Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Master of Puppets - 20 лет.

В начале восьмидесятых современники Metallica называли ее участников шумными молодыми оборванцами. После выхода их альбома Master of Puppets (1986, Epic) прозвище поменялось на гениев – шумных, молодых, долбанутых гениев.

Kirk Hammet задумывается, вздыхает и голосом, тихим и дрожащим, как пламя свечи, расставляет акценты так: «Я убежден, что Master of Puppets был альбомом, который определил состав: James, Lars, Cliff и я. Девяносто девять процентов альбома мы придумывали вместе. За три года совместной работы мы познакомились с характерами и музыкальными способностями друг друга, и могу вас заверить, это переросло во что-то, с чем уже нельзя было не считаться. И без сомнения через 20 лет мы все еще будем говорить об этом».

И на это есть причины. Когда выпускался альбом, в марте 1986 г., Metallica была еще далеко за пределами мэйнстримового рока. Dee Sinder из Twisted Sister, на разогреве у которого Metallica играла в 1984 г., выразил всеобщую точку зрения, заявив, что в группе играет «забавная толпа детей», которым «не суждено» чего-либо добиться. Metallica, состоящая из Hammett, гитариста и вокалиста James Hetfield, басиста Cliff Burton и ударника Lars Ulrich, была из тех команд, что привлекали внимание самовлюбленных и тупоголовых отморозков, зачитывающихся фанатскими журналами. И в принципе их музыка была достаточно прикольной. Но мысль, что они станут такими же знаменитыми, как Iron Maiden или Judas Priest, была просто смешна.

Master of Puppets в корне изменил это мнение. Альбом стал бомбой во всех смыслах этого слова, как для Metallica, так и для рок-сцены, которую музыканты перевернули одним махом. Не важно, поняли ли знатоки мэйнстримового рока это альбом или нет (скорее - нет), но место Metallica на вершине американского рок-олимпа в течение месяцев после выхода альбома было неоспоримо.

Конечно, среди фэнов группы было ощущение, что произошло нечто грандиозное. Как первые водные существа, вышедшие на берег, в 1983 г. они познакомились с дебютным альбомом Metallica, смело названным Kill ’Em All, и влюбились в его бесспорные трэшевые хиты, такие, как заводной «The Four Horsemen» и убойный «Whiplash». Следующий альбом 1984 г. Ride the Lightning еще глубже погрузил их в магию группы, пронизанную оглушительным разнообразием претенциозных песен и динамичными аранжировками, объединяющими трэш с чистым звуком, псевдоклассикой и собственно роком. Ничто на пластинке не являло наружу этих типичных штрихов так, как финальный инструментал «The Call of Ktulu» и ностальгическая баллада «Fade to Black».

Для Master of Puppets Metallica взяла смелые разработки из Ride the Lightning и запустила их по полной. Разнообразные музыкальные решения, которые глубоко поразили слушателей предыдущей записи, равномерно пронизывали весь новый альбом, придавая саунду Metallica еще больше энергии и силы. Даже тексты, казалось, закономерно подчинялись новому курсу группы. Песни тематически можно объединить в трактат о власти и страхе, насыщенный религиозными и военными образами, монстрами и хрупкими людьми, поглощенными страстью и гневом. С творческой точки зрения, Master of Puppets не был большим скачком в сравнении с Ride the Lightning, но он как бы «модернизировал» мощь предыдущей работы. Этого нельзя было не заметить.

В отношении хард-корного ядра группы это было и хорошей, и плохой новостью одновременно. И хотя новая концепция и блестящий релиз вывели группу за рамки типичного рока, приходилось сознавать, что Metallica не только начала выбиваться за трэшевые рамки, но и перемещаться с задворок рока к его коммерческим границам.

Но тогда Ulrich, главный глашатай группы, сказал мне: «Metallica все равно никогда не была просто трэшевой командой. Нам действительно надо было как-то считаться с тем, что вся рок-сцена сдвинулась. Мы были первыми, кто звучал так. Но мы никогда не считали себя «трэшевой группой». Мы всегда были американским коллективом, испытывающим влияние британского и европейского металла». Он заверил меня, что все члены Metallica уже немало сказали об этом в своих интервью. «До Master of Puppets нас просто никто не воспринимал всерьез».

+ + + + +

Несложно заметить, что в период до выпуска Master of Puppets Metallica не очень-то принимали официальные структуры. И это несмотря на то, что они не стояли в одной колонне с Judas Priest и Iron Maiden и не изобрели никакого жанрового велосипеда. Как исполнители они были на две головы выше своих «коллег» из района Залива (Сан-Франциско), но они воспринимались в первую очередь как оборванцы, орущие шумные песни, типа „For Whom the Bell Tolls“ и „Seek and Destroy“. За небольшими исключениями их материал была столь же нелеп, как и музыка в стиле «спагетти-вестерн», которой открывались их шоу. Никто, кроме Burton, не ощущал еще тех вибраций, которые впоследствии стали традиционными на их концертах. Фотографии с того периода откровенно идиотские: на одной их них Ulrich размахивает горящими барабанными палочками и строит страдальческие гримасы; на другой – группа позирует перед гигантской бутылкой водки, украшенной надписью „Alcoholica“.

Однако именно на их шоу можно было видеть потенциал Metallica. Их мрачный вид и скоростная игра резко контрастировали с доминирующей рок-модой восьмидесятых с ее длинными волосами и макияжем, как это было у Motley Crue и Ratt. Так что вопреки своему придурковатому образу и ультраметаллическим названиям песен им удалось выковать свою репутацию там, где это было действительно важно – в турне.

Не успели еще фэны оправиться от шока во время тура Ride the Lightning, как Metallica заключила многомиллионный контракт на восемь альбомов с Elektra. Позднее, когда компания Q-Prime «приютила» Metallica, было уже очевидно, что что-то происходит. Но никто пока не догадывался, что конкретно.

И конечно, ничто не предвещало сенсации, когда я встречался с группой в Копенгагене во время записи Master of Puppets в декабре 1985 г. Metallica писалась с сентября на студии Sweet Silence, и основная часть работы уже была сделана. Шведский продюсер Flemming Rasmussen, который также работал над Ride the Lightning, проводил совещания, и повсюду шатались работники студии, администраторы, инженеры, друзья и друзья друзей. Нелегко было сразу определить, кто, собственно, играет в группе; все выглядели одинаково. Там не было звезд – только бойцы.

Группа размещалась в отеле SAS в Копенгагене; Hammett и Burton занимали один номер, в то время как Ulrich и Hetfield – главная руководящая сила – спали в другом. «Мы чувствовали себя королями мира! - вспоминает Hammett сегодня. – Почти все наши песни были написаны еще до того, как мы туда приехали. Только два трека не были закончены: „Orion“ и „The Thing That Should Not Be“». У Hammett до сих пор сохранились «записанные на магнитофон, стоящий посреди комнаты» в El Cerrito, черновые копии. «У нас была такая коллективная атмосфера, что песни, типа, писались сами собой».

Если им и приходилось трудно при записи, я этого не заметил. Записи еще даже не сведенных композиций звучали просто поразительно, чего и следовало бы ожидать от оглушительного хита, записанного на профессиональной студии. Но когда они сыграли „Battery“ и недавно дописанную „Orion“, стало ясно, что Metallica – это не только скейтборды и кольца с черепами. Они вдруг зазвучали, как коллектив, с которым ведущие лэйблы желали бы заключить многомиллионный контракт.

Когда в тот же день вечером я пригласил ребят в один копенгагенский ресторанчик, чтобы взять интервью, я надеялся узнать как можно больше относительно перемены в их судьбе; однако Lars дал понять, что у него на это свой взгляд. Ему, видимо, не хотелось умалять того факта, что Elektra вложила в группу немалые деньги, кроме того, благоприятный курс валют давал Metallica возможность проводить в работе над альбомом многие месяцы. Студия в Копенгагене была выбрана потому, что «за» был не только урожденный датчанин Ulrich, но и сам Rasmussen. Потом же выяснилось, что остальные участники группы тяжело переносили датскую зиму с ее короткими и темными днями. Burton было нелегко сконцентрироваться, когда басовые пассажи уносили его домой в Сан-Франциско.

По словам Ulrich, группа явно нуждалась в более серьезном восприятии. «Мы всегда серьезно относились к тому, что мы делали, - утверждает он, - особенно в студии. В свободное время мы могли отвлекаться вот на это, - указывает на пиво Elephant, - но работать над альбомом необходимо на свежую голову». Они уже не были теми пьяными укурками, как пару лет назад.

И до тех пор, пока объем продаж был для них важен, основной задачей было завоевать уважение фэнов и критики. Конечно, им надо было решать, каким образом сохранить свою привлекательность на пути к звонкой монете – как не утратить своего «Я» по дороге к славе. Lars замечает: «Должен быть способ добиться этого без жополизания».

В этом плане Burton усвоил урок. «Это самое прикольное из всего, что мы когда-либо делали, - утверждает он. – Вы легко можете услышать разницу по сравнению с предыдущими альбомами».

Это правда. Непостижимым образом им удавалось в мгновение замедлять или ускорять неистовые ритмы, как только врывался новый рифф. Парни из Black Sabbath в лучшие годы за такой рифф, как в „Master of Puppets“, «поубивали бы». Как только песня разгоняется, все вдруг резко обрывается. Это либо интуитивный счетчик, либо откровенное самоуничтожение. Ulrich задумался и ответил: «Не помню, чтоб я когда-нибудь заморачивался с этим. Нам это просто нравилось». Несколько лет спустя продюсер Bob Rock снова поднял этот вопрос в компании Ulrich и Hetfield во время прослушивания демо-записей для Черного альбома.

«Мне всегда нравилось это, нечто вроде похуительского отношения к коммерции, - говорит сегодня Ulrich. – Сейчас я понимаю, что причина была в том, что мы не умели играть. Только с Bob Rock мы действительно научились рубить риффы, как у AC/DC или Rolling Stones. Это на самом деле гораздо сложнее, но об этом и не думаешь, пока сам не попробуешь».

Когда наши копенгагенские посиделки подошли к концу, открытым все еще оставался вопрос: как трэшевая толпа отреагирует на новый альбом? Очевидно, они еще не обсуждали с Elektra или кем-либо еще того, как им удастся привлечь внимание аудитории, не выпустив сингла. Ответы подождут до поры, до времени.

+ + + + +

Как и планировалось, Master of Puppets вышел в США 3 марта 1986 г. И хотя Elktra не сомневались в коммерческом успехе, обеспечив группу деньгами и временем, неясным оставалось, как проделанная работа будет оценена. В этот период самым популярным рок-альбомом был Slippery When Wet Bon Jovi, который уже одним своим названием намекал на превосходное качество выпускаемой группой продукции и на другие мэйнстимовые события времени. Даже Judas Priest и Iron Maiden вовсю использовали синтезаторы и секвенсорные технологии на своих альбомах Turbo и Somewhere in Time соответственно.

Несомненно, много пользы альбому принесла дополнительная доводка до ума ветераном звукозаписи одной из лос-анджелесских студий Michael Wagener. И отказ Metallica записать сингл – не говоря уже о видео-клипе – казался таким же мазохизмом, как их умопомрачительные сбивки темпа. И, несмотря на в целом позитивные оценки, после выхода альбом не занимал еще вершины чартов.

В музыкальном плане Metallica достигла того, что было сформулировано еще в Копенгагене – расширения музыкальной палитры, не предавая своих трэшевых корней. «Мы хотели сделать максимально открытый альбом, - говорит Ulrich, - на который не жалко было потратить времени и выложиться по полной. И никакой трафаретности». Однако у Master of Puppets было довольно много общего с его предшественником, взять хотя бы последовательность песен. Как и в Ride the Lightning, он начинался акустическим медляком, переходящим в скоростной электро-рок; трек „Battery“ стал завуалированной данью уважения их давнишнему пристанищу, клубу Old Waldorf на Battery Street (Сан-Франциско). И, как и в предыдущем альбоме, после первой композиции шел трек с эпическим названием, а затем квазибаллада, в данном случае – „Welcome Home (Sanitarium)“.

Если же заглянуть глубже под внешнюю оболочку, то невооруженным глазом видно, что альбом не был простой разработкой старых шаблонов. Главная разница состояла в том, что был сделан огромный скачок вперед в области качества песен. Не было простым стечением обстоятельств то, что Master of Puppets содержал абсолютно новый материал по сравнению с ранним периодом, когда еще не Kirk Hammett, а Dave Mustaine, будущий участник Megadeth, играл вместе с Hetfield. Уже не было песен о том, как они вам надерут задницу. По словам Hetfield, трек, давший название альбому, «во многом о наркотиках, о том, как все меняется местами. Теперь не вы контролируете свои действия, но наркотики имеют власть над вами». Более внимательное прочтение песни, неразрывно связанное с недвусмысленными образами – апокалипсическая толпа, управляемая невидимым кукловодом, наводит на мысль о более метафоричном значении невидимых сил, которые управляют нашими жизнями. Как Hammett говорит сейчас, основной «концепцией» альбома была «манипуляция в различных ее проявлениях».

„The Thing That Should Not Be“, которая следует за „Master of Puppets“, была навеяна готическим ужасом рассказов Хауарда Филипса Лавкрафта. Медленная и врезающаяся в память, он стала первой песней, выходящей за рамки трэша, и претендовала на большую оригинальность. И даже строки «Not dead which eternal lie/Stranger eons death may lie» - это перефразированная цитата из Лавкрафта, которая также украсила обложку двойного лайв-альбома Iron Maiden Live After Death, который был выпущен, пока Metallica работали в Копенгагене. Сложно себе представить, чтобы Lars, наиболее типичный фэн Iron Maiden в это время, не мог не знать об этом.

Между тем небыстрая „Welcome Home (Sanitarium)“ также стала попыткой вырваться за рамки трэша. Написанная от лица несправедливо заключенного в клинику для психически больных песня была обречена, как и „Master of Puppets“, стать главным номером концертов Metallica на ближайшие 10 лет. Она раскрывает темы одиночества и социальной дистрибуции, которые позже объявятся и в более удачном „One“, треке со следующего альбома …And Justice for All. Песня „Disposable Heroes“ – откровенно антивоенная композиция, которая, по словам Ulrich, «рубила не по-детски». Hammett вспоминает, что коротенький гитарный пассаж в конце был его попыткой сымитировать военный марш. «Я пересмотрел множество военных фильмов, чтобы найти нечто вроде музыкального клича – некоторое подобие волынки, ведущей солдат в бой – [и] я пришел к этому».

Следующий трек „Leper Messiah“ неприкрыто затрагивал лицемерие телевизионных евангелистов, которые были своего рода феноменом в Америке начала восьмидесятых. Название – цитата из песни David Bowie 1972 г. Ziggy Stardust – очередное издевательство James и Lars над лос-анджелесской глэм-металлической сценой, которую Metallica отвергла в первые дни своего существования; это, например, видно из строк: „Join the endless chain/Taken by his glamour…“ Интересно, что впоследствии Dave Mustaine заявлял о своем соавторстве песни „Leper Messiah“, однако Hammett отвергает это. «Может быть, десятисекундная последовательность аккордов, которая по иронии судьбы идет прямо перед соло, взята у него. Но он не писал „Leper Messiah“. На самом деле я помню, как однажды Lars пришел ко мне в комнату со свеженаписанным лейтмотивом».

Еще более интригующим стал инструментальный трек, посыл которого целиком и полностью выражается гипнотически парящими басовыми пассажами Burton. Восьмиминутный бой часов, наверно, лучше всего демонстрирует то, как далеко ушла Metallica со времен Kill ’Em All. Hammett вспоминает, как привязчивая партия баса в середине трека (этот рифф позже использовал в качестве семпла DJ Shadow в своем альбоме 1997 г. Endtroducing…) «уже была написана Cliff – включая все двух- и трехголосные гармонии – когда мы были в El Cerrito. Нам просто снесло крышу».

Забавно, но последняя композиция на альбоме, „Damage, Inc.“, которая должна была знаменать прощание с трэешем, по сути, является самой трэшевой на целом альбоме: эпичный, шокирующий, костедробящий хеви-металлический монстр. «Я помню, как Cliff играл вступление к „Damage, Inc.“ во время нашего турне Ride the Lightning, - говорит Hammet. – В нем была вся басовая рельефность и гармония». Hammett вспоминает, как Burton объяснял ему, что эта вещь основана на хоральной прелюдии И.С. Баха «Приди, сладостная смерть».

Между тем в финале Hetfield разъясняет всем основное кредо группы в строках: „Following our instinct not a trend/Go against the grain until the end“. И Master of Puppets был самым неоспоримым доказательством этого. Barton называет этот «период лучшим, когда мы что-либо делали. Обычно, когда читаешь подобное дерьмо в журналах, это выглядит очень искусственно, но я действительно так думаю о Master of Puppets… Мы еще никогда не забирались так далеко».

И он прав. В наше время, когда мы достаем Master of Puppets, один из двух самых признанных альбомов группы наряду с Черным альбомом, это монументальное, бесценное чудо, мы понимаешь, что у Metallica все-таки есть душа.

+ + + + +

Прогресс, который продемонстрировал Master of Puppets, показал теперь Metallica, как группу, вырвавшуюся из гетто трэша и готовую ко всему. Это был уже не „Metal Up Your Ass“, как они хотели назвать свой первый альбом, а настоящая кульминация рока – феномен, которой почти не появлялся на американских чартах после золотых семидесятых.

«Преемственность от одной песне к другой – вполне логична, - говорит Hammett. – Это как если бы альбом написался сам собой. С самого начала работы, когда мы только начинали писать песни, до конца гениальные идеи приходили нам в голову в непрерывном потоке. Это было почти волшебство, потому что казалось, что все, чтобы мы ни делали, было правильно, каждая нота, которую мы играли, была на своем месте, так, что лучше не придумать. Это было действительно особенное время».

Впервые взяв в руки готовый альбом, Hammett был уверен, что Metallica создала нечто уникальное и прочное. «Я помню, что я подумал тогда: черт возьми, это же охренительный альбом! Даже если мы не продадим ни одной копии, плевать, главное, что мы сотворили такую классную музыку».

Убедив всех, что сингла не будет – «песни были слишком длинные, и их все равно бы не стали крутить по радио», - говорит Hammett – Metallica пустилась в турне Master of Puppets, единственный известный им способ раскрутки альбома. «Мы решили пуститься в турне и играть до последней капли, - говорит Hammett. – Так и получилось, в прямом смысле слова».

Несмотря на то, что альбом не занимал вершин чартов, Metallica должна была играть на разогреве американских концертов Ozzy Osbourne, которые начинались 27 марта 1986 г. в Kansas Coliseum в Уичито. Возможность играть вместе с Black Sabbath будоражила кровь. Сам же Ozzy был убежден, что группа просто копирует его. «Обрывки их хреновой музыки, что я слышал из-за сцены, были просто копией старого репертуара Sabbath», - вспоминает он. Однако Ulrich отмечает, что «нельзя забывать, что мы были большими поклонниками Black Sabbath. Без Sabbath не было бы и Metallica. Мы просто трепетали во время этого турне. Ozzy был все-таки чертовой легендой! Ближе к концу тура мы уже гораздо лучше ладили».

В трек-листе из девяти песен группы четыре было с нового альбома: „Battery“, которой открывалось шоу, „Master of Puppets“, „Welcome Home (Sanitarium)“ и завершающая сет „Damage, Inc.“. В перерывах между концертами Osbourne Metallica давала широко освещаемые прессой концерты на небольших площадках. Таким образом, начал повышаться рейтинг альбома, который занял 29 строчку Billboard Hot 100 без всякой раскрутки по ТВ и радио. В Великобритании альбом занял 41 позицию, неплохо держался и в других странах. Metallica впервые появилась на международном радаре. Теперь, слышали ли вы альбом или нет, надо было как-то на него реагировать.

Или на группу в целом. Репортер Newsweek охарактеризовал Metallica, как «уродливых», «вонючих» и «отвратительных». Он добавляет: «Я их ненавижу. Но нельзя не признать их успеха». По сути турне Ozzy/Metallica было вторым по количеству проданных билетов тем летом в Америке (его превосходили только концерты Aerosmith/Ted Nugent). Резко повысился объем продаж футболок с Metallica: неоспоримый знак успеха. К моменту завершения тура в Coliseum в Хамптон, штат Вирджиния 3 августа было продано свыше 500’000 копий Master of Puppets, что позволило группе впервые удостоиться звания обладателя золотого альбома.

Master of Puppets привел Metallica к мэйнстриму, но мэйнстрим, как известно, все время меняется. Взять хотя бы такие группы, как Iron Maiden и Judas Priest: некогда оплот хард-кора, сегодня звучат гораздо более посредственно. Чувство гнева и разочарования, пронизывающее Master of Puppets, резонирует с чувствами нового поколения поклонников группы, которым нужен не напудренный, а абсолютно бескомпромиссный рок.

По словам Hammett, он был ошеломлен, когда Master of Puppets стал золотым. «До того момента я полагал, что люди нас просто не понимают. Может быть, мы делаем что-то сверх их понимания. Но с каждым концертом во время турне с Ozzy люди менялись. И это стало для нас огромным стимулом. Мы вдруг начали продаваться, и приходилось банально отрабатываться на сцене, устраивая великолепные шоу, давая людям ту музыку, что мы делали, потому что на радио нас просто не крутили».

Hammett вспоминает, как он однажды разговаривал с менеджером группы Cliff Bernstein на заднем сидении автобуса: «Он сказал: «Теперь вы, парни, сможете оплатить свой первый взнос за дом. Я очень горжусь вами». И первое, что сказал Cliff [Burton], было: «Я бы хотел домик там, где можно было бы играться с моей пушкой, стреляющей ножами». В этом был весь Cliff».

+ + + + +

Наверно, никто так не воплощал в себе сущность Metallica так, как Cliff Burton. И хотя прерогатива написания музыки и текстов принадлежала по большей части Hetfield и Ulrich, Burton был духовным лидером группы. Пока Hetfield формировал свой сценический образ, а Ulrich крепко держался за роль закулисного оратора, Burton, в свою очередь, отбрасывал самую длинную тень и на сцене, и за сценой. Однако судьба сыграла с ним злую шутку: альбом Master of Puppets стал его лебединой песней, а турне – последним.

В начале августа Metallica завершила концертный тур по Америке с Osbourne и наслаждалась пятинедельным перерывом. 10 сентября в Великобритании начался европейский этап турне. После удачного выступления в известном Hammersmith Odeon theatre 21 сентября Metallica отправилась в Швецию, где через три дня отыграла концерт в Лунде. 26 сентября Metallica появилась на сцене стокгольмского Solnahallen. Шоу заканчивалось невероятно бешеными соло Burton в „Damage, Inc.“ и „Blitzkrieg“. Концерт прошел на славу. Hetfield наконец-то мог снова нормально играть на гитаре, оправившись от травмы, полученной при падении со скейтборда в июле, а Burton выдал сногсшибательное и очень эмоциональное импровизированное соло в „Star Spangled Banner“. В день катастрофы, по дороге в Копенгаген, город, где и родился Master of Puppets, группа была в приподнятом настроении.

Ранее вечером ребята тянули карты, чтобы определить, кто где спит. Burton вытащил туза пик и занял койку, на которой обычно спал Hammett. В начале пятого утром на гололеде водитель потерял управление и автобус вынесло с дороги. Burton выкинуло в окно, возле которого была его койка, после чего его накрыло падающим автобусом. На место аварии пригнали спасательный кран, но было уже поздно. Cliff Burton было 24 года.

Ulrich сломал палец, Hammett и Hetfield получили тяжелые ранения, а у тур-менеджера Bobby Schneider был вывих плеча. Летальный исход постиг лишь Burton. Водитель автобуса был впоследствии арестован датской полицией по обвинению в непредумышленном убийстве (по неофициальным данным, ему удалось избежать тюремного заключения, более того, через несколько лет он снова начал развозить группы по Европе).

Anthrax, которые должны были играть на разогреве, получили сообщение о трагедии уже в Копенгагене. На следующий день гитарист группы Scott Ian сказал, наверно, то, что чувствовали все: «С самого первого до последнего дня, который мы провели вместе в Стокгольме, Cliff Burton был собой. И даже с ростом популярности Metallica он не изменился, а остался тем хорошим парнем, которого мы любили. Он всегда был таким, какой он есть: и внутри, и снаружи, и нам будет очень не хватать его».

Похороны Burton состоялись через десять дней в его родном Кастро-Вэлли (северная Калифорния). Его соратники по группе все еще были в шоке. Прощаясь с Burton во время панихиды, они исполнили „Orion“. Прах Cliff был развеян на ранчо Максвелл, одном из любимых мест Burton.

Поначалу пошли слухи, что со смертью Burton пришел конец и Metallica. Но как мы знаем, в дальнейший период группу ожидал еще более невероятный успех. Kirk говорил тогда: «Было бы просто нечестно по отношения к Cliff вот так все бросить. Он бы не одобрил распада группы». Т.е. маловероятно, что Metallica достигла бы тех высот, не умри Burton. Например, трудно представить себе, чтобы Cliff Burtun когда-либо согласился работать с продюсером Bon Jovi Bob Rock, при участии которого был записан Черный альбом, сделавший группу суперзвездами.

Кроме того, шокирующая смерть Burton побудила Metallica к еще более усердной работе, чтобы удержать тот успех, который судьба отнимала. Через шесть недель после трагедии Metallica дала свой первый концерт с новым басистом Jasno Newsted, бывшим участником Flotsam and Jetsam, в Кантри-клубе в Резеда, Калифорния. Мировое турне Master of Puppets было продолжено, после чего последовали выпуски мультиплатиновых альбомов …And Justice for All в 1988 г. и еще более успешного Черного альбома в 1991. К тому моменту было трудно себе представить, что Metallica была когда-то сборищем долбанутых трэшевиков.

Для многих фэнов смерть Burton олицетворяет потерю индивидуальности Metallica, а может быть, даже души. И через 20 лет его тень все еще лежит тень на истории Metallica, в особенности, на Master of Puppets. Это прежде всего его альбом, пропитанный его индивидуальностью, непреклонным характером, истинным мужеством, искаженным юмором и глубокой музыкальной верой.

«Когда Cliff оставил нас, это была огромная потеря, - говорит Hammet, - не только друга, но и музыкального соратника. Он влиял на нас не просто как басист, но как музыкант в целом. Он научил меня контрапункту. Cliff в этом смысле был мастером – это все классика. Кроме того, у него было прекрасное ощущение мелодии».

Hammett говорит так, ведь Burton очень много играл на гитаре. «Он просто сводил меня с ума. Когда мы, разбитые, возвращались с пьянки в 3 утра в отель, вместо того, чтобы рухнуть на кровать и захрапеть, он брал электрогитару и играл на ней еще часа два. И я, еле держась на ногах, настолько втягивался, что начинал играть вместе с ним. Мы играли разные партии из разных песен. Он был в восторге от Ed King, гитариста Lynyrd Skynyrd, и говорил, что это его любимый гитарист».

Hammet утверждает, что запиши Metallica еще один альбом с Burton, это была бы «невероятно мелодическая» работа. «В последнее время он все больше слушал Creedence Clearwater Revival, the Eagles, the Velvet Underground, Kate Bush… Он слушал очень много Баха и настроил нас на R.E.M. В то же время он заслушивался Mercyful Fate, Motorhead, Zeppelin, Hendrix и Pink Floyd. Плюс еще и Anthrax. Так что у него был бы широчайший музыкальный кругозор».

Но, несмотря на богатство вкуса, любимой группой Burton был Black Sabbath, а любимым басистом – Geezer Butler. «Техника правой руки Geeze Butler заключалась в ударе по струнам пальцами. Cliff называл это «флоппи-фингер» и утверждал, что он тоже ей владеет». Hammett объясняет, что разорванное сухожилие не давало Burton сгибать мизинец правой руки. Поэтому ему приходилось просто колотить им по струнам, дабы выжимать звуки из своего баса».

Несомненно, влияние Burton распространялось и за сценой. Hammett утверждает: «Он был самым взрослым из нас. Сильным, самоуверенным, и мы всегда считались с его мнением в спорных вопросах. Казалось, он просто мудрее, чем остальные. Он был способен сделать нам выговор, вроде «о чем вы, черт подери, думали?!» или «ну и чушь ты сейчас сморозил!»

По словам Hammett, Burton был «очень открытым», одной фразой из его арсенала Hammett руководствуется и по сей день: «Это «Меня не ебет!» Он был просто очень, очень подлинным. Не знаю, чувствовал ли он, что его час близится, но он жил так, как будто это был его последний день, потому что он никогда не смирялся с тем, во что не верил. Я вынес из этого огромный урок. Сегодня бывают ситуации, когда я прямо вижу Burton, говорящего: «Что истинно для тебя? Что истинно для нас в этой ситуации? Что действительно важно?» И он бы перебрал все несущественные детали, говоря после каждой: «Меня не ебет!» Он был очень сильным, иногда упрямым, поэтому мы с ним порой не ладили. Но мы были настоящими братьями. Он нас всех очень изменил».

По сути, Master of Puppets был и началом, и концом. Можно долго спорить о значении этих понятий, но одно несомненно: Metallica никогда не запишет второго такого альбома.

«Наверно, поэтому это мой любимый диск, - говорит Hammett. – Нам было просто замечательно тогда. Мы лишь ставили нужные ноты в нужные места. Мы не планировали создавать какого-то эпохального альбом, об этом и мысли не было. Мы просто хотели выложиться по полной. И мы серьезно принялись за работу. И даже если бы у нас ничего не вышло, мы бы могли уверенно утверждать, что по крайней мере пытались. Таким было наше отношение».

Он говорит, что недавно прослушал этот альбом. После этого к нему в голову пришла мысль: «Если выпустить этот альбом сегодня, он будет полностью соответствовать всем современным нормам звука, качества, продукции, идей… Он все еще актуален. И то, о чем писал когда-то James, все еще важно. И ощущение такое, что альбом будет актуален и завтра».

DAN SPITZ ("ANTHRAX"): «Anthrax и Metallica возвращаются. На самом деле они частенько жили на нашей репетиционной базе. Мы были с ними в европейском турне Master of Puppets – то самое, во время которого умер Cliff [Burton, басист Metallica]. Я помню, что слушал Master of Puppets в нашем автобусе дни напролет. Scott [Ian, гитарист Anthrax] частенько слушал его в режиме „repeat“».
«Когда Metallica выходила на сцену, атмосфера становилась просто невероятной. И это не только из-за песен. Это было что-то иное, чего мы не могли понять. Наверно, подобные вибрации были и у Led Zeppelin и Black Sabbath – ощущение такое, что это сильнее просто песен или отдельных участников группы. Когда смотришь на Metallica сейчас, понимаешь, что тогда должно было произойти нечто грандиозное. Master of Puppets был своего рода сменой караула».

SCOTT IAN ("ANTHRAX"): «Master of Puppets показал, что они умеют писать песни. У Metallica уже была эта трэшевая изюминка, но с выходом Master они действительно начали понимать мелодию, аранжировку и структуру. Убедитесь в этом на примере „Battery“: это стопуодово трэшевая композиция, но там удивительная мелодия. Или первая сбивка в „Master of Puppets“, да это же просто шикарно! Что это они? И ты понимаешь, что это сама классная часть всей песни».
«В этой записи достаточно много Cliff. Вся мелодика и гармония на альбоме по большей части принадлежит ему. Альбом был кульминационным, но во многом это заслуга Cliff, который довел песни до совершенства».

WILLIE ADLER ("LAMB OF GOD"): «Песни с Master of Puppets были большим скачком по сравнению с Ride the Lightning. Необузданная энергия и сложность песен стали зачатком того, что они довели до совершенства в следующей работе …And Justice for All, моем любимом альбоме Metallica. По этой пластинке видно, как группа растет».

MARK MORTON ("LAMB OF GOD"): «Master of Puppets всегда был важен для меня. Когда я услышал его впервые, мне было около 13 или 14 лет, но я сразу понял, что Metallica – лучшие. Для меня это была кульминационная работа».
«Одна из самых ярких черт альбома – его амбициозность. На Kill ’Em All и Ride the Lightning слышно, как ребята зрели и шли к своему звуку, но действительно как группа они реализовались только на Master of Puppets. Каждая песня там амбициозна и эпична, вплоть до интро. Альбом до сих пор вдохновляет меня как музыканта. Разве это не гениально, что молодая и относительно неопытная группа посягнула – и фактически достигла чего-то великого».

BRENT HINDS ("MASTODON"): «Мне было лет 13, когда я впервые услышал Master of Puppets. Друзья вокруг только и говорили о нем, поэтому, в конце концов, я выпросил у приятеля кассету. Я унес магнитофон в подвал, чтобы родители не узнали, что я поклоняюсь дьяволу. Я поставил громкость на минимум, и надо признаться, у меня побежали мурашки по коже. Впечатление было такое, как будто меня коснулась десница дьявольской силы. Кроме того, появилось желание самому научиться лучше играть на гитаре. Такой вот эффект оказал на меня Master of Puppets».

ZACKY VENGEANCE ("AVENGED SEVENFOLD"): «Первой записью Metallica, которую я услышал, был …And Justice for All, тогда она мне очень понравилась. Я еще не мог позволить себе купить все их альбомы, так что с Master of Puppets я познакомился, только когда у меня начались концерты. Наш вокалист M. Shadows, сидя за рулем фургона, просто проклинал эту запись».
«Мы много слушали Master of Puppets и Черный альбом, когда сами работали над нашим последним диском City of Evil. Обе пластинки имеют замечательную композицию, а риффы и припевы там просто невероятные. Плюс, я думаю, мы можем понять, что чувствовали ребята, когда записывали Master of Puppets: они были молодой группой с большим количеством фэнов, они писали такую музыку, какую хотели, и показывали средний палец остальному миру. Именно такое отношение сделало их лучшими в мире».

Guitar World 2006
перевод - Юрий Кириллов