Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Eric Clapton

«Клэптон – бог», гласило граффити на станции метро Ислингтон в начале 1966 года. Бывший гитарист Yardbirds, Эрик Клэптон только что ушел из хитовой ритм-н-блюзовой группы, чтобы податься в более чистокровный блюз, который, как он уже знал в свои 20 лет, был его судьбой.

Джон Майал был старше Клэптона на 12 лет, сам выучился играть на гитаре, пианино, органе и гармонике, имел энциклопедические познания в блюзе и обладал коллекцией записей какую поискать. Выступив в роли фротнмена The Powerhouse Four и The Blues Syndicate, он основал собственную группу, The Bluesbreakers. Поскольку Клэптон был не занят, а его репутация ошеломляющего блюзового музыканта постоянно росла, Майал быстренько заманил его в квартет в который также входили барабанщик Хьюи Флин (Hughie Flint) и басист Джон Макви (John McVie, позже ставший «Mac» в Fleetwood Mac).

Был апрель 1965 года и Джон Майал уже выпустил ряд синглов, включая “Crawling Up A Hill” и “I’m Your Witchdoctor” (ранняя запись, на которой Клэптон не очень заметен, а также альбом “John Mayal Plays John Mayal”. Но именно следующий альбом заставил всех от Gary Moore и Eddie Van Halen до Brian May и даже Jay Jay French из Twisted Sister слушать и не верить, что молодой гитарист действительно так играет.

В целом Клэптон пробыл в группе Джона Майала 15 месяцев с апреля 1965 года по июль следующего, включая его короткую самоволку на путешествие в Грецию. Значительную часть этого периода Клэптон провел в лондонском доме Майала, посвятив себя его легендарной коллекции записей.

«Я думаю, это было одной из причин, которая убедила его, что стоит к нам присоединиться», вспоминает Майал, признаваемый многими крестным отцом британского блюза. «В то время у него не было машины, поэтому самым удобным было поселить его в свободной комнате. Он затем начал копаться в моей коллекции записей и добрался до артистов, которых раньше никогда не слышал. Buddy Guy, Otis Rush и многие другие не так широко известные. Мы неплохо провели время за этим занятием, и многие из песен с альбома «Bluesbreakers» навеяны этими посиделками».

Майал также начинает объяснять, почему именно Клэптон был столь привлекательной кандидатурой, с того, как уровень музыканта, казалось стремительно подскочил вверх за очень короткое время. «Я впервые услышал его в Yardbirds, и он тогда был еще начинающим», - продолжает рассказ Майал. «Но я не был особо впечатлен, и я не был особым фэном Yardbirds. Но на стороне B сингла “For Your Love” – большого хита, из-за которого он и ушел из группы – была инструменталка “Got To Hurry”, и она меня просто унесла. С того момента он невероятно прибавил. По сути, до того я никогда не слышал, чтобы британский блюзовый гитарист играл так. Поэтому, когда до меня дошло, что он ушел из Yardbirds и не занят, я вышел на него, и он приехал ко мне домой. Мы обсудили тему, и он понял, что это это был путь, на котором он может оставаться в блюзе. Так что он согласился, и все закрутилось».

В тот период Клэптон играл на Fender Telecaster через VOX AC30 – его комплект в Yardbirds – но после того, как увидел Freddie King с золотистым Les Paul на обложке альбома своего героя «Let’s Hide Away And Dance”, он перешел на Gibson. Хотя Эрик угадал с формой, в то время как King играл ранней модели с Р-90, Эрик поневоле оказался с гитарой, которая изменила историю рока – 1960 Les Paul Standard с мощными хамбакерами.

В то же время Клэптон наткнулся на относительно новую линейку британских, усилителей которые Джим Маршалл делал в Хэнвелле, Лондон. У них был большой, не очень яркий, но прорезающий звук, на фоне которого звучание Vox выглядело карликовым. Клэптон обнаружил, что выкрутив громкость гитары и усилителя на полную, он получает от этой комбинации мускулистый дисторшн и певучий сустейн, который ранее он не слышал и который замечательно подходил к его постоянно увеличивающейся скорости, бендам и вибрато. «Я понимал, что самым очевидным решением является взять усилитель и заставить его играть, как можно громче, что бы он аж дымился», - говорит Клэптон. «Но раскочегаренный на полную громкость АС30 звучал не так мясисто как Marshall, он просто становился более резким».

И так, кусочки мозаики легли на место. Отличный гитарист для отличной группы получил отличный усилитель к своей отличной гитаре.

Будучи великодушным лидером группы, Майал позволил Клэптону свободно отрываться на концертах группы, предлагая ему дополнительное время для соло, во время которых тот укреплял свою уверенность и мастерство. Британская публика не была избалована зрелищем подобной ловкости, а Клэптон со своим новым арсеналом к тому же и звучал как никто другой, и слава о нем вскоре стала распространяться. Знаменитая фотография того времени с граффити «Бог» породила распространенное заблуждение относительно того, что такое писали по всему Лондону. Но как бы то ни было, репутации Клэптона это явно не повредило. «В то время, я думал, что это вполне справедливо», - смеется Клэптон. «Я это воспринимал на полном серьезе. Я считал, пусть все хотят промылиться на ящик в Top Of The Pops, моя задача поведать миру о блюзе и сделать это как следует. Так что в определенном смысле я думал: «Да, я бог, это точно!». Мое эго было раздуто, я был невыносимо высокомерен!».

В The Yardbirds Клэптон заработал прозвище “Slowhand” («Медленная рука»). Причина кроется в его глубоких бендах и мощном вибрато и том, что он подолгу не менял струны. Они часто рвались на сцене и Эрик, оставался на сцене, впопыхах меняя злосчастную проволоку. Во время этих затягивавшихся пауз публика выражала неудовольствие в фирменном британском стиле – неторопливыми аплодисментами. Менеджер группы Джорджио Гомецки (Giorgio Gometsky) выдал фразу “Slowhand Clapton” как тройную игру слов, включавшую имя гитариста, ироничный комментарий насчет его скорости игры и привычную для него реакции публики (“Clap” – хлопок). Прозвище осталось с ним на его краткое пребывание в Bluesbreakers, а также впредь…

«John Mayall’s Bluesbreakers With Eric Clapton” был записан весной 1966 года и выпущен буквально несколькими днями после того, как гитарист объявил о том, что уходит, чтобы основать Cream с Джеком Брюсом (Jack Bruce) и Джинжером Бейкером (Ginger Backer). По словам Майала в альбом вошли песни, которые были фирменными номерами на успешных концертных шоу группы. «Эрик и я отбирали песни вместе, потому что лидер группы не может играть только то, что нравится ему», - объясняет Майал. «Он выбрал “All Your Love”, инструментал “Steppin’ Out” и “Hideaway” изначально предполагалась потому что это был один из его коронных номеров на сцене».

В день съемки на обложку блюзмен Эрик, который ненавидел саму идею позировать перед камерой купил выпуск комикса “Beano” и уставился в него (дата номера – 7 Мая 1966 года), в момент щелчка затвора. Когда альбом приобрел легендарный статус, фэны стали ссылаться на “Beano”, чтобы выделять диск среди других альбомов Майала.

Продюсером альбома был Майк Вернон (Mike Vernon), инженером Гас Данжен (Gus Dungeon) – эта парочка после продюсировала David Bowie, Fleetwood Mac и Elton John – и задачей Данжена было зафиксировать звук Клэптона на пленке. Гитарист был непреклонен в отношении громкости – это был «его звук», и его не волновало, как они будут ухищряться в попытке его передать. Решением была «дальняя расстановка» микрофонов, техника, которую Джимми Пейдж (Jimmy Page) открыл, продюсируя на пару с Верноном два ранних совемстных трека Майала/Клэптона, и которую он позже с ошеломляющим эффектом использовал в Led Zeppelin. Клэптон объясняет теорию: «Когда я записывал альбом с Bluesbreakers, стало очевидным, что если поставить микрофон слишком близко, звук будет ужасным, поэтому надо было ставить микрофон далеко на расстоянии, чтобы он ловил звук раскочегаренного усилителя в акустике помещения».

И какие же треки с альбома демонстрируют Клэптона как восходящую легенду? По мнению Майала инструменталы “Hideaway” и “Steppin’ Out” – это очевидный выбор, так же как и “All Your Love” и “Little Girl”. Но певец уверен, что “Have You Heard” – это нечто особенное. «Я думаю, что это был первый случай, когда кому-то в этой стране действительно удался медленный блюз», - утверждает он. «Эрик сыграл здесь великолепно. И это был абсолютно некоммерческий ход – по сути, подход к всему альбому заключался в том, что неважно, будет он успешным или нет. И тут он становится огромным хитом! Это также первая запись Эрика в качестве вокалиста, его версия “Ramblin On” (Robert Johnson) стала предвестником того, что случилось потом.

Хотя американский тираж альбома не попал в чарты, его экземпляры попали в руки Майкла Блумфилда (Mike Bloomfield, Paul Butterfield Blues Band) и практически несомненно – Хендрикса (Jimi Hendrix), который настолько проникся игрой Клэптона, что поставил одним из условий своей поездки в Англию встречу с гитаристом.

По всему миру молодые гитаристы были одинаково покорены мощью и огнем игры Клэптона на “Beano”. Питер Грин (Peter Green), чьей судьбой стало заменять Клэптона в его весьма значимой роли гитариста после очередного ухода из группы, недвусмысленен в своей похвале. «Меня так прет от игры Эрика. Когда он только начинал, это был полный расколбас. Это так заводило – просто нет подходящих для Эрика слов. Я последовал за ним в The Yarbirds и John Mayall Bluesbreakers. В то время я играл на басу, но решил вернуться к соло-гитаре, после того, как его увидел. Когда я увидел Эрика в Bluesbreakers, это было еще до того, как он решил запеть, так что он целиком концентрировался на гитаре. У него был Telecaster, и это было впечатляюще, потом он перешел на Les Paul, а его пальцы были волшебными. Он все у меня отнял; вся музыка, что ты слушал была сметена этой группой парней, которые дали Эрику Клэптону роль».

Гитарист Queen Брайан Мэй (Brian May) выработал многие заморочки своего стиля, слушая альбом “Beano” и снимая фразы Клэптона. Степень этого показывает то, что во время его сотрудничества с Эдди Ван Халеном (Eddie Van Halen) над Star Fleet Project, гитаристы придумали вещь “Blues Breakers”. «О, да, задолго до того, как появились Queen, я играл блюз», - признается Мэй. «Одним из моих первых вдохновений был Эрик Клэптон на том альбоме John Mayall Bluesbreakers, тот что с “Beano” на обложке. То же самое было и с Эдди, и во время Star Fleet Project мы начали разговор о том, как Эрик выступил у Джона Майала. Альбом “Beano” оказал на нас большое влияние, и вообще это был классический экземпляр коллекции для каждого. Он звучал так, как будто они начали неслабо отрываться, и не могли остановиться».

Возможно, блюз – это не самое главное из влияний, которое вы могли бы ожидать от металлической группы Twisted Sister, но гитарист Джей Джей Френч (Jay Jay French) без преувеличений рассказывает о важности альбома “Beano”. “Это переменило мою жизнь”, - признается он. «Все мои друзья играли на гитарах и усилителях Fender, но услышав, этот огненный звук, который был у Клэптона на альбоме Bluesbreakers, я понял, что он навсегда изменит мой стиль игры. Мой поиск звука начался и с тех пор я по-прежнему в пути. Я думаю, можно смело говорить, что вся индустрия, частью которой мы являемся, и которая является индустрией «поиска звука» по сути родилась, когда появился этот альбом Bluesbreakers. Я пошел на 48-ю улицу с $242 в моем кармане, чтобы посмотреть, что я могу купить с похожим на этот хамбакерный звук, но все, что было мне по карману – это Gibson SG Special с Р90».

Влияние альбома “Beano” на гитаристов всего мира достаточно очевидно, но звук Клэптона и шумиха вокруг него породили и моментальный спрос на старые Les Paul, и вообще любые гитары Gibson с хамбакерами, включая ES-335 и SG. Джимми Пейдж, Питер Грин, Кит Ричардс (Keith Richards) и сменивший в свою очередь в Bluesbreakers Мик Тейлор (Mick Taylor) – все выбрали их. Сегодня рынок винтажных гитар – это многомиллионная мировая индустрия. Произведенный альбомом эффект также заставил Gibson возобновить производство модели, которая была снята в 1960 году из-за непопулярности и плохих продаж. С 1968 года Les Paul остается флагманской моделью компании и никогда не снимался с производства, а «Клэптоновские» модели 58-60 годов по-прежнему самые желанные. Marshall тоже извлекли выгоду из альбомов, возобновив производство комбо 1962 года, использованного Клэптоном, под именем Bluesbreaker.

Возвращаясь в те времена, Гари Мур (Gary Moore) – чьи альбомы “Still Got The Blues” (1990) и “Old New Ballads And Blues” (2006) содержат песни из «Bluesbreakers With Clapton” – вспоминает, впечатления от прослушивания альбома. «Песня “All Your Love” была первым блюзом который я вообще услышал, и именно она была первым, что надо было услышать», - рассказывает он. «Я был в гостях у одного парня, он поставил ее, и меня совершенно унесло. Он одолжил мне пластинку, и конечно же больше ее не видел!».

«Эрик был молодым человеком, вывернувшим на этом альбому душу наизнанку, показав миру из чего он сделан», - продолжает Мур. «Он был полностью уверен в своих способностях. Это было удивительным превращением того, кем он был, в того, кем он стал. Глубина и мудрость его игры на этом альбоме, это как: «Эй, бля, мир, получи порцию этого!». Я заиграл эту пластинку до дыр. Я сидел в углу со своей гитарой и пытался ее снять – я и 10000 других гитаристов!».

Хотя сегодня Клэптона воспринимают скорее как респектабельную рок-звезду, которая предпочитает умеренность – никакого сравнения с его рискованными выходками на альбоме “Beano” 40 лет назад – его статус гениального блюзмена нельзя оспорить. Дадим заключительное слово «гитаристу гитаристов» Джеффу Беку (Jeff Beck), который сменил Клэптона в The Yarbirds: «Эрик – несомненно посланец», - утверждает Бек. «Он тот, кого постоянно упоминают, это нарицательное имя в мире электрогитары, блюза и рок-н-ролла. Эрик столько может выдать, кроме такой хорошей игры он еще дает миру песни, которые трогают».

Guitar World 2006 или 2005
перевод - Александр Авдуевский