Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

После долгого акустического перерыва Аль Ди Меола вновь подключает электрогитару. Музыкант рассказывает о своем последнем проекте Consequence Of Chaos и о своем видении композиции…

Народная мудрость гласит: как аукнется, так и откликнется. И с этим не поспоришь, особенно в том, что касается цикличности природы музыкальных предпочтений. На протяжении почти всех восьмидесятых и девяностых музыкальную моду диктовали драм-машины и электронные псевдомузыкальные раздолбаи, а тем временем личности, которые добивались своего успеха и славы благодаря инструментальным подвигам, вынуждены были работать не покладая рук и осваивая все новые более органичные горизонты, дабы не снизить планку. Но все становится на круги своя, и виртуозы вновь собирают залы и тоннами продают пластинки изголодавшейся до настоящей музыки публике.

Звезда Аль Ди Меолы загорелась в нежном 19-летнем возрасте, когда он его талант гитариста оценил Чик Кориа, чья группа Return To Forever вместе с Mahavishnu Orchestra Джона МакЛафлина и Weather Report входила в состав Большой Тройки фьюжна. За свою 30-летнюю карьеру Аль Ди Меола получил множество престижных наград, продал миллионы дисков и вновь и вновь зажигал публику свой страстью и безукоризненной техникой, мимоходом породив целое поколение шредеров.

Очаровавшись возможностями акустической гитары, он организовал Гитарное Трио вместе с Джоном МакЛафлином и испанским гением Пако Де Лусиа. Но гений Аль Ди Меолы таится не только в его искрометной технике, но и в композиторском таланте. Гитарист не просто соединяет джаз и рок, но примешивает сюда южно-американские ритмы и романтические италийские напевы.

После 15 лет акустического отшельничества новый альбом Аль Ди Меолы Consequence Of Chaos стал предвестником долгожданного возвращения электрогитары. Поймав музыканта в хорошем расположении духа, мы пообщались с ним после аншлагового концерта в лондонском «Джаз-кафе», где публика вторила каждому пассажу, сыгранному на гитаре PRS.

Что побудило тебя вернуться к электрогитаре после такого длительного перерыва?

Сейчас очень много разговоров ведется об этой записи, причем не только в США, но и по всему миру, где живут мои поклонники. Я решил, что самое время взяться за электрогитару в 25-летнюю годовщину периода Elegant Gypsy. На шоу NAMM Пол Рид Смит позвал меня на джем-сейшн. Поскольку вместе с Карлосом Сантаной мы были первыми эндорсерами компании, то охотно согласились поджемовать. Нас встретили феноменальными овациями. Ощущение инструмента моментально вернулось ко мне, и я подумал: черт, я снова дома. Мне захотелось оживить это чувство в своих новых композициях, и я начал работать в этом направлении, таким образом на альбоме акустики очень мало – но совсем от нее отказаться я тоже не мог.

Твое раннее творчество принято ассоциировать с такими мастерами, как клавишник Джен Хэммер, бас-гитарист Энтони Джексон (который, благодаря медиаторной технике, в унисон дублировал твои сумасшедшие пассажи) и легендарный барабанщик Стив Гэдд…

Мы пытались задействовать в записи кого-нибудь из эпохи Elegant Gypsy/Casino, так что появление Стива стало для нас своего рода сенсацией. Когда прошел слух, что он приедет в студию, мне начали названивать с просьбами просто потусоваться в аппаратной и последить за работой такого легендарного мастера, как он. Аппартаная была битком. Стив приехал в перерыве между репетициями с Полом Саймоном и настучал один фрагмент, который вошел в трек Azucar.

Создается впечатление, что твоя музыка всегда очень тщательно аранжируется и оркеструется. Ты заранее прописываешь музыкантам все партии?

В принципе, да, но мне хочется услышать их прочтение моей музыки. Надо признать, сочиненные мною партии всегда оправдывают ожидания. Я подхожу к музыке, в первую очередь, с точки зрения ритма, потому что во мне, наверно, умер барабанщик. У меня свое видение ритмической картины, с которым многие могут не согласиться. Здесь то же самое: есть некий шаблон, в который музыканты должны вписаться, раскрыв собственное восприятие. Если у них есть идеи получше, я готов их рассмотреть, но как правило все и так очень гладенько.

Нельзя сомневаться в том, что твой композиторский подход основан на оркестровке.

Именно так. Моя музыка все ближе подходит к современной классике в том, что касается композиции. В этом направлении я шел и иду до сих пор. Разница лишь в том, что я использую современные инструменты, типа акустической гитары, электрогитары с эффектами или перкуссии. Но если проанализировать композицию моих произведений, вы увидите, что в основе лежит оркестровка.

Во времена моей молодости Чик [Кориа, клавишник Return To Forever] оказал большое влияние не только на мою технику, но и на умение сочинять. Я, продолжая превозносить его как одного их величайших ныне живущих американских композиторов, стремлюсь достичь незыблемой гармонии классического баса и джаза. Здесь наши с ним пути расходятся: в то время как я отхожу в сторону этники, Чик придерживается рамок джаза. Мне кажется, чем больше ингредиентов ты примешиваешь в свою музыку, тем больше она нравится слушателям. По моему мнению, аудитория может выдержать некоторую долю импровизации, но ее внимание будет привлекать мелодия, поэтому я опираюсь именно на нее.

Перкуссионист Гумби Ортис оказал огромное влияние на Consequence Of Chaos. Расскажи о нем поподробнее.

Нам повезло с этим парнем. Наш прошлый ударник Эрни Эдамс решил передохнуть от дороги и сосредоточиться на локальных концертах… Он женился и, что называется, осел. Казалось, придется туго из-за того, что многие отработанные музыкальные нюансы рождались у нас в течение долгих лет. И мы пошли по пути поиска, выбрав из 20 человек именно Гумби. Приходили два аргентинских перкуссиониста, но им никак не удавалось проникнуться настроением и ритмом. А Тони до этого работал с Рики Мартином, и этот опыт помог ему помог продемонстрировать свои возможности, которые просто разрывают мозг. Во время прослушивания я не мог заметить чего-либо подобного, ведь мы там были вдвоем: он и я. Но когда мы заиграли всем ансамблем, черт, это было невероятно! У него удивительное чувство ритма, и теперь я ставлю этого парня в один ряд с лучшими барабанщиками всех времен. Он вытворяет такое, чего я не видел ни у одного ударника. Я объявил, что предоставлю ему возможность покрасоваться. И хотя для этого мне потребовалось много времени в перерывах между турами, я сочинял музыку уже с учетом его участия в группе.

Guitarist, лето 2007
Перевод - Юрий Кириллов