Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Steve Vai отвечает на письма фэнов

Что такое учиться у Joe Satriani, и что самое важное Вы вынесли из его уроков?

Когда я был совсем молодым, мои гитарные занятия были для меня всем. Я воспринимал их серьезнее чего-либо еще в своей жизни. Они были моим путем к свободе и помогли мне найти себя. Самым главным, чему я научился у Joe, все, что ты пытаешься сделать на инструменте должно быть музыкальным. Оно должно быть музыкой. Он всегда был исключительно музыкальным, как только брал в руки инструмент, и это оказало на меня огромное влияние.

Почему Вы в свое время решили вырезать «ручку» на своих Ibanez?

Когда я играл у David Lee Roth, мы готовились к съемке клипа, и я думал о всяких трюках и приколах, которые можно вытворять с гитарой. Я думал, как мне размахивать гитарой вокруг себя? Я обдумал все варианты и пришел к выводу, что невозможно размахивать гитарой от души, если держать ее за рог или гриф. Я подумал, а почему бы не извратиться, и не вырезать в гитаре ручку? И это сработало.

Изначально это было просто сиюминутное практическое решение, но в итоге это стало настолько характерным признаком инструмента, что я оставил ручку.

Бывает ли, что Вы слушаете свои ранние работы и говорите себе: «О чем, я, черт возьми, тогда думал?».

Постоянно. Мне, на самом деле, нравится моя музыка, и я ее часто слушаю. Очень забавно оглядываться на то, что я когда-то сделал или сочинил, потому что, что бы не сделал творческий человек, это стоп-кадр его психики в конкретный момент. Поэтому, когда я слушаю, что-то сделанное мной достаточно давно, я как бы заново переживаю эти моменты, и в какой-то степени, возрождаю себя, каким я был тогда. В этом процессе я могу оценить как свой рост, так и недостатки. Некоторые произведения действительно заставляют меня думать: «Ну и странный же этот парень». Это познавательный процесс, но он в основном приятный.

Что Вы можете сказать про Frank Zappa, и какое влияние он оказал на Ваш стиль?

Frank – историческая фигура, и я верю, что его музыка будет по-прежнему менять жизнь людей, которые открыли ее для себя. Его дискография настолько разнообразна, обширна и полна хорошего вкуса. Frank балансировал на тонкой грани между доступностью и неформатностью. Большая часть современной поп-музыки это фон, который должен нас немного подбодрить, или почувствовать сексуальность или преисполниться мечтами о звездности и тому подобное. Но на свет появляются такие действительно блестящие артисты как Frank, и он не могут не творить. Их творения обращаются прямо к сути нашего эмоционального существования, поэтому они так для нас жизненно важны.

Что касается лично меня, я потратил много часов, снимая то, что играл Frank. Я стоял в метре от него на сцене восемь месяцев гастролей и смотрел, как он солировал по полтора часа за вечер, не меньше. И я обнаружил, что никогда не смогу снять его манеру игры. Frank всегда творчески подходил к инструменту. Хотя у него были свои рамки техники, в этих рамках он уходил в другие измерения и в этом и был блеск его таланта. Я научился у него тому, что хотя мы все имеем пределы наших личных умений, мы можем применить их самым различным образом и придумать что-то необычное и интересное.

Я слышал, что “For The Love Of God” – полностью импровизация в студии. Это правда?

Я смонтировал ее из кусочков импровизации. Но как только я получил костяк пьесы, я его неоднократно переслушал, перезаписал в несколько дублей, из которых взял наилучшие куски.

Музыкантов, особенно гитаристов, часто считают безработными голодранцами. Я отвечаю этому стереотипу – у меня уже 26-е место работы за 6 лет – но это никак не влияет на мое творчество. Как вы сводили концы с концами до того, как стали гитарным героем с большой буквы. Вы когда-нибудь лепили гамбургеры?

Некоторые до сих пор считают, что я кормлюсь только этим (смеется). Я думаю, что наше отношение к работе, может действительно отражать наше отношение к созданию музыки. Я никогда не рассчитывал стать знаменитым и успешным, но это не имело значения, поскольку я знал, что пока я играю, я буду счастлив.

Когда я был юн, я мыл тарелки, водил фургончик с мороженым и подстригал газоны. Но вот как я к этому отношусь: эти профессии оставляли мне достаточно времени на занятия музыкой, и дали мне средства на покупки гитару. Надо иметь позитивное отношение к «дневной работе», которой приходится заниматься, поскольку может оказаться, что именно она дает вам возможность играть на гитаре. Это средство, а не цель.

Что важнее: великолепная техника или чистые эмоции? И почему?

Лично я предпочитаю, чтобы в максимальной степени наличествовало и то и другое. Почему ограничивать себя чем-то одним? Если кроме голой эмоции у тебя ничего нет, как ты сможешь ее адекватно выразить? Можно интуитивно понимать инструмент, но результат будет лучше, если у нас будет техника. И наоборот, если у тебя есть техника, но нет эмоций, то это тоже имеет свою обратную сторону. Это то, с чем я боролся всю свою жизнь, потому что стереотип того, кем является Steve Vai имеет перекос в сторону техники. Но из-за этого я не стал играть медленнее. Как бы то ни было, я думаю, что хороший баланс и того и другого, позволит вам придти к нужному результату.

Я слышал, что итальянский скрипач/менестрель Angelo Branduardi воспринимает музыку как цвет и движущиеся образы. Как Вы воспринимаете музыку, которую слышите, и как это влияет на Вашу игру?

Когда я слушаю музыку, я слушаю ее разными отделами мозга. Если я включаю поп-радио, я просто хочу развлечься. Если мне требуется эмоциональная подпитка, или я агрессивен, я обращаюсь к музыке, которая пробирает меня до нутра. Но, что мне нравится больше всего – музыка, исполненная искренне. Возьмем, например, Tom Waits, он честен и откровенен в каждой своей ноте или строчке. Когда я слушаю кого-то вроде него, я очень проникаюсь, потому что его эмоциональный вклад в музыку невероятен.

В своей статье “30-hour Guitar Workout” Вы сказались, что есть виртуозы получше Вас. Не могли бы Вы сказать, кто эти музыканты и почему?

Есть множество музыкантов, которым не составило бы труда переиграть меня вчистую, просто потому что у них лучше отточена техника и больше скорость. Например, Yngwie Malmsteen или Dimebag Darell. Но я не думаю, что фэнов я привлекаю своими запилами, особенно в эти дни. После нескольких моих последних альбомов, давние фэны поняли, что Steve Vai – это не только шреддер. Мой подход к созданию оригинальной музыки, вот что привлекает людей.

В чем смысл вашего символа – пирамиды, треугольника и глаза?

Я его раскопал, когда был погружен в изучение метафизических вопросов. Исторически пирамида символизирует мистику, а глаз посередине навеян идеей всевидящего ока или «третьего глаза», который дает силу внутреннего видения. Но дело в том, что я не больше на этом всем не заморочен. Мои духовные цели сейчас намного выше, и я считаю, что должен отбросить все эти идеи, чтобы дальше развиваться духовно. Хотя я прибегал к этой символике в прошлом, сейчас она не имеет значения. Самые важные аспекты духовности никак не связаны с ритуалами, церемониями, числами или пирамидами.

Какое оборудование Вы использовали для записи гитарной дуэли в фильме “Crossroads”? И как легко Вы перенесли проигрыш парню из “Karate Kid”.

Я использовал свой зеленый Charvel, усилитель Carvin X100B, задержку Roland SDE-3000 и педаль дисторшн MXR. А насчет проигрыша… Дамы и господа, Ralph Macchio – прекрасный актер, но он за весь фильм не сыграл ни ноты! Вся слайдовая гитара, что там звучит, сыграна Ry Cooder. Вся «обычная» электрогитара сыгранна мной. Просто потрясает, насколько люди уверенны, что это он меня переиграл. Это же кино, там все понарошку!

Что было нелегким, так это придумать что-то, чтобы потом себя же переиграть. Когда я сделал это в первый раз, мы снимали 12 дней подряд по 16 часов. А когда они потом стали монтировать фильм на студии, они пришли к выводу, что мой проигрыш не так очевиден. Поэтому меня вызвали через месяц, и мне пришлось налажать еще сильнее.

Если бы Вы отвечали за создание стены «гитаристов-основателей» в каньоне, какие четыре лица Вы бы там поместили?

Я рок-гитарист, поэтому буду говорить с этой позиции. Если бы я выбирал музыкантов, которые перевернули подход к инструменту, то я бы выбрал Jimi Hendrix, Jimmy Page, Edward Van Halen, Stevie Ray Vaughan. В своей области эти музыканты действительно повлияли на то, чем по-нашему является электрогитара.

Вы до сих пор находите, что Вам есть в чем работать над собой, в плане игры на гитаре? Или Вы уже достигли предела совершенства?

Я по-прежнему совершенствуюсь в игре на гитаре. Каждый раз, как я беру в руки инструмент, я нахожу, что могу в чем-то усовершенствоваться. Один момент, на котором я хочу сконцентрироваться – это видение. Нужно четко видеть, куда ты хочешь двигаться, иначе будешь бегать по кругу. Поэтому, когда я думаю о том, куда я хочу продвинуться как гитарист, я представляю себя человеком стоящим на сцене и собирающимся что-то сказать людям. Я представляю свою мимику и жестикуляцию, и все что необходимо привести в баланс друг с другом. Как только я это представляю, я становлюсь таким человеком.

Guitar World 2005
перевод - Александр Авдуевский