Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Joe Satriani

Позволь начать с вопроса, который я хотел задать в конце интервью, но не могу не сделать этого сразу: когда Джо Сатриани придет в Россию?

Время от времени я получаю приглашения выступить где-либо, и труднее всего бывает решить организационные моменты, если мы едем куда-либо впервые. Так и с Россией - я никогда не был в вашей стране даже как турист. У нас ушло пять или шесть лет, чтобы добраться до Японии, десять лет - чтобы посетить Южную Америку. Я говорю о местах, которые наиболее далеки от Сан-Франциско, где я живу. В этом туре мы фактически впервые выступали в Восточной Европе - в Болгарии. Надеюсь, мы постепенно расширим географию, и в итоге доберемся и до России.

Другим условием является то, что города, где мы выступаем, должны находиться недалеко друг от друга, чтобы можно было быстро переезжать и играть каждый вечер, оправдывая организационные расходы. Мы не можем лететь на другой конец света и обратно ради одного концерта. К сожалению, пока что Россия для нас находится где-то очень, очень далеко (смеется). Но мы постепенно заполняем "белые пятна" - например, мы впервые играем в Польше. Чем больше у нас будет выступлений ближе к России, тем больше шансов, что мы у вас сыграем.

По слухам, твой менеджмент отклонил одно приглашение…

Да, также были предложения выступить в Турции, Южной Африке и других странах… Но, представь ситуацию: у нас есть тридцать приглашений от городов Западной Европы, и одно - из Дели. Конечно, мы не можем себе позволить поехать туда. Все упирается в деньги и время. После того как мы закончили альбом, у нас было недели две, чтобы отрепетировать материал для тура. Затем альбом вышел, и через несколько дней мы отправились гастролировать. Тур по Европе будет очень маленьким - всего три недели. Мы не заедем в Скандинавию, в Испанию - многие страны отсутствуют в списке. А в начале августа уже начнем гастроли по Америке.

В Россию уже приезжали многие великие гитаристы - Стив Вай, Ал Ди Меола, совсем недавно - Ричи Блэкмор…

На самом деле, мы очень хотели бы сыграть у вас - не только чтобы показать свою музыку, но и посетить страну с такой великой историей и традициями. Нам приходилось встречать людей из России, и общение с ними только еще более подогрело наш интерес. Мне кажется, русские умеют по-настоящему чувствовать музыку.

Поговорим о твоем новом альбоме "Strange Beautiful Music"… Можно ли сказать, что ты вернулся к настоящему рок-саунду после рискованных экспериментов на "Engines Of Creation"?

Вполне. По сути, "Engines…" был сайд-проектом. Возможно, его так и надо было преподнести - как сайд-проект (смеется). В своих интервью я четко давал понять, что у нас достаточно опыта, чтобы пойти в любую сторону. На мой взгляд, "Engines…" был вполне "нормальным" диском, где я вновь продемонстрировал весь звуковой арсенал. Поэтому я был недоволен тем, как мой лейбл представил этот альбом слушателю во всем мире. Когда мы с ними обсуждали, каким он должен быть, они сказали: "Слушай, отлично было бы сделать его в стиле "техно". Мы с Эриком (Eric Caudieux, клавишник и продюсер) могли бы спродюсировать альбом в рок- или техно-ключе, все равно, но лейбл предпочел "техно", и мы сказали: "Окей!" Я подумал: "После того, как мы сделаем альбом, я всегда смогу переделать эти песни в рок-формат". Я уже тогда начал работу над такими вещами, как "Mountain Song", "New Last Jam", "Hill Groove", но они не вписались в итоговый формат "Engines Of Creation", и были использованы как отправная точка для "Strange Beautiful Music".

Ты не чувствовал, что рискуешь репутацией, выпуская альбом в стиле "техно"?

Да, возможно это был риск. Кстати, я только что давал интервью на радиостанции, и местный ди-джей мне прямо признался: "Слушай, приятель, я не люблю всю эту рок-музыку". Но, как только я поставил ему что-то с "Engines…", его лицо изменилось, и он сказал: "Теперь я фан Джо Сатриани!" (смеется). И этот ди-джей - отличный пример аудитории, внимание которой я старался привлечь, работая над "Engines…". Я знал, что им должно понравиться современное звучание альбома, его пространные аранжировки. С другой стороны, мало кто использовал гитару в техно- и транс-музыке, и мы заполнили этот пробел. По-моему, получилось весьма интересно. Тем приятней было вернуться к привычному стилю на "Strange Beautiful Music", и я сейчас очень счастлив, выступая с этой программой.

Ты не думал написать еще несколько вещей в духе "Brother John"?

Ее я сочинил лет в пятнадцать. Боже, это было так давно! Мне только что стукнуло 46, так что ваши читатели могут себе представить, как давно я играю на гитаре! (смеется) Сегодня вечером я сыграю "Headless Horseman", "Midnight", спою "I Believe" - мы не забываем старые вещи. После выхода "Engines Of Creation" мы гастролировали год, и в конце записали живой альбом в Сан-Франциско. За время гастролей вещи в стиле "техно" стали звучать как настоящий рок, и это определило стилистику "Strange Beautiful Music". Сейчас мы уже три недели в новом туре, который продлится год, и, возможно, он приведет нас куда-то еще - например, к написанию таких вещей, как "Brother John".

У тебя есть ряд красивых, романтических баллад… Когда ты сочиняешь, берешь ли вдохновение в собственных чувствах?

Безусловно. Также к сочинению меня могут подтолкнуть какие-то трудные, нередко трагические ситуации, которые нам всем случается пережить. А иногда идею может подсказать какой-нибудь пустяк. Например, как сейчас (звонит телефон) - я могу развить эти гудки в музыкальную тему. Или, допустим, я вижу отражение в зеркале, и пытаюсь подобрать к нему аккорд… То есть, я беру какую-то пустячную ситуацию и драматизирую, преувеличиваю ее.

Ты вернул басиста Мэта Биссонетта (Matt Bissonette), который играл на "The Extremist" (1992). Он теперь будет постоянным участником состава?

Очень надеюсь. Это уже мой второй альбом, на котором он сыграл, или даже третий - один с ним мы так и не закончили. С тех пор мы часто сталкивались, даже когда не работали вместе. Несомненно, он привнес на "Strange Beautiful Music" то, что мне хотелось. Я написал материал еще до того, как определился с составом - у меня был лишь Джефф (Jeff Campitelli, ударные), и я очень хотел найти ему хорошего партнера по ритм-секции. Дело в то, что Стю (Stu Hamm) по сути не рок-басист, поэтому, планируя рок-альбом, я остановился на Мэте. Я стремился создать ребятам благоприятные условия для взаимодействия. Я сидел за микшером в студии у себя дома как заправский продюсер и смотрел, как они работают над аранжировками. Джефф и Мэт отлично дополняют друг друга, и я рад, что снова играю с ними обоими.

В японских изданиях твоих альбомов обычно есть бонус-треки …

Да, японский лейбл жаловался на то, что их продажи сильно страдают от импорта "родных" дисков. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы на их местном релизе был трек, которого больше нет нигде. Для "Strange Beautiful Music" я записал в общей сложности шестнадцать вещей, и на официальном релизе вышло четырнадцать из них. В японский релиз вошел бонус-трек "The Eight Steps", и еще один трек пока остается неопубликован.

У тебя нет желания сделать акустический альбом?

Да, может быть. Видишь ли, акустическая гитара не является моим основным инструментом. Я считаю себя вполне счастливым, играя на электрогитаре, а акустика у меня на втором плане. Также я могу сыграть на басу, клавишных и ударных. Многими инструментами я, к сожалению, не владею - например, я хотел бы играть на саксофоне.

Прежде чем выпустить акустический альбом, мне нужно серьезно поработать над своей игрой. Я бы стал заниматься по восемь часов в день, и чтобы никто меня не беспокоил, даже не звонил мне (смеется). Возможно, я когда-нибудь сделаю такой альбом и проведу тур по небольшим клубам.

Давай поговорим о твоем сотрудничестве с другими супергитаристами. Время от времени появляются слухи, что ты планируешь совместные выступления, скажем, с Ингви Мальмстином…

Подобные попытки часто натыкаются на препятствия организационного характера. Как бы мы ни хотели - я имею в виду себя, Стива Вая, Роберта Фриппа и многих других - часто это оказывается невозможным из-за несовпадения планов наших промоутеров. Однако я всегда стремлюсь к этому. Единственный проект, об участии в котором я пожалел, был с Майклом Шенкером (Michаel Schenker, брат гитариста Scorpions Рудольфа Шенкера) и Ули Джон Ротом (Uli John Roth, также экс-Scorpions). Участие Майкла поначалу не предполагалось, должны были быть Стив (Steve Vai), Ули Джон Рот и я. Видишь ли, G3 - особый проект, целиком рассчитанный на фанов тех гитаристов, которые в него входят. Его очень непросто осуществить - у нас уходит от шести до девяти месяцев только на то, чтобы каждый из участников договорился со своим лейблом, со своей группой. И люди должны это понимать. Цены на билеты также высоки, и мы не можем подвести фанов. Это и риск для наших промоутеров, которые, фактически, поставили трех хедлайнеров в одном шоу. Я все это объяснил Майклу, и мне казалось, он понял. Но когда начался тур, его словно подменили. Он начал перетягивать внимание на себя, и от этого страдало наше шоу и, как следствие, зрители. На один из концертов он просто опоздал - а ведь в зале собралось более двух тысяч фанов, заплативших немалые деньги, чтобы посмотреть на нас троих!

Зато Ули был на высоте. Играть с ним было одно удовольствие. Он исполнял вещи с двух своих сольных альбомов: "Earthquake" и "Firewind" У него есть баллада - "I'll Be Lovin' You Always". Помню, я подумал: "Это лучшая вещь, которую я когда-либо слышал". Ули был великолепен на каждом концерте.

Все знают, что ты играешь на гитарах Ibanez. Используешь ли ты инструменты других фирм?

Да, я люблю старые ("vintage") гитары - я могу купить инструмент на время работы над альбомом, а потом продать. У меня были акустика Martin 1928 года выпуска, Gibson '59 года, два Strat'а - '63 и '67 годов, один Telecaster '58 года… некоторые из этих гитар я продал. Из новых приобретений у меня 12-струнный Rickenbacker. Видишь, меня нельзя назвать коллекционером, я люблю активно использовать инструменты, которые у меня есть.

Что ты думаешь о MIDI-гитарах? Каково их будущее?

Я использовал такую гитару, например, чтобы сыграть партию electric piano в "Hill Groove". Вообще должен сказать, что они меня раздражают. С одной стороны, хорошо, что их можно использовать для сочинения музыки и аранжировок. Что же касается игры на них, то буквально каждая третья нота звучит не так, как надо. Когда я записывал "Hill Groove", то знал, что смогу потом сесть за компьютер и подправить все ноты, которые прозвучали "мимо". Конечно, MIDI-гитары впечатляют своими возможностями, а также могут помочь музыкантам, не умеющих играть на клавишных. Но по экспрессивности они и близко не стоят с настоящими инструментами.

Какие динамики ты используешь в колонках?

Сейчас я использую два разных вида динамиков. У меня есть один кабинет с 25-ваттным динамиком, он дает "классическое" роковое звучание, но недостаточно агрессивное. Также есть другой кабинет с динамиком на 20 ватт, который, напротив, звучит очень агрессивно, но на нем не получишь мягкого звука. Я использую их оба на сцене, в зависимости от того, что мне нужно.

Читаешь ли ты какие-нибудь гитарные журналы?

Мне они нечасто попадают в руки. В Сан-Франциско я иногда вижу Guitar World. Честно говоря, у меня нет времени их читать. Однако я замечаю, что тематика гитарных журналов сдвигается в область поп-музыки. Все больше внимания уделяется популярным группам, все меньше - гитаристам-новаторам. Мне кажется, что это должно быть уделом таких журналов как Rolling Stone, а не тех, которые посвящены гитаре.

В чем секрет успеха, который ты бы мог передать молодым гитаристам?

Понятия не имею (смеется). Но могу сказать одно: надо больше заниматься. Иногда меня удивляет, что музыканты, которых я считаю суперталантливыми, не имеют широкого признания. Думаю, мне было бы крайне опасно убедить себя в мысли, что я всего достиг и мне больше ничего не нужно.

Редакция благодарит guitars.ru и satriani.ru

Classic Rock рекомендует: лучшие альбомы Джо

"Surfing With The Alien" (Sony/Epic, 1987)

Прорывной альбомом Сатриани, представивший его в качестве современного гитариста-универсала самому широкому кругу слушателей. Недаром "Surfing With The Alien" стал первым инструментальным альбомом в истории, попавшим в Top 200 журнала Billboard, а вообще достиг платинового статуса. До него Сатриани уже давно был известен в узких гитарных кругах как супергитарист и талантливый преподаватель (среди его учеников были Кирк Хэммет и Стив Вай).

Сатриани ворвался в музыкальный бизнес как пропагандист набирающего обороты гитарного стиля "шред" (shred). Альбом получился очень разноплановым, каждая вещь демонстрирует какой-то стиль рок-музыки, доведенный до некоего абсурда: от буги ("Satch Boogie") и серфа ("Surfing With The Alien") до пространных роковых композиций ("Lords Of Karma") и фьюжна ("Echo"). Баллада "Always With Me, Always With You" в стиле "неоклассик" явно написана под впечатлением Шопена, а "Midnight" служит яркой демонстрацией двуручного тэппинга. Скоростная игра, активное использование рычага в сочетании с сочными блюзовыми интонациями традиционного рок-стиля - все это сделало "Surfing With The Alien" прекрасным учебником современной гитары.

"Joe Satriani" (Sony/Columbia, 1995)

Вопреки названию, альбом довольно сильно отличается от той музыки, которую все привыкли ждать от Сатриани - здесь он сделал реверанс в сторону классики рока и стилей, лежащих в его основе - в первую очередь, блюза.

Продюсером неслучайно был выбран Глин Джонс (Glyn Johns), ранее работавший со Stones и LZ. Джонс определил звучание альбома и, пожалуй, впервые поместил Сатриани в рамки музыканта группы, а не сольного артиста.

Охват стилей включает, в первую очередь, блюз ("Slow Down Blues", "SMF"), кантри ("Look My Way"), фанк ("Cool 9"), классик-рок в духе Deep Purple ("If"), баллады ("Down, Down, Down", "Home") и другие влияния. В целом, альбом явился энциклопедей гитарных стилей до новомодного "шреда".

Интервью журналу Classic Rock
беседовал - Влад Лесишин, осень 2002
перепечатано с разрешения редакции Classic Rock