Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Steve Vai

Официально она называется “Ibanez JEM”, но достаточно сказать «гитара с ручкой», чтобы большинство гитаристов поняло, о чем идет речь. В конце концов именно «хваталка» стала одной из самых откровенно необычных черт инструмента с момента его появления в 1987 году.

В последующие 20 лет гитара выпускалась в пяти базовых разновидностях: JEM7, JEM77, JEM777, JEM555 и пятая - семиструнная Universe. Кроме того на десятый год выпуска модели Ibanez создали также юбилейное издание JEM10, в честь 90-летия родительской компании Hoshino – JEM90HAM, а в честь нового тысячелетия – JEM2KDNA (с кровью самого Вая в краске, отсюда и буквы DNA, то есть ДНК).

Так что было неизбежным, что на 20-ю годовщину JEM Вай и Ibanez снова совместно придумают специальную модель гитары: JEM20TH. Среди ее уникальных черт прозрачный акриловый корпус, пронизанный разноцветными прожилками и встроенными зелеными светодиодами, придающими гитаре призрачное сияние. Гитара выпущена ограниченной партией в 500 экземпляров, 200 из которых предназначены только для США. Вай делится с нами подробностями о JEM20TH и ее создании.

У Вас заранее были готовы конкретные идеи или планы насчет 20-й годовщины JEM?

Каждый код мы стараемся придумать что-то новое с позиций практичного, доступного инструмента. Но когда подворачивается повод, как 10-я или 20-я годовщина, и компания хочет сделать что-то особенное, это дает нам возможность выпустить ограниченную партию чего-то нешаблонного. И вот у новой юбилейной JEM прозрачный акриловый корпус. Мне предложили идею пустить внутри какой-то материал. Я ответил: «Почему бы не разводы?». А затем я добавил подсветку, чтобы все светилось, но это все равно JEM.

Чем бы Вы объяснили столь длительный спрос на модель?

Если честно, то не знаю. Гитара продолжает хорошо продаваться. А ее младшая сестра RG, уступает по популярности только Stratocaster. Я не верю, что только тот факт, что я играю на JEM, является главным фактором долголетия. Инструмент не должен принадлежать только создателю. В нем должно быть что-то, что интересно и полезно огромному количеству музыкантов. И JEM проявила это качество. Это тот самый счастливый случай, когда ты немного покумекал, и это продолжает работать. И это поддерживает тебя в жизни, потому что мы получаем авторские отчисления с продаж. Это интеллектуальная собственность. Гитаре Джо (Ibanez JS, именная модель Joe Satriani) остался всего год до двадцатника. Как много именных моделей отличается долголетием? Есть Лес Пол, есть Джо, есть я, есть Дайм…

Основывается ли JEM на инструментах, которые Вы использовали до нее?

Разумеется, в гитарах, которые продавались в свое время, мне нравились определенные моменты. Мне нравилось тремоло на Stratocaster. Когда я был пацаном, я знал, что это то, что мне нужно, что с ним можно неслабо оторваться. Но я никогда не понимал, как работать со звуком Страта. Меня всегда првилекал более жесткий, тяжелый, плотный, округлый звук. Я играл на Страте много лет, и это было просто катастрофой. Потом появился Эдди (Edward Van Halen) и скрестил тремоло со звучанием хамбакера. Он утвердил факт, что вполне нормально так поступать. Так же было много моих закидонов насчет того, как играть, и фишек, которые мне хотелось бы делать, но которые были невозможны на традиционных гитарах.

Поэтому я пошел и купил пачку корпусов в Performance Guitar, в Голливуде. Я немного углубил у них вырезы, потому что у меня большие руки, и мне никогда не получалось играть в высоких позициях, чтобы не задевать за рога. И мне всегда хотелось 24 лада, но не было ничего одновременно с тремоло и 24 ладами. Мне так же нравилась идея работать рычагом вверх, но это никогда толком не получалось, потому что что-то всегда упиралось в тремоло. Так что я, помню, взял отвертку и молоток и буквально выковырял дерево из-под бриджа, и вау, я мог теперь задирать его вверх.

Как Вы пришли к решению работать над этой гитарой с Ibanez?

Я сделал прототип и стал рассылать его по множеству гитарных компаний. В то время я играл у David Lee Roth и компании бились за то, чтобы я играл на их гитарах. Ibanez сделали на основе моего прототипа гитару, которая была просто идеальна. С тех пор меня не интересовали другие гитары. Эта была сделана под меня. Это как будто с тебя сняли мерку и сшили костюм под все особенности твоей фигуры. Ничто больше не дает такого ощущения.

Откуда взялась идея «хваталки»?

Я просто решил, что это будет круто. Когда ты вдруг оказываешься в такой группе, как David Lee Roth, люди автоматически начинают считать, что все, что ты сделаешь или скажешь – круто, просто потому, что ты знаменит. Если ты некрепко держишься за реальность, ты начинаешь сам в это верить. Не может быть, чтобы это никак не сказалось на твоем эго. Поэтому я подумал, вот сделаю я хваталку на своей гитаре, и все будут думать, что это круто. Как ни странно, многие так и подумали.

Вы рассчитывали, что это поможет на сцене принимать крутые позы с гитарой?

Да, я прикидывал, как схвачусь за нее и буду размахивать гитарой в воздухе. В таком разрезе это было практичным.

А почему Вы назвали ее «Monkey Grip»?

Наверное потому что ее придумал примат. (смеется) Животное с отстоящим большим пальцем.

Говоря о новшествах в разработке, расскажите о том, как Вы перешли на систему ладов True Temperament.

Я считаю, что в звучании гитары есть одна загвоздка, когда требуется, чтобы интервалы в аккордах строили. Можно настроить гитару так, что один аккорд будет идеально интонирован, но когда переходишь к другому аккорду, он уже звучит не очень. Я думаю это связано с темперацией струн и гаммами, к которым мы привыкли.

Разные люди по-разному пытались решить эту проблему, но эти двое из Швеции – Андерс Тиделл (Anders Thidell) и Пол Гай (Paul Guy) выбрали другой подход. Идея в том, что они измеряют калибр твоих струн, учитывают тип гитары и расстояние между верхним порожком и бриджем. Затем они делают лады, которые дают точную темперацию: каждый лад имеет изгиб под интонирование каждой струны в конкретной позиции. Со всеми этими судорожными ладами гриф смотрится странно, но при игре ощущения совершенно естественные. И я заметил большую разницу в интонировании. У меня есть песня “Live To Die”, в которой аккорды должны идеально «висеть», но я никогда не мог заставить звучать некоторые аккорды правильно. Я могу настроить гитару под аккорд Ля, но когда я переходил к Ре-мажор, было уже не то. Но с этой системой все вроде как отлично. Я в восторге. Я поставил ее на несколько своих гитар.

Total Guitar, 2007
перевод - Александр Авдуевский