Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Chris Isaak

У очень немногих голос звучит также чувственно, как у Chris Isaak. Более двух десятилетий Chris привлекает слушателей по всему миру благодаря своему мягкому голосу и фирменному звуку. Урожденный калифорниец, Chris с самого начала выработал свой уникальный стиль, основанный на сплаве рокабилли, поп-рока, блюза и серфа.

Chris начал выступать едва ему минуло 20 лет. Его первая группа Silvertone выпустила свой первый альбом в 1985 году (Warner Brothers). После Chris вполне успешно занялся сольной карьерой при участии тех же музыкантов, что играли в Silvertone, но в хит-парады попал только через пять лет, благодаря синглу “Wicked Game” с альбома Heart Shaped World.

В 90-х Chris продолжил утверждаться в музыкальном мире выпуская такие альбомы как San Francisco Days, The Baja Sessions и Speak Of The Devil. Одновременно он начал карьеру актера, снявшись в таких фильмах как «Замужем за мафией» или «Молчание Ягнят»,а так же получил собственную передачу на канале Showtime, "The Chris Isaak Show."

Какая у Вас была первая гитара?

Моей первой гитарой была Checkmate. У нее на деке была нарисована небольшая шахматная фигура. Я купил ее в магазине который торговал гитарами, а также… крысиным ядом и собачьим кормом Purina. Я жил в маленьком городе, поэтому лавочка продавала все подряд. И вот, я пошел туда, купил эту гитару Checkmate, но никому об этом не сказал и играл на ней только тогда, когда никого не было поблизости.

Почему же?

Потому что сначала я не умел играть хорошо и думал… ну, понимаете, когда у тебя все эти радужные мечты, и ты боишься, что все вокруг начнут доставать: «Да все это глупости», - а тебе придется оправдываться: «Нет, это серьезно. Это очень важно». Поэтому, когда никого не было рядом, и даже если просто была возможность взять один аккорд, я его играл так (делает большой замах и строит лицо «рок-звезды»).

После гитары Checkmate я обзавелся своей первую отличную гитару, Epiphone. Я выбрал самую большую, какая только была, и она была белой. Правда, сейчас она пожелтела, потому что в работе достаточно долго. Я натурально протер в ней дыры, и еще она прошла сквозь пожар. У меня однажды сгорел дом. И когда пожар закончился, я сказал: «Ну вот, все и пропало». А мне сказали: «Нет, мы тут нашли гитарный кофр». Я боялся заглянуть внутрь, но она была в отличном состоянии. Совсем не пострадала.

С этой гитарой я делал первые выходы на публику, когда со своим ударником – у нас даже не было контракта с лейблом – давали маленький тур в поддержку моего альбома. Мы играли на радиостанциях, в барах, в офисах фирм звукозаписи, и я много разъезжал. Кто-то Европе одолжил мне Gibson J-200 и я подумал: «Вау. Это просто переносной оркестр». Я должен признать, что я не крутой гитарист. Но когда ты играешь на J-200, уже это вызывает к тебе уважение. У меня было много Gibson, но J-200 – моя любимая гитара. Не могу сказать что-то плохое про Gibson, только хорошее. А этот инструмент не раз объехал весь мир.

Как Вы думаете, почему Ваша музыка продолжает интересовать публику более двух десятилетий?

Есть пара моментов, но они никак не касаются таланта, да я и не считаю, что моя музыка особо выдающаяся. Есть много куда более талантливых людей, и вообще достаточно талантов и хорошей музыки. Но я думаю, мои аранжировки и музыка достаточно традиционны. Я никогда не гонюсь за «вкусом недели». Например, если бы я написал, скажем в 1982 году, хорошую песню и сделал бы ее целиком на синтезаторах. А в 1987 году мода на синтезаторы уже прошла, и песня оказалась устаревшей. А мой материал всегда основывался на гитаре, басу, барабанах, пианино… в этом плане он традиционен. Он никогда не в сегодняшней моде, но он никогда и не в устаревшей моде. Кроме того, я не пытаюсь заставить людей разбирать китайскую грамоту. Чтобы ее можно было слушать, и слышать и голос и слова. Я делаю рок-н-ролл, под который можно танцевать и песни про любовь. Я вовсе не стараюсь заставить слушателя напрягаться, я хочу дать ему отдохнуть.

Какая Ваша песня, из всех записанных, самая любимая?

Они для меня все как дети. Ведь самого мелкого или глупенького любишь не меньше остальных. Мне нравится “Forever Blue.” Это очень симпатичная песня.

Вы помешаны на руководстве?

Нет. Я даже не считаю себя руководителем. Вот история, которая объяснит мою позицию.

Я как-то раз прочел в журнале статью о бейсбольном стадионе второй лиги. Он всегда был заполнен под завязку, а большие стадионы пустовали. Поэтому владельцы стали задумываться «почему стадионы второй лиги всегда полные?». Они обратились к владельцу маленького стадиона, и он ответил: «Я обеспечиваю людям хорошее времяпрепровождение всякий раз, как они приходят. На местах чисто, газон подстрижен, парковка недорогая и удобная, питание хорошее – все детали продуманы». В отношении тех, кто пришел на мой концерт, я по идее отвечаю только за свое выступление, но в некотором роде я отвечаю и за парковку и за шумного парня, что оказался рядом. Я отвечаю за группу разогрева, за все. Потому что они будут общаться со своими друзьями, и те спросят их: «Ну как, повеселились на концерте Chris Isaak?».

И если с них содрали за парковку, их толкнул пьяный сосед, или им пришлось прождать лишних полчаса, потому что мы не вышли вовремя на сцену, о каком веселье может идти речь? Мне нравится моя работа, и я не хочу ее никому уступать. И я хочу, чтобы все было организовано. Я сделаю все, что в моих в силах, чтобы обеспечить хороший результат. Мы заранее подготавливаемся в гримерке и вовремя выходим на сцену. Если мы задерживаемся, значит возникли какие-то технические проблемы.

Gibson.Com
перевод - Александр Авдуевский