Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Jaco Pastorius

В 1978 году Клайв Уильямсон (в то время журналист на радио BBC) взял это интервью у Жако Пасториуса для джазовой программы. В это время Жако находился на гастролях в Англии вместе с Weather Report.

В те годы феноменальный талант Жако как бас-гитариста достиг свой вершины, и это интервью, возможно, позволит нам немного приблизиться к разгадке его музыкальных секретов. Уже прошло более двух десятков лет, а, между тем, до сих пор мы можем только догадываться, в чем заключается разгадка фантастического звучания Жако, которое он извлекал из своего инструмента с небрежной легкостью - над этим вопросом бился и Клайв Уильямсон. Читайте, наслаждайтесь редким интервью с необычайно разговорчивым мастером.

Иногда музыка, действительно настоящая музыка, способна пробирать слушателя так, что мурашки по всему телу бегают. Породить такой феномен может сама композиция, аранжировка или просто стиль игры, но это случается довольно редко. Жако Пасториус был одним из немногих бас-гитаристов из тех, что я знал, которые могли создать своей игрой такое чувство. Сейчас его уже нет с нами, но, несмотря на относительную непродолжительность своей карьеры – с 1974 года по 1986 – Жако сделал достаточно, чтобы его музыкой наслаждались и всегда помнили ее. Начиная с его самых ранних записей с Пэтом Метени, а также великолепной работы с Weather Report, на всем протяжении его блестящей сольной карьеры и работ в качестве сессионного басиста, музыка Жако и его дух бессмертны.

Будучи внештатным радио-журналистом, мне посчастливилось поговорить с Жако в октябре 1978 года, когда Weather Report приехали в Лондон, чтобы выступить в Hammersmith Odeon, и представить новый альбом "Mr. Gone".

Разговор удался – добавить нечего… Жако был энергичен, остроумен и обаятелен, и, что характерно, ни на секунду не сомневался в своей талантливости! Внешне, по крайней мере… Пытаясь понять, как он получает свое неповторимое звучание, я спросил его первым делом о его оборудовании:

Ты достигаешь своего невероятного "поющего" звучания баса только за счет инструмента, или ты все же пользуешься какими-то определенными эффектами?

Я не использую ничего особенного… У меня безладовый бас, так что это напоминает звучание контрабаса. Иными словами, струны касаются непосредственно дерева накладки, и это дает такой яркий, направленный звук.

Я один из первых басистов, кто стал использовать безладовый бас, по крайней мере, все идет к тому, и, более того, я первый, кто научился играть на нем по-настоящему - остальные не могут даже держаться в тональности, понимаешь? Я играю на басу уже 12 лет, 9 из них - на безладовом, так что опыта у меня достаточно. Я играю в рамках тональности, как скрипач, и применяю умеренное вибрато. Никаких особенных приемов… все дело в руках! А что касается гитары – у меня стандартный Fender Jazz Bass 1962 года – по крайней мере мне так кажется – из которого я вытащил лады.

На каких усилителях ты играешь?

В студии я обхожусь без усилителя. Я втыкаюсь прямо в пульт. Получается почти акустический звук. На сцене же я играю через старый "Acoustic 360" ­ точнее, через два таких ­ и получаю от этого огромное удовольствие! На сцене все по-другому (смеется). Ты придешь на концерт вечером? (улыбается) Ты должен на это посмотреть, я ручаюсь, такого ты еще нигде не видел (смеется).

Я впервые услышал тебя на записях Джони Митчелл и Дона Хуана. Как вышло так, что ты принял участие в этих записях?

Джони сказала мне, что гитарист по имени Роббен Форд ­ он играл вместе с ней, и они как раз были в турне, когда вышел мой сольный альбом - так вот, он прокрутил ей этот альбом, и она была потрясена! Она попыталась дозвониться до меня, так все и вышло. Я пришел и сыграл! Я ничего не знал о Джони Митчелл. Я даже не слышал ее музыки. Фактически, я не знал ничего и о Weather Report, пока не присоединился к ним. Понимаешь, я отец, моей дочери почти восемь лет, и, как только она родилась, у меня не стало времени, чтобы слушать музыку, так что я не особо в курсе, что происходит в мире.

Я знаю Майлза Дэвиса и Колтрейна, Джеймса Брауна и The Beatles, еще Фрэнк Синатра - вот, что я слушал, но когда родились мои дети, я был вынужден работать 24 часа в сутки, так что у меня не было времени слушать музыку. Кроме того, музыка менялась, и мне это не слишком нравилось. Требовалось задать ей правильное направление, и теперь у вас есть Weather Report! (смеется) Так что я не слушал до этого музыки Джони, но было здорово просто прийти ниоткуда и внести свой вклад. Это была неплохая комбинация, особенно на альбоме "Hejira". Сама по себе песня "Hejira" – одна из моих любимых. По-моему, это была первая ее вещь, где я играл.

Обычно возникает много юридических трудностей, когда музыканты от другой звукозаписывающей компании принимают участие в записи альбомов других артистов. Как это происходит сегодня?

Понятия не имею, в таких вещах я ребенок. У меня был контракт на два с половиной года, хотя, по-моему это продлилось несколько дольше (смеется). Нет, я не знаю. Я не беспокоюсь ни о чем таком, просто играю и ни о чем не думаю. Сейчас у меня нет контракта, так что это не имеет значения. Я делаю то, что пожелаю.

Ты пришел в Weather Report после "Black Market". Расскажи, как ты стал участником этой группы?

Я познакомился с Джо Завинулом за пару лет до того, я тогда учился в университете в Майями. Я писал музыку для университетского биг-бэнда, и к нам приехали с концертом Weather Report, и наш биг-бэнд открывал их выступление. Я сыграл пару вещей с биг-бэндом. Weather Report опаздывали, и Завинул не слышал моего выступления, их самолет задержали, но потом я пошел за сцену, чтобы собрать свое оборудование, и, уходя, я повернул за угол и буквально столкнулся нос к носу с Джо.

У него кто-то брал интервью, и ему сказали: "Эй, да это Жако, он крутой парень, ты должен услышать, как он играет! Он лучший бас-гитарист в мире!" Завинул сказал что-то вроде: "В самом деле?" А потом повернулся ко мне и спросил: "Как бы мне послушать тебя?" У меня была с собой кассета, которую я записал для своих друзей, а на следующий день я приехал с братом в отель к нему и сыграл для него, и он сказал мне, что меня ждет большое будущее.

Затем, во время записи альбома "Black Market", который к тому времени был почти закончен, Джо попросил меня сыграть на одной вещи, "Cannonball", ему не нравилось в ней что-то. Я точно не знаю что, мы не говорили никогда об этом, но так как "Cannonball" была из Флориды, и я родился во Флориде, он говорил, что хотел бы, чтобы песня звучала "с чувством Флориды", и ему понравился тот "поющий" звук, который я использовал во время записи.

Так и вышло - я пришел, сыграл в одной вещи, и меня попросили присоединиться к группе. Он спросил, мог бы я поехать в турне, и я сказал: "Да, конечно, я хотел бы, в чем проблема?" Но тогда я только записал свой сольный альбом и ждал его выхода. Выход сильно затягивали, но потом я все-таки присоединился к Weather Report.

перевод - Шлыков Илья