Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Joe Satriani

Прошло целое десятилетие с тех пор как Джо Сатриани явился нам как самый блистательный из блестящих молодых гитаристов появившихся в 80-ые годы.

Но в отличии от большинства выстрельнувших гитаристов того времени, которые затем нашли свое призвания в доставке пиццы, и гамбургеров, Сатриани изящно пережил феномен шред-гитары, показав свое дарование как инструменталиста и композитора, который вкладывает сначала содержание, а потом уже внешний блеск.

Его альбом, названный просто Joe Satriani, прояснил это еще раз. Спродюсированный легендой студий Глином Джонсом (Glyn Johns), который покручивал ручки у таких монстров как Rolling Stones, the Who и Led Zeppelin, этот диск раскрывает взгляд Джо на такие формы как 12-ти тактовый блюз, фанковые композиции в стиле Джефа Бека, на стиль бибоп и несколько душевнейших гитарных баллад которые всегда удавались ему. Любители гитарной виртуозности Сача не будут разочарованы. Пожалуй, можно сказать, что упрощенное музыкальное оборудование только усиливало его и без того безукоризненную технику игры на гитаре.

В то время как Сатриани готовился к выступлениям с его постоянным бас-гитаристом Стюартом Хэмом, барабанщиком Джонатаном Мувером (Jonathan Mover) и своим старинным другом мульти-интсрументалистом Джефом Кампителли (Jeff Campitelli)- перед ними встала проблема как воспроизвести на живом концерте все то, что было записано на диске. Несмотря на то, что большая часть материала была сыграна вживую в студии, записано все было другими людьми, группой в которой были все звезды: ритм-гитарист Andy Fairweather Low, басист Nathan East (оба из группы Эрика Клептона) и выходец из Африки - барабанщик Ману Катче (Manu Katche) (известным своей работой с Питером Габриелем). По большому счету Сатриани решил не волноваться, предоставив весь материал своей группе что бы они вписали его в свой привычный формат, как это и было сделано при записи этого альбома в студии.

"Это будет шоу исполнителей, и импровизации" говорит он. "Мы не будем обращать внимание на стоимость. Так же как и не хотим стоят на одном месте каждое выступления согласно запланированному световому сопровождению. Не хотим также играть песни той же длинны в которой они были записаны. Это будет живой и дышащий тур."

Обычно волнующийся Джо кажется точно решил расслабится в эти дни. Его непринужденная, уверенная манера убеждает, что он пошел дальше в создании своего образа, выходящего за рамки преходящих штампов. Его новый альбом - неопровержимое доказательство этого. На этом этапе своей жизни и карьеры кажется что Джо Сатриани полагается на сердце которое подсказывает ему что делать.

GUITAR WORLD: Эта новая запись могла быть названа вашим Blow By Blow.

JOE SATRIANI: О господи!

GW: Вы думали "Jeff Beck" во время игры таких вещей как "If" или "Cool #9"?

SATRIANI: Нет, нет. Хотя я думаю так подсознательно когда играю, я всегда ощущаю Джими Хендрикса, Джефа Бека, Джими Пейджа, Эрика Клептона, Уэса Мантгомери и Майлса Девиса у себя на плечах, и шепчущих мне. Я думаю, что это корни всего. Но на самом деле я не о чем не думаю когда играю. Я не могу услышать мой стиль. Я единственный человек в мире, которого иммунитет к моему звучанию.

GW: Было ли в планах с самого начала работать с простыми музыкальными формами, такими как блюз?

SATRIANI: Ну, одна из тем, которую я избрал для этой записи была тема - "анти-тема". На других записях, я попробую писать музыку на основе какого-нибудь кинематического движения, или на основе идеи. Или я начну с названия и попытаюсь писать музыку исходя из него. Но в это время, у меня была основная задача не следовать ни какой теме. Если я обнаруживал что я вдруг следую какой-то теме, которую использовал раньше, я тут же ее останавливал и отбрасывал. Также я записывал все не в той манере в которой раньше; я не дописывал материал перед тем как идти в студию.

GW: Как появился Глин Джонс?

SATRIANI: Я записывал несколько песен с различными людьми -Джефом Кампителли (Jeff Campitelli) и Джоном Каниберти (John Cuniberti), Грегом (Gregg) и Маттом Бисонет (Matt Bissonnette). Некоторые получались хорошо, как например "Look My Way" с Грзгом и Маттом. Но я начинал понимать, что остальные песни не так уж и хороши. Я собрал прекрасных музыкантов и дал им возможно не совсем удачные песни. Тогда я решил остановить этот проект. Я однажды останавливал проект звукозаписи перед записью альбома -The Extremist. Теперь эта остановка обернулось великолепным результатом, хотя это было одним из самых тяжелых моментов в моей музыкальной жизни. Но тогда я хорошо воспринял это. Я думал "Отличная идея: стоп. Потому что ты можешь всегда начать все опять в любое время и скорей всего все получится лучше." Я на самом деле был в хорошей форме. 'Каким-то необъяснимым образом я знал, что что-то должно случиться. Несмотря на то что у меня не было идеи. Затем после недели отдыха, мой менеджер произнес имя Глин (Glyn). Я подумал, "Ага. Он, возможно, скажет "А какой такой Джо???'" Но все вышло не так. Он хотел делать альбом. Он сказал что ему понравилась работа его брата [Andy Johns] которую он сделал со мной в The Extremist.

GW: Этот парень работал с всеми великими. Что он привнес в ваш проект альбома?

SATRIANI: Я предполагаю что он оставил в моей голове мысли о возможностях которые могут быть. Его намерения попытаться удалить все препятствия. И что он собирается попытаться преодолеть все препоны и уладить невыполненные обязательства - все то, что мешает мне работать Он считал что мои демо звучат как ограничитель моего творчества, как что-то сдерживающее. Он сказал, "Я хочу провести тебя прямо через эти все препятствия." Я был заинтересован и напуган одновременно. И он перешел к делу и сказал- 'Ты гитарист. Играй." На некоторых песнях, у меня была свобода в дублировании и перезаписи. Но на некоторых таких как "Cool #9," я стоял прямо в студии перед усилителем с моей вамми педалью, вау и октавером и играл всю песню за один прием!

GW: Откуда появились на альбоме 12-ти тактовые блюзы?

SATRIANI: Мне всегда хотелось сделать это. Я всегда думал, что когда мне будет 65 или около того, я может накоплю достаточный жизненный опыт для того что бы сыграть блюз. Я всегда чувствовал, что потребуется немало времен чтобы достаточно в него вникнуть, хотя эта форма была одним из моих первых шагов в музыке. Когда я был совсем молод, я пробовал научиться запоминать аккорды барре, я сидел и играл вместе с записями блюзовых исполнителей которые мен приносила мама: John Lee Hooker, Muddy Waters...я любил это. Я был 14 летним парнем из Лонг Айленда который испытал это на себе. Я играл вместе записями Mike Bloomfield, Eric Clapton, Johnny Winter, более новыми исполнителями, английскими группами и оригинальным блюзом из штатов. И по мере моего профессионального роста, я чувствовал себя зеленым, не готовым принадлежать к этому сану. Затем, когда я начал работать с Энди, Натаном и Ману для этой записи, блюз начал появляться естественным образом. "S.M.F." была первой вещью которую мы сделали. Затем "Down Down Down," который был настоящим эмоциональным путешествием для всех нас. На следующий день, Глин сказал мне, "Ты знаешь, это действительно волнующе. Альбом становится блюзовым. Это действительно то что ты хотел?" Я был очень рад этому, потому что все звучало так приземлено и по настоящему. Меня до сих пор удивляет мое звучание в этом новом для меня контексте. Типа, "Надо же, это я. Это я просто играющий на гитаре!"

GW: Есть ли какая-то родственная связь той записи с сегодняшней гитарной игрой?

SATRIANI: Что происходит в игре на гитаре сейчас? Она отсутствует совсем. [паузы] Что сказал я гитарному журналу? Я не говорил этого! Вы заставили меня сказать это!

GW: Несомненно, что сложной технической игре не придают сейчас большого значения.

SATRIANI: Это, отчасти потому что большинство действительно талантливых людей пишут прекрасную музыку в других стилях. Я имею в виду, Курт Кобейн был невероятным сочинителем. Он действительно знал как достичь сути. Не главное ли это? И как все я считаю, что неважно, что он не мог сыграть то, что играют другие гитаристы. Мне всегда хочется прослезиться, когда я слышу, например, песню "Hurt" Nine Inch Nails, я не могу поверить но настолько эта песня совершенна. Но если проанализировать ее - это просто последовательность аккордов. Без соло. Нет инструмента который можно выделить. Это просто музыка в сочетании с сентиментальностью текста. Но если посмотреть сколько шред-гитаристов сравнимы в написании хорошей музыки типа "Hurt" Трента Резнора (Trent Reznor), то получиться очень короткий список, если вообще получится. Это не удивительно. В прошлый раз, когда я давал вам интервью [GW Nov '93], я помню вы спрашивали, что я думаю о себе как о сочинителе песен. Я странный сочинитель песен для гитар. Я всегда удивляюсь когда люди видят меня как парня который любит играть много нот. Я почесываю голову и отвечаю, "Конечно, все зависит от песни, не так ли?" На моей новой записи, "Cool #9" содержит много нот. Но потом следует "If," которая звучит, как будто ее играет другой гитарист. Потому что я играю песни. Я не играю себя.

GW: С коммерческой точки зрения, что Вам чувствуется под постоянным ореолом Surfing With The Alien? Не ожидаете ли вы такого же всплеска в Billboard?

SATRIANI: Эта запись была удивительна для меня. У меня было только записи две прежде. Surfing With The Alien был сделан в стиле "Меня не волнует ничего". Во всех аспектах. Он вышел за рамки бюджета. Оригинальный бюджет был $13,000. Мы потратили $29,000. Парни звукозаписывающей компании говорили, "Запись такого плана и такого артиста должна стоить не больше $6,000." Но на самом деле мы думали, что делаем что то великое. Мы не думали, что это будет проигрываться на радио или участвовать в чартах в Billboard или где либо еще. Мы сказали себе, "Давайте делать то, что мы хотим". Я помню несколько действительно плохих обзоров, когда запись только что вышла. [Моя жена] Рубина (Rubina) и я были снова расстроены. Но затем, неожиданно, в 1988 году, люди решили полюбить этот альбом. Это был поворот и доказательство. Я стал действительно жить как музыкант. Это был взрыв фортуны. Я очень благодарен за все это.

GW: Вы не сравнивали эту запись в коммерческом плане, с другими?

SATRIANI: Flying In A Blue Dream - немного менее ста тысяч. The Extremist тоже хорошо. Все записи держаться на постоянном уровне. Они продолжают продаваться. Я достаточно долго во всем этом и вижу, как мои любимые артисты проходят через все жизненные повороты в своей профессии. Успех на самом деле не совсем зависит от артиста. Аудитория создает успех. Нельзя проинструктировать мир слушать и покупать вашу музыку. Это совсем не то в отличии от мыла или кофемолок.

Успех это подарок. Не думайте не секунды что вы сможете воспроизвести его. Корпорации тратят миллиарды пытаясь вычислить как сделать успех. И иногда это им удается. Но в этой схеме нет места для артиста. Антигуманно подвергать артиста каким либо схемам. Быть музыкантом - жить сложной жизнью. И когда приходит успех, вы должны быть в вечной благодарности.

Интервью для Guitar World (2000)
перевод - Дмитрий Фролов