Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Eric Johnson

Арсенал принадлежащих Johnson vintage гитар Gibson включает в себя Firebird I, SG Standard и ES-335. Кроме того, Johnson получил от Gibson сделанный по собственным спецификациям Custom Shop '59 Les Paul Reissue. Кроме того, он использует усилитель Gibson Goldtone GA30RVS.

Известный своим, нередко переходящим грань разумного, стремлением к совершенству в звуке и исполнении, Eric Johnson в среднем выпускает альбом не чаще, чем раз в 4-6 лет, за которые успевает полностью переделывать записи, пока они не будут удовлетворять его придирчивый слух.

Тем не менее, его виртуозный альбом, Live And Beyond, был спланирован, записан, сведен и выпущен за сроки, которые для него могут считаться рекордными – менее чем за год. Это первый полноразмерный концертный альбом Johnson возможно открывает новую главу в его дискографии. Благодаря отсутствию скрупулезного продюсирования и более свободной, спонтанной атмосфере, музыкант нашел новое направление творчество. Eric завершает полный круг в своих поисках звука и понимает несбыточность вечных поисков совершенства. Вместо этого он мирится с иногда не очень аккуратным исполнением, которое окупается теми мистическими моментами, которые случается только тогда, когда группа музыкантов без принуждения, импульсивно создает магию. Live And Beyond содержит все, что можно ожидать от альбома Eric Johnson - отличный материал, сыгранная группа, домашняя клубная атмосфера, виртуозное мастерство, певучий гитарный звук, ангельский голос и полностью неполированная запись (ну, почти).

У этой истории есть и другая сторона. Поймав жар-птицу успеха и монументального гитарного звука, положив в карман статуэтку Grammy, Eric с удивлением для себя обнаружил, что музыкальная индустрия с гитарной точки зрения находится в полной яме, и что бой-бенды и рэп намного популярнее гитарной музыки. После более десяти лет работы с крупными фирмами, Eric сменил лейбл на принадлежащий Steve Vai Favored Nations, и приобрел реалистичный, но не лишенный оптимизма взгляд на то, куда он движется со своим инструментом. Eric беседует с нами на широкий круг тем включая о том, как быть инструменталистом на лейбле с ворохом поп-звезд, о планах записать новые, стилистически неоднородные работы, о новом, упрощенном комплекте оборудования, о пополнении арсенала своего гитарного звучания при помощи Gibson.

Ваша репутация перфекциониста легендарна. Насколько трудным было для Вас, отринуть это и прийти к живой записи на Live And Beyond?

Это не было трудным после того, как я настроился на живую запись. Когда я решил это, я постарался сохранить все максимально живым, таким как есть, и не подчищать работу. За исключением одной песни, все записано живьем. Есть один студийный трек - World of Trouble – но он все равно записан живьем в студии, просто потом на нем сделаны наложения. Единственная другая песня, где есть студийная правка – я переделал некоторые гитарные партии - Once A Part of Me. А все остальное практически такое, как было.

Насколько сильным был компромисс между достижением живой атмосферы и осознанием того, что исполнение может оказаться несовершенным?

Это был для меня очень поучительный опыт, потому что в тех моментах, когда так происходило – а их немало – в той же мере происходило что-то, что было по-своему лучше, чем многое из того, что я делаю на студийных записях. Я думаю, это мне несколько раскрыло глаза на другую, очень важную грань, которую невозможно переоценить – энергию и спонтанность. Я думаю, в будущем, я постараюсь привнести это в большей степени на свои студийные записи.

Для проведения записанного концерта вы выбрали клуб Antone's с его замечательной атмосферой и историей. Как клуб сказался на звучание и духе работы?

Было хорошо. Публика была очень благожелательной, у местной акустики есть очень приятная реверберация. Это очень хорошо звучащая площадка.

Какие были технические проблемы с получением «вашего» саунда в живом выступлении.

К счастью, я постоянно работаю с Richard Mullen, а он действительно знает как записать мой звук. Во многом это было как в студии, он просто поставил перед кабинетами Shure SM-57 и начал работу.

Зная Вашу постоянную погоню за идеальным звуком, просто микрофон – это удивительно несложно. Не могли бы Вы пояснить?

Я думаю, мне это дается все проще, потому что я проделал некоторую работу над своими усилителями, чтобы получать нужный результат сразу из динамика. Обычно вы слышите звук, который вам нравится, с учетом реверберации помещения, а то, что идет непосредственно из динамика – не настолько идеально. Соответственно, во время записи вы приходите в аппаратную на сведение и говорите: «Эй, это звучит вовсе не так, как во время записи!». И на сцене, вы слышите акустику помещения тоже. Мы не использовали какие-то крутые мобильные студии, только рекордеры и микрофоны Shure, но потом мы все закачали в Pro Tools, чтобы можно было автоматизировать микширование.

Повлиял ли тур G3 и вышедший в последствии концертный альбом на Ваше решение выпустить свой концертник, или просто так совпало по времени?

Я бы сказал, что это результат поиска подхода к тому, как делать мой новый альбом, а не результат желания сделать именно концертную запись. Я хотел двигаться вперед с новой музыкой, и одновременно изменить подход к тому, как это делать. На протяжении многих лет меня постоянно спрашивали, не собираюсь ли я выпустить концертный альбом, потому что многим концерты нравились больше записи. Несколько лет назад мы записали Alien Love Child вместе с Chris Maresh (бас) и Bill Maddox (барабаны). Это была импровизация, приблюзованная вещичка, которую мы накидали просто для развлечения. Оказалось, что это превосходная группа для записи концертного альбома.

Есть ли у Вас на будущее планы двинуться в направлении акустической музыки или записать акустический альбом. Просили ли Вас об этом фэны?

Да, хотелось бы. У меня набралось акустических песен на целый диск. Очень приятно получать отклики фэнов и друзей, потому что можно очень многое почерпнуть из того, что говорят люди. Слушатель должен быть исключительно подкованным, чтобы сформулировать, что ему близко, а что нет. Люди просят меня сделать акустический альбом. Когда я играю на акустике, я больше обращаюсь к сути музыке. На электрогитаре меня часто тянет отрываться и пилить. Я недавно провел серию акустических концертов, и люди подходили и говорили: «Вам надо это записать». Мне хочется сделать так много всего, но я очень нетороплив, и в этом проблема. Мне бы хотелось работать быстрее, потому что у меня куча нового материала и мене еще просят сделать кантри-альбом с игрой в стиле чикен-пикинг. Я очень нетороплив, но я стараюсь найти способ все это реализовать. Очень непросто сделать сразу столько всего.

Что привело Вас на принадлежащий Steve Vai лейбл Favored Nations?

Я постоянно поддерживаю контакт со Steve, и как только узнал, что он открыл свой лейбл, решил, что это здорово. Сам офис, организация бизнеса организованы очень разумно, и он позаботился о дистрибуции по всему миру, так что это первоклассная компания. Его программа-максимум – выпускать музыку любого стиля, но он начал, конечно, с музыки, ориентированной больше на музыкантов. Он очень умный бизнесмен, и я не удивлюсь, если он в итоге станет новым Herb Alpert. Мы выпустили эту запись в рамках разовой договоренности, когда мой контракт с Capitol закончился, и настало время менять лейбл.

Когда Вы работаете на крупном лейбле, таком как Capitol, какое давление оказывается на музыканта, чтобы он конкурировал с более мейнстримовыми поп-артистами? И было ли давление?

О, абсолютно каждый день приходится с этим иметь дело. Ты оказываешься буквально между молотом и наковальней, по крайней мере, я так чувствовал себя. Если я приношу песню, которая более «песенная», они отвергают ее, потому что я больше известен, как гитарист. А вся эта тема «гитарного бога» с шлемом викинга на голове и волосами до пояса, она больше неактуальна. Там столько предубеждений, и они хотят загнать каждого в узкие рамки категорий, а когда ты стареешь, на тебя смотрят: «ну и зачем ты нам сдался?».

Да, эта история с лейблами и ярлыками, простите за каламбур, вечна. Только появление новых, небольших, более ориентированных на артистов лейблов, таких как Favored Nations, и бесконечные возможности промоушна через Интернет, дают надежду, что на движение в пользу артистов.

Я думаю, что невзирая на политику крупных лейблов так и произойдет. Благодаря Интернет и независимым лейблам, это получится. Иногда, когда ты жадно хапаешь сразу кучу денег, тебе кажется, что ты движешься вперед… Мне кажется, что таков менталитет большинства крупных лейблов. Они просто вымогают у тебя моментальный хит, но где же долгосрочное развитие картеры? А это тот бумеранг, который возвращается к артисту.

То есть, артист должен сам найти своего слушателя.

Конечно, надо продолжать бить в одну точку, а если план не сработает, надо перейти к запасному варианту. Надо двигаться и получать от этого удовольствия. Это момент истины, помнить почему собственно ты занимаешься музыкой

Вы получили признание как гитарист, но Вы и самодостаточный артист, способный написать красивые мелодичные баллады, цепляющие поп-песни и жесткий риффовый тяжелый рок. Не кажется ли Вам, что Ваша игра затеняет Ваши песни, или заставляет людей не замечать качества материала?

На мой взгляд, необходимо найти внутри себя точку баланса, и понимать, что ты чувствуешь. Для меня это очень важно. При этом, меня постоянно окружают люди, которые, как мне кажется, не догадываются, что я так считаю. Они не догадываются, что многое, что они видят – это имидж. Может быть во многом это моя вина, потому что на концертах я склонен переигрывать, а людей может оставаться впечатление, что это и есть то, даже только то, что я из себя представляю. Мне, пожалуй, стоит потренироваться в сдержанности (смеется). С другой стороны, это может быть признаком времени. Есть гитаристы с невероятной техникой, есть те, у кого не такая техника, но зато очень богатые выразительные средства, но новым слушателям они одинаково неинтересны. Не дай бог, это случится с джазом или блюзом. В джазе и блюзе можно найти музыкантов с очень богатыми выразительными средствами, которые не усложняют музыку. Есть John Coltrane, Keith Jarrett, Charlie Parker, Lightnin' Hopkins, Big Bill Broonzy, список можно продолжать до бесконечности, это люди которые всю жизнь творили спонтанно.

Говоря о спонтанности, Вы записываете джемы, чтобы потом использовать их как исходный материал для сочинения?

Да, особенно сейчас больше, чем когда-либо. Bill Maddox, барабанщик, с которым я играл, большой проповедник этого, и это очень здорово. Я думаю, это помогает поддерживать в себе спонтанность, которую я обычно старался не пускать в студию.

Кто входит в число Ваших ранних влияний?

Я думаю, Scotty Moore, Nokie Edwards, Brian Jones и, конечно же, Clapton, Beck, Hendrix…

Очень многие музыканты Вашего поколения были вдохновлены британской блюзовой волной конца 60-х. Как Вам удалось свой стиль и звук, который отличается от большинства Ваших ровесников?

Я думаю, вся оригинальность, которой я обладаю, происходит от движения между множеством стилей. Я использую самые разнообразные идиомы, которые работают вместе.

На Ваших работах 70-х годов, Ваш стиль и звук остались неизменными. Откуда взялись сложные аккорды и продвинутые гармонии?

Наверное, от увлечения джазом через фьюжн: Miles Davis, John McLaughlin, Bill Connors. По правде, если бы не Bill Connors, я бы не так охотно приобщался к джа-року, а у него был этот блюзовый привкус и выраженный характер в игре. Что последовало затем, по моему мнению, было более однородной массой гитарного фьюжн, может быть, за исключением John McLaughlin – у него свой мир.

Как Вы были вовлечены в сессионную работу с Carole King, Christopher Cross и Cat Stevens?

Менеджер, с которым я работал в свое время в Нью-Йорке, работал также с Cat Stevens и показал ему некоторые записи. Carole King просто приехала в Остин на запись, и меня позвали сессионщиком, а потом уже я поехал и на гастроли

Вы тогда не боялись получить ярлык сессионщика для софт-рока?

Вот поэтому я этим долго не занимался. Конечно, я не получал приглашений поиграть в группах типа Free.

А Вы бы согласились?

Наверное да, особенно когда был помоложе, если бы нашлась возможность и для моего самовыражения. У меня было предложение играть со Stanley Clarke, и я наверное сделал ошибку, что не согласился.

Сегодня, в эпоху передовых цифровых приборов и технологий моделирования усилителей, Вы не пробовали искать свой звук за пределами мира ламп?

Да, у меня есть POD, который я использовал на одной вещи с моей новой студийной записи, и он вписался хорошо. Я думаю, что они хорошо звучат и имеют хорошие перспективы.

С точки зрения имиджа и звука, Вы ассоциируетесь со Stratocaster, но я видел, как Вы играете на Les Paul, ES-335 и Flying V. Вы стали больше предпочитать хамбакеры, что они привнесли?

Хамбакеры хороши тем, что с ними уже не нужны педали. Они сами подгружают усилитель и дают отличный ритмовый звук. Большая часть Alien Love Child ориентирована на этот тип звука.

Ранее Вы упомянули Pro Tools. Это то, что Вы используете в домашней студии? Вам удобно работать с цифрой и сочетать ее со старым и аналоговым оборудованием?

Мне удобны Pro Tools, но не нахожу, что другие цифровые форматы звучат как надо. Я все же предпочитаю аналог.

Что Вы думаете о сегодняшнем состоянии гитарной музыки, гитаристах и о том, куда все движется?

Я думаю, что сейчас много отличных музыкантов, таких как Dean Deleo из Stone Temple Pilots, парень из Green Day [Billy Joe Armstrong], и мне очень нравился Kurt Cobain. Не знаю, куда все движется. Это непросто сказать. Я думаю, было бы здорово, если бы мы все были более открыты, поскольку хватит места для всех наших вкусов. Я думаю, не следует иметь менталитет, когда все делится на черное и белое. Но я уверен, что рано или поздно это переменится

Чтобы Вы посоветовали начинающим музыкантам, чтобы помочь им избежать на пути коварных ловушек?

Старайтесь прислушиваться к своему сердцу и играть музыку, которая зажигает в вас вдохновение. Записывайтесь, слушайте свою игру и старайтесь критически к ней относиться. Старайтесь улучшить свою игру, но так, чтобы это ставило целью музыку, а не голую технику. Можно нарушать правила и ставит все с ног на голову, но надо быть уверенным, что получается отличная музыка, которая вас вдохновляет. Если она вдохновляет вас, она, наверное, способна вдохновить еще кого-то. Постарайтесь найти людей, которые разделяют ваше видение. Быть может, вам придется сыграть концерт для трех человек, но это не имеет значение, потому что в следующий раз они приведут четвертого, и так далее. Держитесь курса и не придавайте чрезмерного значения тому, что другие люди думают о вас, кроме тех людей, что приходят вас послушать. Они заводятся? Тогда не беспокойтесь насчет того, что говорит лейбл и вообще о всей этой коммерческой возне, потому что иначе вы попадете в беличье колесо и всю жизнь будете топтаться на одном месте.

2002, перепечатано из gibson.com
перевод - Александр Авдуевский