Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Steve Vai – визит в Россию и на Украину.
Часть 5.

Разумеется, после того как я уснул в шесть вечера, как бы хорошо не спалось, но проснуться пришлось намного раньше чем того требовалось. Я открыл глаза в 6 утра. Делать было нечего. От скуки я смотрел телевизор, шарил в интеренет по мобиле и проклинал себя за то, что отдал гитару Авдуевскому в номер. Была бы у меня гитара - время протекло бы незаметно. Но идти и будить Авдуеского с требованием отдать гитару мне было неловко по соображениям человеколюбия.

Но в конце концов это безделье завершилось. Я пошел позавтракать, встретил там Авдуевского и всех наших. Мы поели и поехали за Стивом. Было ранее утро.

Когда мы приехали, Стив слегка опаздывал - он был в тренировочном костюме и направлялся явно из фитнес-центра до номера. Увидев нас, он сразу заторопился и сказал, что будет готов буквально через десять минут. Планировалось, что в отличие от Екатеринбурга мы сначала будет пресс-конференция, а потом автограф-сессия. Место для пресс-конференции было напротив (через дорогу) от магазина. Странно, но когда мы приехали журналисты еще не все подтянулись и мы начали в полу-пустом зале.

Чего-то интересного на этой пресс-конференции не было - все вопросы и все остальное было сто раз слышанное и было ясно, что мало кто из журналистов знаком с творчеством Стива. Мне запомнилось как один из них спросил что-то по поводу проекта "ТРИ ГХЭ".

По окончании, мы сели в машину для того чтобы проехать сто метров до магазина, где собралась достаточно большая толпа. Место, где находится магазин - достаточно хорошее. Это центр города, Крещатик. Вокруг много хороших пафосных заведений, типа магазина автомобилей Bentley. Разумеется, работники всех этих заведений были в шоке от этой толпы фанатов гитаризма. Администрации магазина МузТорг даже пришлось привлечь какие-то спец.отряды милиции типа "омона" чтобы сдерживать эту толпу. Никто не ожидал такого.

Сама автограф-сессия ничем особенным мне не запомнилась - все было настолько "как обычно". Поскольку изначально было ясно, что не все попадут на эту афтограф-сессию, ребята из магазина придумали отличную вещь. Они выходили на улицу, брали из очереди гитары Ибанез и несли их подписывать Стиву, а потом возращали счастливым владельцам.

В конце когда сессия завершилась, Стив пошел мыть руки, я взял несколько подписанных постеров, вышел на улицу, чтобы раздать их людям. Если честно, то рев безумной толпы, которая прет на тебя и бедные омоновцы еле сдерживают - это не самое приятное воспоминание в жизни. Поэтому просто кинув листовки "в народ", я поспешил обратно в магазин за Стивом. Не смотря на то, что все стоявшие у магазина знали, что автограф-сессия завершена, никто особо не думал расходится. Когда мы вышли из магазина - толпа взревела и поперла. Но слава богу ее удержали. Мы с Сашей сели в лимузин, а Стив задержался и помахал рукой люям. Опять таки замечу, что сидеть в этом лимузине, когда совсем сторон к нему тянуться руки и лица и люди со всех сторон напирают - это тоже не очень приятное занятие. Хотя могу поспорить тысячи человек много отдали бы за то, чтобы побыть на моем месте.

Мы поехали обедать. Это был еще один великолепный ресторан. Но он в отличие от предыдущего, был не в национальном духе. Это было байкерского заведение, где все было проникнуто мотоциклетным духом. Это было очень близко разного рода американским заведениям. Стив порадовался оформлению и сказал, что у него есть штук десять "харлеев". (Правда он на них практически не ездит, с тех пор как обзавелся детьми, и чувствует ответственность за них). Если я не ошибаюсь, то мотоциклы в этом заведении были даже подвешены к потолку.

Разумеется, у нас был отдельный зал. И кормили, разумеется, невероятно вкусно. Киевские парни подарили Стиву подарки - это была какая то черно-красная рубаха с национальными мотивами и бутылка вина. То было какое-то пафосное крымское вино в коробке с кучей сертификатов и прочих бумажек. Стив поблагодарил. Киевские сказали, что вино конечно не такое взрослое как Стив (1960 г.р.), а все таки помоложе, но тоже очень старое аж 1965 года. Я пошутил, сказав, что зато вино старее твоих сапог, Стив.

Его это очень развесилило и он смеялся минут пять. Вообще надо сказать, что Стив иногда заливался над якобы невинными приколами. Авдуевский, рассказывая о фестивале 1989 года в Лужниках, поведал Стиву бородатую для нас шутку о том, что "Рок против наркотиков» тусовый народ переименовал «Пчелы против меда". У Стива случилась истерика от смеха. Он запомнил это и сказал, что обязательно будет козырять этой шуткой в штатах.

После обеда, Саша Авдуевский поехал сразу на саундчек и настройку. А я повез Стива в гостиницу чтобы он мог поспать часок другой перед мастер-классом. В дороге мы застряли в небольшой пробке и разговорились о гитаризме. Стив спросил, кто мой любимый гитарист. Я сказал, что в юности сходил с ума от Пейджа, а последние годы мое сердце принадлежит Джеф Беку. Стив заулыбался и сказал, что у него все тоже самое. Мы поговорили о том, какой клевый Джеф. Было немного странновато, что Стив (при всем его величии) говорил о Джефе такими же восторженными словами как это обычно делаю я или Дима Фролов. Пользуясь случаем я рассказал как видел Джефа в Германии на вечеринке Фендер и даже минут пять говорил с ним.

Я спросил, играл ли когда-нибудь Стив с Джефом. Он сказал, что не играл. Почему, спросил я. Потому что он не хочет. Это, - сказал Стив, - обычное дело. Вот, например, Клэптон, устраивал Кроссроадс фестиваль, и я был туда приглашен и играл там. Но когда дошла очередь до джема, он меня не пригласил на сцену. Они не хотят играть со мной, - сказал Стив грустно улыбаясь. Из великих, я играл только с Лесом Полом, - сказал Стив. Возможно, - сказал я, - просто Клептоны и Бэки немного побаиваются тебя и того, что на твоем фоне они бы выглядели бледновато. Ну, может быть, оно и так, - ответил Стив.

Кстати, когда я говорил с Джефом, я ему сказал, что Джо мечтает пригласить его в G3. Джо мне сам говорил. Так что может быть когда-нибудь, вы сыграете вместе, - говорил я. А что тебе ответил Джеф, - грустно спросил Стив. Ничего, только рассмеялся, - сказал я. Вот то-то и оно, - продолжал грустить Стив.

Чтобы как-то сменить тему, я стал говорить о технике правой руки Джефа и его работе стратовским рычагом. Что я мол восхищен этим и спросил Стива, есть ли у него Фендера.

Он сказал, что есть всего один. Японский страт. Я хотел для одной записии и вообще для арсенала купить себе хороший страт в пределах 25 тысяч долларов. Перепробовал много стратов и внезапно мне попался этот дешевый страт за 500 долларов, который звучал лучше всех. И я купил его.

А знаешь, Стив, - сказал я, - мне известна эта история. Очень часто люди, которые торгуют японскими Фендерами, используют в рекламе кусок твоего интервью, посвященный этой гитаре. Неужели японские фендера так хороши реально?

Стив засмеялся. Сказал, что как раз японские фендера, это самое дерьмо из фендеров, и суть интервью как раз была в его удивлении тому, что случайно там нашлась такая гитара. И что если бы они все были так хороши, то и не стоило бы об этом даже говорить в интервью. За все время своего существовании в Японии сделали только один хороший Фендер, и я его уже купил, больше таких нет, - Стив откровенно развеселился.

Стив, скажи честно, - сказал я - это наверняка как и все твои гитары обычный рядовой инструмент, ничем не лучше других. Просто у него есть энергетика, которая тебя подпитывает и все такое. Ты случайно не носил эту гитару в Хэловин на кладбище ради наполнения энергетикой? В общем, разговор перерос в какое-то совсем веселое рускло и мы тем делом приехали в гостиницу.

Отправив Стива поспать, мы договорились встретится через пару часов. Я поехал в свою гостинцу. Стив дал мне гитару и попросил чтобы ее заранее отвезли на саундчек и поменяли там струны. Комплект своих любимых струн он тоже дал.

Когда я приехал в свою гостиницу после еще какого-то количества пробок, оказалось что уже можно собираться обратно в путь за Стивом и передохнуть не получится. Я зашел в номер, пригласил туда Мамксима Подзина из Киевского офиса. Мы достали FLO из чехла и я отфотографировал ее со всех сторон для истории и дальшейшей публикации фоток.

Фотографирование заняло минут 10, после чего я отдал гитару Максиму чтобы он отвез ее на саундчек. Мы покинули гостиницу и я поехал за Стивом. Прибыв в зал мы стали подниматься к сцене и я услышал звуки жестких металлических риффов. Спорим, говорю, это Саша рубит на твоей гитаре. Стив засмеялся и сказал, что судя по Сашиной прически, это действительно его музыка.

На саундчеке произошел один не очень приятный эпизод. Стиву очень не понравились усилители Marshall JCM900, которые были в Екатеринбурге. Он просил для Киева подыскать что-то другое, только не Marshall. Саша говорил Стиву что в Киеве будет JCM2000 и это совсем другое звучание нежели JCM900. Ок, - говорил Стив, - но все равно я хочу попробовать еще какую-то альтернативу. Будучи на автограф-сессии в киевском МузТорге мы с Сашей приглядели головы Peavey 6505 и предложили их Стиву. Он попросил привезти их на мастер-класс и мы договорились с киевлянами, чтобы они захватили пару голов.

Однако, по прибытие на саундчек, выяснилось, что эти головы забыли привезти - на сцене был только Marshall. Увидя это, Стив за секунду превратился в дьявола, почернел и мигом свалил со сцены в подсобку - видно было, что он очень разгневан. Ребята из Киева просто забыли про эти усилители. С одной стороны я их понимал - они были как под кайфом, трудно представить, что рядом живой Стив Вай и убить в себе фаната, сосредоточившись на работе.

До нашего приезда вместо мыслей об усилителе, они меняли струны на FLO по очереди. Каждый по струне, чтобы прикоснуться к легенде и сфотографироваться.

В общем, мне осталось только обматерить их страшными словами и добиться того, чтобы они тут же позвонили в магазин и приступили к отправке усилителей Peavey. После этого я пошел в гримерку к Стиву. Мне было страшно заходить туда и говорить что-то, но другого пути не было. Сделав самое грустное лицо какое можно я зашел в гримерку.

Стив был чернее тучи и видно было что еле сдерживает себя. Я начал что-то извиняюще говорить, придумывать байки про пробки на дороге и что головы будут через 15-20 минут. Стив видел, что я лично не в чем не виноват, и видел, что я вру про усилки - их просто забыли. Стив все понимал - он очень умный и добрый.

Сережа, - сказал Стив, - я ничего не прошу для себя. Мне не нужны лимузины, роскошные гостиницы, шикарные рестораны и что-то еще особенное. Я музыкант. Я живу музыкой. За все время поездки я попросил сущую мелочь - привезти усилки, которые у вас есть. И что? Вам по хрен на мои просьбы. Вы не уважаете меня. о чем вы думаете? Как так можно?

Я не знал что отвечать, но что-то мямлил. Дескать, люди все неидеальны и не получается все именно так как хочешь. В целом этом были одни из самых сложных пятнадцати минут в моей жизни. Люди за дверью гримерки не знали выйдет ли Стив играть вообще. И я не знал. От Стива шла невероятно сильная отрицательная энергетика и видно было что он очень зол. Это было было удивительно как он так весь за секунду стал другим человеком.

В конце концов, Стив сказал, ладно - пойдем на сцену. У меня с души свалился камень. Стив хоть и был еще мрачен, но все таки он пошел играть. Peavey еще не привезли, и Стив отстраивался по Маршалу. И звук был надо сказать достаточно хорошим. Стив удивился, что Маршал так может звучать. Саша повторил ему что разница между JCM900 и JCM2000 достаточно большая.

Когда Стив уже настроился, привезли Peavey. Стив, разумеется попросил подключить их. Саша Авдуевский и Сергей Семенов стали снимать головы Marshall с кабинетов и подключать туда Peavey. Так они делали несколько раз (пока Стив пробовал разные варианты) и сильно утомились - ведь гитарные усилители-головы - есть вещи достаточно тяжелые. Насладившись "садистким" зрелищем парней ворочающих усилителей, Стив успокоился и решил оставить Marshall.

(К слову сказать, до Киева Стив по его словам никогда не играл на 6505 или 5150. Узнав, что они сделаны по спецификации Ван Халена, он сказал, что это чувствуется уже по их громкости. И пошутил, что надо бы для коллекции махнуться с Эдди – пару из имеющихся у него Carvin на пару Peavey.)

Затем, Стив поиграл немного с ритм-секцией, и ушел в гримерку. В зал стали запускать людей. Приближался час "икс".

Надо бы сказать еще об одной интересной гитаре, на которой Стив играл на саундчеке. Сергей Семенов купил для себя гитару JEM7V WH и, начитавшись guitars.ru, решил сделать из нее полную копию EVO (личной гитары Стива). Семенов поставил туда металилческую ручку громкости, заклеил пластырем край некового датчика и приклеил кусок пластика к голове грифа (туда обычно Стив помещает медиаторы). Единственное, что не хватало этой гитаре - это многочисленных трещин и царапин. Мне пришло в голову попросить Стива написать на этой гитаре слово KIEVO (это помесь двух слов KIEV и EVO).

Описывать сам мастер-класс, опять таки, наверное, не имеет смысла. Все было хорошо. На меня особое впечатление произвел джем с ритм-секцией. Видно было, что басист хоть и хороший, но волнуется и ведет себя сдержанно, то есть старается "не высовываться". Барабанщик проявил себя выше всяких похвал и Стив потом сам отметил, что это очень хороший барабанщик.

После мастер-класса, мы отвезли Стива в гостиницу (от ужина он отказался), взяли в руки пива и попросили лимузин подкинуть нас до ресторана. Это было все то же веселое заведение, где мы были обедали. Вечером оно было намного веселее и даже была живая музыка. Мы напились пива, а потом и какой-то экзотики. Все было хорошо.

Пьяные и веселые мы приехали в гостиницу. Наутро нам предстояло опять лететь. Нас ждала Москва.