Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Buddy Guy

«…мне не нужны гаммы.
Мне нужно сердце, душа, разум…»

Спустя неделю после появления в Зале славы рок-н-ролла (Rock and Roll Hall of Fame), Buddy Guy снова занимается любимым делом. Играет блюз.

Родившись в 1936 г., Guy покидает родные площадки Луизианы и Батон-Руж и в 1957-1958 гг. отправляется в Чикаго, прихватив с собой талант шоумена, унаследованный от луизианца Guitar Slim (Eddie Jones). В Чикаго Buddy становится членом элитарного клуба чикагских блюзменов, куда входили такие личности, как Muddy Waters, Otis Rush и Magic Sam.

21-ый обладатель награды W. C. Handy Blues (лучшая запись), победитель Billborad’s, the Century Award (которой кроме него удостаивались только George Harrison, Carlos Santana и Chet Atkins), пятикратный призер Grammy, держатель медали «За искусство», врученной президентом Бушем в 2003 г., Buddy Guy был и остается чикагским мастером блюза. По сути, когда он не в турне (что бывает редко), то его можно найти в чикагском блюз-клубе Buddy Guy’s Legends.

Modern Guitars Magazine пообщался с Buddy 21 марта 2005 г. перед началом концерта в the Birchmere в Арлингтоне, штат Вирджиния.

Buddy, как насчет немного посмеяться для начала?

Смотря что вы предложите.

Тебя похитили инопланетяне. Как ты объяснишь им блюз?

Да они же уже все знают! Честное слово! Шучу. Блюз – это то, что делает тебя счастливым, когда ты хочешь смеяться, и заставляет плакать, если ты печален, потому что мы говорим о жизни.

А как ты объяснишь узор в горошек на твоей гитаре?

Знаете, я был старшим из пяти детей в нашей семье (три мальчика и две девочки). И посему я должен был первым покинуть семью. Мама всегда волновалась за меня. Я не хотел, чтобы она думала, что я на мели, хотя я и был, но не хотел, чтобы она знала.

И я сказал, чтобы поднять ей настроение, что я поеду в Чикаго, найду работу и куплю ей Кадиллак в горошек, вернусь и развеселю ее – огромный новенький Кадиллак в горошек, чтобы показать, насколько хорошо у меня идут дела.

После ее смерти я забыл об этом и даже и не думал о гитаре в горошек до поры до времени. Она скончалась в 1968 г., а гитаре в горошек сейчас около 10-12 лет, может чуть больше.

Это дань памяти твоей маме?

Да. Видишь ли, я никогда и не хотел этого Кадиллака в горошек, я придумал его для нее. В общем, я придумал его для него и закончил гитарой в горошек.

Ты в раю и можешь пообщаться с пятью знакомыми тебе женщинами. Кого ты выберешь?

Ты имеешь в виду любовниц? Попробую тебе объяснить. Я всем своим знакомым говорю, что Л-Ю-Б-О-В-Ь бывает разная. Я был женат дважды, и любовь, которую я испытывал к этим двум женщинам, не имела ничего общего с женщиной, из-за которой появилась гитара в горошек.

Ты можешь прибежать домой голышом, и мать скажет тебе: «Эй, парень, надень что-нибудь!», а потом уже будет задавать вопросы. А теперь представь, ты прибегаешь голым домой к своей жене или девушке, и она говорит: «Парень, да где ты шлялся?»

Видишь, есть два типа любви.

То есть ты бы предпочел домашних?

По именам? Эх, моими лучшими друзьями всегда были женщины – ну, моя мама и сестры. Плюс у меня было еще две подруги, с которыми я мог разговаривать обо всем: о сексе, о других женщинах. И они мне рассказывали все о других женщинах.

Одна была еще в Батон-Руж. Ее звали Bea. А вторая была уже в Чикаго – Debra. Обеих уже нет в живых. Теперь таких подруг у меня нет, их не так-то легко найти. И они просто приходили ко мне и говорили, что другие женщины ненормальные. Когда женщина говорит тебе, что другая женщина ненормальная, это забавно. Смотри, она может стать хорошим другом, потому что она так говорит и потому что она женщина, именно это убедило меня, что на них можно положиться.

Как ты думаешь, у какого музыканта больше всего блюза, о котором можно было бы спеть?

Больше всего блюза? Кого-то одного надо выбрать? Черт, это вопрос на вторую несгораемую сумму, потому что все мои друзья полны блюзом. Muddy Waters и B.B. King мне, например, просто башню сносят, но это только два человека, а я могу перечислять бесконечно.

Представь, что тебе необходимо выпустить сборник твоих любимых песен, какие бы пять композиций ты выбрал и чьи?

Пять, говоришь? Ну, скажем, B. B. King "Sweet Little Angel", Muddy Waters "Mojo Worker", Eric Clapton "Strange Brew", Little Walter "Juke" или Guitar Slim "The Things That I Used To Do".

Какой, по твоему мнению, самый лучший блюзовый альбом?

Самый превосходный блюзовый альбом – это B. B. King "Alive at the Regal".

John Mayer приходит к тебе в гости и говорит, что ему нужен блюз для нового альбома. Что ты ему посоветуешь?

John, поговори со мной! (улыбается) Я родился вместе с блюзом и никогда не сдавался.

Ты не считаешь, что появление в Зале славы рок-н-ролла – это самая высокая награда?

Я бы сказал, одна из них, потому что я никогда не мечтал о Grammy, но я получил Grammy за "Damn Right I Got the Blues". Так что я спишу это на фортуну.

Игра на гитаре помогала тебе отношениях с женщинами?

В отношениях с женщинами? О да! Потому что я был очень скромным парнем, пока Muddy Waters и компания не научили меня пить. На самом деле, некоторые считали, что я гей, потому что ни с кем не общаюсь. Но когда ты играешь на гитаре, ничего не надо говорить, девчонки сами все скажут.

Я уже в том возрасте, когда за девушками надо ухаживать, если ты понимаешь, о чем я. Помнится, когда-то даже приходилось специально спрашивать разрешения, чтобы только поболтать с девицей из пентхауса. Но когда я научился играть на гитаре, я был избавлен от необходимости бегать за девчонками. Они видят гитару и то, что ты делаешь. В глубине души ты понимаешь, что им не нужно то, что ты знаешь, но то, что ты делаешь. Так что мой ответ на твой вопрос: «Да».

Гитара… блин, да спроси кого угодно из рок-н-ролльщиков 60-х. Тогда это было принято называть свободной любовью; ты просто играл, потом бросал гитару к чертовой матери и бежал к женщине. И она ни за что не отказывала.

Если бы ты играл на аккордеоне, то все равно пришел бы к блюзу?

Наверно, играют же блюз на этих ящиках такие парни, как Chenier Clifton, и звучит-то неплохо. Да, я бы, наверно, все равно запел блюз, потому что, знаешь, я начал слушать радио лет в 15-17, когда родители купили первый приемник. И вся музыка была только на средних волнах, и там частенько крутили Muddy Waters. Или Frank Sinatra. Или, например, Mahalia Jackson, которая, ты знаешь, была очень душевной; а иногда кантри или вестерн. Не так, как сейчас, всего лишь одна станция, которая пускала легкий рок или то, что им хотелось.

Сплошные сюрпризы?

Точно, я получал удовольствие, слушая эту станцию, так как никогда нельзя было предугадать, что они поставят на этот раз. Сначала мог быть, например, Arthur Crudup, потом шли молодые Muddy, Wolf, Walter и B. B. А потом, скажем, Big Mama и Thornton Hound Dog, или Johny Ace. Многое приходило из Хьюстона, штат Техас, не без содействия Don Robey, the Duke Label, Upstep Junior Parker и Bobby Bland.

Просто мозг разрывался от всего этого! Например, Gatermouth Brown с инструментальной Okie Dokie Stomp. А потом, конечно же, B. B. пел Sweet Little Angel и так тянул струны…!

Я рассказывал всем, что собирался пойти в среднюю школу, но в тот же год у мамы случился инсульт, так что пришлось бросить, так как я был самым старшим ребенком. Я пошел к преподавателю из Батон-Руж, с которым до сих пор общаюсь. Я взял с собой запись Muddy Waters и сказал, что хочу брать уроки.

Он стал твоим учителем музыки?

Он сказал: «Я научу тебя, но тебе придется достать книгу номер один», и я, указывая на альбом Muddy Louisiana Blues, сказал: «Нет, это книга номер один». Тогда он ответил: «Значит, я не смогу научить тебя», и я сказал: «Значит, вы не сможете научить меня!»

Теперь мы каждый раз, когда встречаемся, смеемся из-за этой истории. Его зовут Bob Johnson, и сейчас он говорит: «Я рад, что ты не послушал меня!»

И ты оказался в Чикаго.

Я приехал в Чикаго, встретил Muddy и наконец-то начал записываться. Но я до сих пор не знаю, как читать или писать ноты. Не уверен, что я стал бы блюзменом, если бы выучил все это, - наверно, я бы пошел в другом направлении.

Когда я приехал в Чикаго, многие замечательные музыканты, джазмены и блюзмены, убеждали меня, что надо выучить гаммы и все такое, чтобы расширять свой кругозор. Меня от этого колбасило.

Каждый раз, когда начинались такие разговоры, я приходил к Muddy и его друзьям, играл, и говорил, что чтобы делать то же, что они, мне не нужны гаммы. Мне нужно сердце, душа, разум.

Беседу вели Rick Landers и Tom Watson
Перевод - Юрий Кириллов