Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Joe Satriani

Вам интересно, чему Джо Сатриани учил Стива Вая? Какая, по его мнению, самая депрессивная группа? Что он думает о цилиндре Слэша? Гитарная легенда по прозвищу «Сатч» ответит на ваши глупые вопросы…

Конечно, легко стебаться над героями гитарного инструментала. Эти длинные, сложные фантастические названия песен, эти толпы «юношей бледных со взором горящим», которые до последней ноты проглатывают каждый легатный проход, эта претензия на высокое искусство (да-да, Ингви Мальмстин, речь о тебе и твоей «Концертной сюите для электрогитары с оркестром ми-бемоль минор», гы!). И разумеется, тотальное отсутствие текстов. Это что ли круто? Ну, по сути, весьма даже круто. Если вы любите впечатляющую гитарную игру, то нет ничего лучше… И, бесспорно, один из лучших представителей этого направления – Джо Сатриани.

Приветливый парень из Нью-Йорка по прозвищу Сатч около двадцати лет назад залез на вершину гитарной горы, и похоже, его звезда горит еще достаточно ярко. Хотя ему пришлось поиграть сессионно с Deep Purple, и погастролировать с Миком Джаггером, в свои 49 лет он по понятным причинам остается ярым приверженцем инструментальной гитарной музыки. Он не только продал свыше семи миллионов (это правда!) альбомов, но его музыка звучит теперь в кино, рекламе и видеоиграх, а серия JS гитар Ibanez и именные усилители JSX Peavey признаны одними из самых востребованных во всем мире. Его учениками были когда-то Стив Вай, Кирк Хамметт, Алекс Сколник из Testament, Лари ЛаЛонд из Primus, «восьмиструнный джазовый гений» Чарли Хантер и многие другие.

Новый альбом Super Colossal – это типичный умопомрачительный симбиоз гитарной техники Сатча и многогранного волшебства гитары. Там и блюзовые фишки (короткий трек), и огонь фанка (Just Like Lightnin’), и величественные мелодичные гимны (Ten Words), и гармонизированный а-ля вокал (A Cool New Way), и прогрессивные завороты (Redshift Riders), и все, все, все.

«Я попытался перенести непредсказуемость живой атмосферы в студию, – говорит Джо. – И я понятия не имею, как мне это удается, пока кто-нибудь не спросит: зачем ты это делаешь? Но иногда я сам себя с трудом понимаю. Вот пример: в коротком треке – это как бы играет тридцатиметровый гитарный герой; и зачем там в середине блюзовое соло, я ума не приложу. Его сердце пронизывает боль, а потом он снова переходит на зверский гитарный саунд. Как я – или кто угодно – до этого додумался? Ха-ха!»

А действительно как? Если уж Сатч хочет хитроумных вопросов, их есть у нас. Вооружившись хорошими, плохими и ужасными вопросами с сайтов любителей Сатриани, мы у него дома в Нью-Йорке залили по полной его блестящую голову фанатской мыслью.

«Наверно, это будет забавно!», – оживляется он. О да, несомненно будет, м-р. Джозеф Сатриани, встречайте ваших поклонников…

Будучи преимущественно инструменталистом, ты никогда не пытался работать с песенниками, как, например, Элтон Джон и Берни Таупин?

Да нет. Я и так сейчас по горло загружен работой. Я регулярно получаю тексты от фэнов, и некоторые из них совершенно невообразимые. Поверьте, я отступаю в инструментал как в тихую гавань! Как-то один паренек из Франции прислал мне запись того, как он поет Round About Mignight, наложенную на мою композицию Echo, написанную в размере 5/4! Это было ужасно, смешно и грустно одновременно. И между прочим, не без последствий. Ведь когда слушаешь что-то подобное, оно врезается в сознание. А потом ты пытаешься сыграть Echo вживую, но все думают об этой чудо-переделке, поэтому мы срываемся и прекращаем играть. Так что (смеется) я стараюсь от этого абстрагироваться!

Кроме немногочисленных выступлений с Миком Джаггером и Deep Purple ты больше никогда не был лидер-гитаристом других групп, в отличие от Эдварда Ван Халена, Стива Вая и Пола Гилберта. Никогда не сожалел об этом?

Я играл в группах с 14 до 30 лет. Все. А инструменталистом стал случайно. Изначально я хотел быть Джимми Пейджем, но не смог найти своих Планта, Джонса и Бонэма. Так что по идее мне не на что жаловаться.

Ты используешь педали Whammy и Fulltone Ultimate Octave на многих композициях. Есть ли у тебя еще какие-либо педали, и звучат ли они на Super Colossal?

Сейчас я разрабатываю некоторые прототипы с разными компаниями… Но пока не могу об этом рассказывать. Из общедоступных могу порекомендовать педаль Electro-Harmonix POG, которая использовалась на заглавном треке из Super Colossal. Нельзя не сочинить десятка новых песен, просто достав прибор из коробки и подключив без особой настройки. Очень классная педаль.

Известно, что ты был учителем Стива Вая, а каким конкретно аспектам игры на гитаре ты его обучил?

Стив тогда был начинающим гитаристом, так что речь шла о всякой скукоте: стандартные аккорды, баре, какие-то трезвучия, подтяжки… Иногда мы, конечно, поигрывали Хендрикса и Заппу. А вообще, так: когда я учил Стива, мне было 15, а ему – 12, я до этого играл на барабанах, а он – на аккордеоне. Я играл чуть лучше него, но, знаете же, рок-гитара был тогда почти контркультурой. Не было MTV, у меня не было видеомагнитофона. Мы ставили записи и СЛУШАЛИ!

У какого гитариста ты бы желал взять пару уроков и на какую тему?

У Джими Хендрикса. Я бы заткнулся и слушал.

Ты писал музыку для видеоигр. Как думаешь, сочинительство для других раскрепощает или наоборот ограничивает?

Очень хороший вопрос. По своей природе оно ограничивает. Есть комиссия, которая говорит: нам нужно шесть мелодий по пять секунд, восемь – по семь секунд, четыре – по минуте… И тематический параметр: эмоциональный приблюзованный рок. Жесткие рамки, правда? Но с другой стороны, это как если бы тебе сказали: соло играем в соль. Так что стоит начать, как сразу привыкаешь и обнаруживаешь новые свободы – мне, например, понравилось экспериментировать с темпами.

Кстати, эти темы по сценарию бывают забавными: победа, поражение, трагедия, уничтожение… Иногда я, как мне кажется, даже перебарщиваю с эмоциональностью в сценах поражения, ха-ха!

>Люблю ли я компьютерные игры? Нет. Любой гитарист вам скажет, что геймерство плохо сказывается на ваших руках. Но не говорите геймерам, что это мои слова.

В последнее время мне все легче удается «снимать» песни. Какие песни ты бы посоветовал для разучивания новичкам и продолжающим, чтобы это было «ненапряжно» и полезно.

>Наиболее очевидный ответ – те песни, которые вы любите. В основу своего преподавания я закладываю принцип идентификации предпочтений студента. Хочет ли он стать профессионалом? Или ему достаточно научиться поигрывать после работы или учебы. Поняв это, можно приступать к распределению загрузки. Потом надо выяснить, что тот или иной ученик сам хочет разучить. Я обычно строю свои уроки по этому принципу. Пусть это будет хоть Creedence Clearwater Revival или Metallica, я просто учу его играть то, что ему доставляет удовольствие. А реальность такова: если тебе нравится делать что-то, то ты будет делать это лучше и лучше.

Какие ежедневные упражнения ты делаешь для поддержания своей техники: скорее фокусируешь внимание на отдельных аспектах или на технике в целом?

Что касается игры на гитаре, то тут я осознаю неизбежный факт: легче не будет никогда. Когда мне было 14, я думал, что в 18 лет мне не нужна будет практика, так как я стану лучшим из лучших. Но что в результате: если сейчас я не буду практиковаться, я «откачу» назад. Я делаю простые вещи. Так как играть приходится много, мне достаточно просто поддерживать форму. Бывает, проигрываю какие-то куски медленно, стараясь не зажиматься и не напрягаться. Важно еще ощутить отдачу собственного тела.

Ты не пробовал новые усилители Ibanez? Как они по сравнению с твоими Peavey JSX?

Я их видел, но не пробовал. Сейчас мы с Peavey разрабатываем два новых прикольных усилителя. Один – пятиваттный класса A, вроде Fender Champ. А кроме того, мы сейчас разрабатываем большой четырехканальный усилитель класса A/B, достаточно сильно отличающийся от JSX. Так что, готовясь к этому турне, я по колено погряз в схемах печатных плат.

Тебе приходилось когда-нибудь обращаться к различным компакт-дискам, книгам или фильмам в периоды «кризиса жанра»?

Я много читаю. Жена часто спрашивает, читаю ли я еще, потому что по дому разбросаны такие разные книги: о падении Римской Империи, романы Курта Воннегута или Дэна Симпсона… Я просто пытаюсь читать несколько книг одновременно. К тому же у меня в голове звучит столько музыки, что при пробежке, например, или во время прогулки мне не нужны наушники. А вдохновение я черпаю из разговоров людей, пения птиц, рева автомобилей и даже из шума ветра…

Что у тебя сейчас загружено в iPod’е?

Ну, давайте посмотрим. Я частенько закачиваю что-нибудь из этого во время турне. Так, у меня тут: Black Sabbath, Alladin Sane Дэвида Боуи, 13 Tales… Дэнди Уорхолса, Derek Trucks, Эдди Харрис [саксофонист], Игги Поп, что-то из Stones, The Velvet Underground, Radiohead – кстати, прикольная группа, хотя немного депрессивная. Кроме того, тут всякие саунд-треки и что-то из моего, что необходимо повторять… В общем, целая куча всего.

У тебя случались когда-нибудь фиаско из серии потери медиатора в самый ответственный момент соляка или прилета не в тот город в день выступления?

Очень часто бывает, что ты выбиваешься из сил, тогда все начинает раздражать. Ну вот один примерчик: как-то меня попросили сыграть национальный гимн для бейсбольной команды. Организаторы очень нервничали по поводу всего мероприятия, потому что должны были участвовать телевизионщики и все должно было быть рассчитано до секунды, чтобы авиационная группа пролетела над моей головой в момент взятия последней ноты, или как-то так.

Ну я музыкант, все это понимаю: сказано – сделано… По сигналу я начал играть гимн перед шестидесятитысячной аудиторией. Под конец подлетели истребители. Они, конечно, ревут, но вроде бы все идет по плану. Я не слышу толпы, но, судя по лицам зрителей, они довольны. На последнем аккорде я триумфально поднимаю руку и слышу голос диктора: «А сейчаааааааааас национальный гимн в исполнении Джо Сатриани!» Я посмотрел на продюсера, типа, я же только что сыграл… Еще раз играть? Тем временем мой усилитель уносят с поля, потому что уже выбегают бейсболисты. Я в тупике.

А дома я получил от друзей кучу сообщений на автоответчик, мол, эй, Джо, мы тебя видели по телевизору, но как только тебя объявили, ты почему-то отключился и убежал! Это был что ли… антивоенный протест? Нет, это были тупые телевизионщики, которые не дали мне вовремя сигнал. Вот уж фиаско так фиаско.

С кем тебе больше всего нравится играть в G3? И каким был бы идеальный состав?

Я уже годы упрашиваю Джеффа Бека и Эдди Ван Халена. Вот моя мечта. А еще можно было бы сыграть G3 полностью блюзовым составом – представьте себе только Бадди Гая и Билли Гиббонса. А можно было бы сделать более «оркестровое» шоу с Брайяном Мэем и Стивом Ваем. Для кого-то это могло бы стать открытием новых планет. А те, что были, они, конечно, такие разные: и Эрик Джонсон, и Ингви Мальмстин, но работать со всеми – одно удовольствие.

Кажется, что твои соло звучат так, как если бы ты их пропевал. У тебя нет для них отдельных «куплетов» и «припевов»? Или это происходит случайно?

Нет, правда в том, что соло всегда импровизированные и я накладываю их на песню в последний момент. Кажется, единственный проработанный соляк был в Crushing Day, поэтому я и не очень люблю играть его, так как никакого удовольствия он не доставляет. Не знаю уж, что меня сподвигло его сочинять, но всегда удивлялся людям, которым это соло нравится…

Иногда приходится помногу раз переписывать одно и то же соло, причем каждый раз подходя с иной стороны. Поэтому я и оставляю их на последний момент, чтобы прочувствовать, что действительно подходит для той или иной композиции.

Тебя никогда не посещала мысль записать альбом с совершенно иной концепцией и в ином стиле, например, джаз, блюз или акустик?

Ну, я в некотором роде это уже осуществлял. Альбом Joe Satriani 1995 года самый что ни на есть блюзовый. Engines Of Creation записан в стиле техно. Если получается, то почему бы и не записать, другое дело, что я не намеренно это делаю, а лишь руководствуюсь ощущениями. А вот чтобы записать акустический альбом, мне пришлось бы месяцев на шесть забросить электрогитару и тренироваться, потому что игра на акустике требует намного больше усилий. А я должен быть всегда уверен, что я в состоянии справиться.

Повергало ли тебя когда-нибудь написание музыки в депрессию? И как ты с этим борешься?

На самом деле, это всегда происходит. Это, наверно, такой типичный невроз всех музыкантов – волноваться, что следующую песню они уже не напишут. В такие моменты лучше начать с того, что отложить гитару. И вернуться к реальности. Знаете, времяпрепровождение с любимыми людьми – это лучшее лекарство. В конце концов, моя жизнь – это не только гитара…

Ты, Слэш и Эдж из U2 – большие любители разного рода шляпок. Никогда не хотел надеть цилиндр?

Нет! Недавно я выступал вместе со Слэешем, и у него тогда было ДВА головных убора. За сценой он был в бейсболке, а я без чего-либо на голове. А на шоу я вышел в одной из своих глупых шляпок и без очков, а Слэш появился в фирменном цилиндре И темных очках…Черт, он меня сделал! Слэш – реальная рок-звезда.

Что касается Эджа, то он известен тем, что НЕ позволяет людям увидеть, что находится под его шляпой. Я же хоть иногда даю возможность посмотреть, что скрывается – или не скрывается – под моей панамкой.

Есть ли у меня любимая шляпка? Нет, в этом плане я стараюсь всегда двигаться вперед. Если уж ты стал заядлым «шляпконосителем», то главное здесь – не слишком привыкать. Я правда не знаю, что это значит (смеется), но по-моему, это неплохой совет…

На этой глубокомысленной ноте Джо уже стал собираться на выход. Уже распланированы тур по Англии и G3 в новом составе («Нет, не скажу с кем!»). И впрямь, Сатриани слишком занят по жизни, чтобы заметить, как минуло 20 лет с тех пор, как он вышел на гитарную арену со своим первым альбомом Not Of This Earth, но он, кажется, доволен.

«Я бы даже и не задумался об этих 20 годах. Это все вы, журналисты, считаете там… Ну-ка хватит мне напоминать! – улыбается Джо. – Но я благодарен своей судьбе за такую карьеру, а еще своим поклонникам. И звукозаписывающей компании. Мы все как одна семья. И вообще, все еще только начинается». И панамки тоже…

Guitarst [May 2006]
перевод - Юрий Кириллов