорошем смысле. От него было больше вклада, чем от Джоша на предыдущем альбоме. Я не думаю, что Брендана была четкая идея того, как должен был звучать «Libertad», но я помню, как он говорил, что мы должны звучать именно как мы, а не просто накатать второй альбом.

Считаете ли вы, что добились на этом альбоме к фирменного звучания Velvet Revorver?

Слэш: Вам виднее. Я могу распознать другие группы с первых тактов их песен, но со своей собственной группой, мне трудно свести все воедино.

Дейв: Думаю, да, но я так же думал и о первом альбоме. Зная возможности и таланы каждого в этой группе, остается только гадать, куда мы двинемся на очередном альбоме, потому что с музыкальной точки зрения у нас много разных идей и интересов.

В этой группе пять индивидуальностей, и пять выраженных характеров, поэтому очень многое оказало влияние лично на меня, не говоря о других парнях и их собственных влияниях. Поэтому, я думаю, что при сочетании такого количества интересов и способности творчески реализовать все, что нам вздумается, потолком для очередного альбома является только небо, и наш звук будет постоянно развиваться вместе с нами.

И в завершение, полагаете ли вы, что переросли ярлык сборной «супергруппы» и стали полноценной группой сами по себе?

Слэш: Мы всегда были полноценной группой сами по себе. Я нахожу, что на этом альбоме общий знаменатель в том, что мы, кем являемся. Публика теперь это понимает.

Дейв: Я никогда не думал о Velvet Revolver, как о некой супергруппе, но, может, это потому что я в группе не знаменитость. Мы искали певца 10 месяцев и перепробовали бесчетное множество неизвестных вокалистов. Если бы ваш младший брат мог петь, мы прослушали бы его, просто Скотт подошел нам лучше всех. Находимся ли мы на пике того, что можем сделать как группа? Нет, еще есть куда расти и расти.

Total Guitar, Июль 2007
перевод - Александр Авдуевский