Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Ken Hensley

- OK. Мы готовы?

- Мы всегда готовы, приятель.

- У меня есть несколько вопросов для гитарного сайта, поэтому почти все вопросы будут про гитары и про тебя как гитариста.

- О-кей...

- И первый вопрос следующий. Когда ты начал играть на гитаре?

- Ааа...когда мне было 11 лет, я хотел быть Элвисом Престли, и мне хотелось гитару. Я уже играл немного на фортепьяно, но мне хотелось гитару. И случилось так, что мои родители хотели заставить меня пойти к зубному врачу, и я сказал, что пойду ко врачу, если только они мне купят гитару, и они купили!

- ха, ха, ха... (после этого я проверил, работает ли диктофон, чтобы всё не прошло в пустую, и мы вернулись к нашему разговору)

- Итак, ты сказал, что начал играть на гитаре, когда тебе было 11 лет...

- Да...

- И ты хотел быть как Элвис Престли...

(перебивает)

- Нет, я хотел БЫТЬ Элвисом Престли, а не быть КАК Элвис Престли. Я хотел быть ИМ.

- ха, ха, ха...отлично... И у тебя были проблемы с зубами, когда тебе было 11 лет?

- С зубами? Да нет, в принципе. Просто мои родители ХОТЕЛИ, чтобы я сходил к зубному, а я терпеть не могу зубных врачей, поэтому я сказал, что пойду, если они мне купят гитару, потому что я думал, что они не купят, но они КУПИЛИ. Поэтому мне пришлось пойти к зубному...

- И что это была за гитара?

- Это была дешёвая акустическая гитара, которую мы выбрали из каталога. Мне кажется, у неё даже не было марки.

- Ух ты! Сделанная в Англии?

- Скорей всего нет. В Англии не делают много гитар...

- Китай J?

- Да нет. Очевидно сделанная в одной из Европейских стран...

- О-кей... Мой второй вопрос – кто был твоим примером, кумиром?

- Изначально это были…ааа…Хэнк Марвин (Hank Marvin), Дуэйн Эдди (Dwayne Eddie), Эдди Кокрэн (Eddie Cochran),..да, вот они. Это изначально.

- И кто повлиял на то, что ты стал играть на гитаре?

- На самом деле, я начал играть на гитаре по той же причине, по которой я стал играть на клавишных – я хотел превращать свои стихи в песни, поэтому мне нужно было играть на каком-нибудь инструменте, чтобы сделать это. Вот это было реальной причиной, почему я стал в принципе играть на «музыкальном интрументе». Просто делать из стихов песни. Поэтому, никто конкретно не был толчком к тому, что я начал играть, а это было просто желание писать песни.

- То есть, в те годы ты уже писал стихи.

- Да, я начал писать стихи, когда мне было 5-6 лет. Меня это очень завораживало. В книгах, которые я читал в школе, и где бы то ни было, всегда было много детских стишков, и мне доставляло удовольствие складывать рифмы. У меня до сих пор есть эти книжки, много старых стихотворений. И мне реально очень хотелось делать из своих стишков песни, поэтому мне нужно было играть на чём-нибудь. И так как у меня не было уроков музыки и никакого формального обучения музыке, я учился сам, вот почему я играю так плохо.

- ха, ха, ха... Так получается, первым инструментом, на котором тебе захотелось играть, была гитара?

- Нет. На самом деле, я уже играл на фортепьяно, немного, так как моя мать была пианисткой, и у нас всегда в доме было пианино, поэтому я стал побренькивать на пианино, но на самом деле я хотел играть на гитаре, потому-что, как я уже сказал, я хотел быть Элвисом Престли – он был клёвый и он играл на гитаре. Клёвые парни не играли на пианино в те дни...

- А могло бы так быть, что бы ты начал играть на каком-нибудь другом инструменте?

- Да нет. Мой отец играл на губной гармошке, и я пытался на ней играть, но у меня не хватило на неё терпения. Забавно, ведь скорей всего на гармошке легче играть, чем на гитаре, но у меня было терпение на гитару, и не было терпения на гармошку. И я думаю, подсознательно я понимал, что гитара – это круто, поэтому я захотел сделать реальное усилие научиться играть скорее на гитаре, чем на пианино, так как пианино было не круто, а гармошка – ВООБЩЕ было не круто.

- ха, ха... О-кей. Тогда как же получилось, что в конце концов оказалось, что в Uriah Heep ты стал играть на клавишных, а не на гитаре?

- Эээ, я стал серьёзно заниматься на клавишных, потому что я не мог найти работу в качестве гитариста. И когда я был подростком, сразу после школы, группа, в которой я хотел играть – они были из той же школы, и у них было два гитариста, и не смотря на то, что я лучше играл на гитаре, гитарист был их школьным другом и они не хотели его кидать, поэтому главный из этой команды сказал: «Если ты можешь играть на клавишах, то ты можешь присоединиться г группе прямо завтра». И я так и поступил. Так и поступил... (как-то он грустно это сказал; может быть именно этот момент жизни отнял у нас ещё одного великого гитариста, которому пришлось потратить большую часть жизни и энергии ещё и на изучение игры на клавишных :-) /заметка автора специально для Guitars.ru/)

- А в тот момент у тебя были мысли «переключиться» на гитару в ближайшем будущем, или ты смирился с мыслью, что теперь тебе придётся играть на клавишных всю оставшуюся жизнь?

- Ну, ты знаешь, я был не против игры на клавишных, - это было чем-то другим, и вокруг было тысячи гитаристов и совсем немного клавишников, поэтому я был типа «крупной рыбы в маленьком прудике» - скажем так. И я учил только те клавишные партии, которые мне нужно было знать, параллельно занимаясь самостоятельно на гитаре, - это был инструмент номер один для меня. И многие песни, которые я писал (и пишу), я сочинял на гитаре – и тогда, и сейчас. Поэтому, в этом смысле, гитара – мой основной инструмент, просто известен я как клавишник – на записи и на концертах я много играю на клавишных.

- Так какими же были твои мысли: ты думал «О-кей, пройдёт немного времени, и состав может поменяться, и тогда я перейду на гитару», или ты всё-таки думал, что и клавишником быть нормально?

- Да я особо не заморачивался по этому поводу. Я просто хотел сделать карьеру музыканта, стать рок-звездой, поэтому меня особо не волновало, как я это сделаю. Единственное, что я сделал, это научился ещё играть слайдом, так как не многие гитаристы умели играть слайдом в те дни; по правде сказать, и сейчас не многие играют слайдом. Таким образом, у меня появился навык игры слайдом. Так, например, в Uriah Heep Мик Бокс был обычным гитаристом, а я привнёс игру слайдом в некоторые песни, - вот так я стал тоже играть на гитаре в Uriah Heep. Также иногда в некоторых песнях требовались две гитары, нежели одна гитара и клавиши, и было хорошо иметь такую «гибкость». И даже сейчас в наши дни я предпочитаю иметь музыканта, который может играть и на гитаре, и на клавишах, чтобы когда я играю на гитаре, он мог бы играть клавишную партию, а когда нужно, чтобы была ещё ритм гитара – он бы переходил на ритм гитару, и тогда у соло гитариста было бы больше свободы. Я до сих пор думаю, что очень полезно играть на двух разных инструментах.

- Как много приходилось тебе играть на гитаре в Uriah Heep?

- Ааа...я играл много партий на акустической гитаре, играл много слайдом, иногда мы дублировали партии соло гитары, - тогда я тоже играл на гитаре. Я по типажу более блюзовый гитарист, чем Мик. Мик больше поп-, рок-гитарист. Поэтому мой стиль игры полностью отличался от его, и в некоторых песнях требовалось именно это. По этой причине мне приходилось много играть на гитаре и на концертах, и в студии.

- А процентное соотношение (сколько играл ты, и сколько Мик) менялось со временем?

- Оно менялось от альбома к альбому – иногда больше, иногда меньше. Моим главным инструментом в Uriah Heep были клавиши, особенно Hammond, поэтому гитара вседа была на втором плане, но это менялось от альбома к альбому в зависимости от песен. Но меня это устраивало, меня от этого нисколько не «ломало». Ведь музыкой можно заниматься всю жизнь, и не обязательно делать всё сразу. А я в некоторых отношениях очень терпеливый человек, поэтому сейчас я наслаждаюсь игрой на гитаре больше, чем когда-либо. Сейчас я чувствую себя намного более уверенно в своей игре на гитаре, и чувствую себя более комфортно, потому что у меня есть свобода для экспериментов, и процессе экспериментирования я учусь. И тебе скажет любой музыкант, что он никогда не перестаёт учиться, НИКОГДА! Нет смысла играть на инструменте, на котором ты перестал учиться играть, - всегда есть что-то новое, я уверен.

- У меня родился ещё вопрос. Были ли у вас с Миком споры, а может и ссоры по поводу того, кому и играть на гитаре на той или иной песне?

- Нет! Потому что я просто очень упрямый человек, поэтому если я решил, что я хочу сделать что-нибудь, то я просто делаю это. И меня не волновало... Знаешь, я не хочу ранить ничьи чувства, но что касается музыки, у меня достаточно чёткие представления, вот почему со мной сложно работать.

- И он просто соглашался с твоими решениями?

- Ну, обычно продюсер был человеком, который принимал решения, и это было нормально. И к тому же Мик – такой человек – он соглашается со всем, он не любит конфликты, не хочет разногласий и чего бы там ни было, поэтому это не было проблемой.

- Не раскажешь ли немного о тех группах, в которых ты играл до Uriah Heep, и в какой из них на каком инструменте ты играл?

- О-кей, ...аааа, оооо, (долго думает), была такая группа, которая называлась Saracens (Сарацины), и я там играл на ритм-гитаре и пел, потом была ещё группа, которая называлась Cousins (Кузены), в которой я тоже играл на гитаре; это была любительская группа...

- Это была вторая группа, в которой ты играл на гитаре, правильно?

- Да, я думаю так. Насколько я могу вспомнить. И ещё была группа под названием Jimmie Broun Sound, и это была соул-группа, блюз-соул группа, где я играл на электро-органе. В то время музыка соул была очень популярной в Англии, в Лондоне, и мы играли во множестве пабов и клубов, а также мы были группой поддержки для американских исполнителей, таких как Arthur Alexander, когда они приезжали выступать в Англии. У нас был электро-орган, гитара, бас, барабаны, а также два саксофона и труба; неплохая группа, надо сказать... И после этого у меня была группа Gods (Боги), которая была моей первой профессиональной группой; это была блюзовая команда, и я там играл на Хаммонде, и мы записали 2 пластинки на EMI, и в этой группе играл Mick Taylor (Мик Тэйлор)...

- Правда?

- Да.

- И сколько ему было лет тогда?

- 17-18 – он был ещё молодым тогда, но он был отличным гитаристом – даже тогда он уже был великолепным гитаристом... Также некоторое время Грэг Лэйк (Greg Lake, (Emerson, Lake & Palmer, King Crimson) был членом группы... Как я и сказал, мы записали две пластинки на EMI, и я ушёл из группы чтобы присоединиться к группе, которая называлась Toeflat – там я играл на гитаре, и потом я ушёл, чтобы присоединиться...сформировать Uriah Heep с другими ребятами. Но всё это заняло около 10 лет.

- Какие у тебя сейчас есть гитары?

- Сейчас у меня есть Gibson Les Paul Custom, Fender Custom Shop Strat, Fender Custom Shop Tele, добро, Dommenget (Домежэ) – немецкая гитара ручной работы, похожая на Лес Пол, 7-струнная Danelektro, ужасная...

- Ужасная?

- Ну...у неё есть одно звучание, неплохое для игры слайдом, но... Также у меня есть Alvarez руйчной работы, который мне сделали в Америке...

- Акустический?

- Нет, электро... Кажется, это всё по электрогитарам. А теперь по аккустическим гитарам: у меня есть две гитары Alvarez, одна из них стандартная 6-тиструнка, и одна классическая гитара со звукоснимателем. Также у меня есть 7-струнная акустика Takamine, и ещё какие-то есть – я уже не помню. Есть ещё аргентинская классическая гитара – очень хорошая.

- Она чем-то отличается от стандартных гитар?

- Ну, у неё специфическое звучание, так как она сделана из особого дерева, но в общем она выглядит как обыкновенная классическая испанская гитара.

- А ты можешь сказать, какая из твоих гитар самая старая и какая самая молодая?

- По правде сказать, я точно не помню. Кажется мой теперешний Лес Пол (гитара, которую он использовал на последней своей записи – антологии Uriah Heep /примечание автора/ ) - 1993 года. На самом деле, среди моих нынешних гитар нет очень то старых. Все мои старые гитары (получается, в двухсмыслах: бывшие и старые(по году выпуска) /примечание автора/ ) были украдены из моего дома в Лондоне.

- Все за один раз?

- Да, все за один раз.

- Сколько штук?

- Восемь или девять – электо и аккустические: Gibson Flying V ’58 года, Gibson GoldTop Les Paul ’56 года, 39 Martin D 45, Stratocaster ’64 года, Telecaster ’53 года – я потерял много очень ценных гитар.... - (я сужорожно выдохнул)

- ...это было ограбление моего дома. И эти гитары незаменимы! Например, Flying V, -если бы я нашёл такую гитару сейчас, она бы стоила 75.000 долларов! И это не такая уж хорошая гитара (ухмыльнулся), по правде сказать, достаточно сомнительная гитара, но это уже коллекционный экспанат, потому-что их было сделано всего 99 штук в 1958 году, если я не ошибаюсь. И у меня была одна из этих 99-ти. И они такие дорогие, и при этом достаточно ужасные гитары. Но, как бы там ни было...

- Получается, у тебя нет такого ‘бзика’ по поводу ‘старости’ гитары, каким ‘болеют’ многие музыканты?

- Ну почему! Я думаю, что старые гитары имеют особую ценность. Например, Лес Полы 1960 года имеют особый звук. Но, Лес Полы двадцатилетней давности считая с данного момента, гитары например 1980 года тоже имеют особое звучание. Поэтому я считаю, что у старых гитар ещё есть, скажем, ‘воображаемая’ ценность, помимо всего прочего, что неоправданно повышает их стоимость. И для меня сейчас просто немыслимо представить гитару стоимостью в 50.000 или 60.000 долларов – это просто глупо. Кусок дерева с натянутыми на нём струнами просто не может стоить столько! Но коллекционеры руководствуются именно ценой. Для меня же гитара представляет только инструмент для выполнения своей функции. И она не обязательно должна быть дорогостоящей. И если бы у меня стоял выбор – купить дом или купить (дорогую старую) гитару, я бы скорее купил дом: (смеётся) за такие деньги реально можно купить дом – всё это глупо, на самом деле...

- Хорошо. А среди твоих гитар есть ли у тебя самая любимая или любимые гитары?

- Сложно ответить, на самом деле. В студии, например, я люблю использовать разные гитары для разных целей. Но я так думаю, гитара, на которой я играю больше всего, это мой Лес Пол (Gibson Les Paul Standard ’93 года чёрного цвета /примечание автора/) – это что касается электрогитар. А из акустических гитар, гитара, на которой я играю больше всего, это моя Takamine, так как я использую её на ‘живых’ выступлениях; у неё есть звукосниматель; Takamine делают очень хорошие (пьезо)звукосниматели и предусилители. Но моя любимая ‘акустика’ – это моя Yairi японская гитара ручной работы, - у неё превосходный звук, и так как эта гитара сделана вручную, её звук постоянно улучшается.

- А любимая – это в каком смысле?

- Любимая – в смысле, гитара, с которой мне просто нравится сесть и играть – это касается качества звучания, удобства в игре, комфортность. И я, в основном, чувствую хороший инструмент, потому что хороший инструмент вдохновляет меня, когда я играю на нём. Другим словами, если мне попадается в руки хороший инструмент, я обнаруживаю, что я начинаю творить. И это не от моего собственного состояния, а именно от того, насколько мне нравится инструмент. Именно это ощущение всегда говорит мне о том, что я играю на хорошей гитаре. Естественно, для меня важны звук, «отдача» инстумента; если этот инструмент предназначен для концертных выступлений, он должен быть прочным, а если он не прочный, то он должен быть хорошо защищён хорошим кейсом и за ним нужно бережно ухаживать.

Вот например, я привёз свой Лес Пол сюда в Москву в прочном металлическом кейсе в виде коробки, а не в стандартном Гибсоновском кофре, потому-что в противном случае я знаю, что гитара будет повреждена. Я бы сказал, что это некоего рода вложение, это расходы как некий вклад в долговременное «здоровье» инструмента. (чё-то его куда-то увело от вопроса :-) /примечание автора/)

- Я хотел задать вопрос немного в другом ключе – есть ли среди твоих гитар такая, к которой ты испытываешь более, скажем, «тёплые» чувства, относишься не просто как к инструменту, а как, например, к другу?

- Да, это хороший вопрос. Для каждого музыканта его инструмент имеет ценность во многих отношениях. Естественно, фундаментальным значением является то, что гитара может делать то, что я хочу от неё, чтобы добиться тех результатов которых я хочу добиться. Но, например, мой Лес Пол был подарком от моего друга из Германии; на самом деле, мы обменялись гитарами, и на задней стороне гитары написано его имя, и это является неким добавлением чувства к этой гитаре. Но тем не менее, изначально, для меня эта гитара – это инструмент для выполнения функции, которой я хочу, поэтому я скажу, что нет смысла играть на инструменте, к которому ты испытываешь какие-то личные чувства, который при этом звучит как дерьмо – в этом нет никакого смысла, это просто глупо. Но в случае с этим Лес Полом – да, у меня есть к нему некая личная привязанность... Мои Фендеры были сделаны вручную (Custom Shop) в Калифорнии одним моим хорошим другом Джэком Шварцем (Jack Schwarttz), который в то время был одним из техников номер один в подразделении Custom Shop фирмы Fender. Но я стараюсь играть на тех инструментах реже и при особых случаях. И я бы сказал, что у меня есть некие особые чувства к моей Yairi (японская акустич. гитара), потому-что она у меня уже очень давно, и я люблю звук этого инструмента. Один инструмент, к которому я особенно привязан – это мой добро, потому-что я часто сижу на терасе своего дома по ночам и ихраю но нём слайдом и без слайда, и очень часто это помогает мне в написании новой песни. И я скажу, что это уникльный инструмент, причём на нём не так просто играть, и из-за этого я люблю его. Но если говорить о большинстве моих инструментов, и в частности, о тех украденых инструментах, и лучший пример - это Gibson Flying V ’58 года, у меня не было никаких особых чувств по отношению к ним. Я играл на этом Flying V один раз на концерте в одной песне, но как я уже сказал, я не думаю, что эта гитара очень хорошая: на ней некомфортно играть и мне не нравился её звук. Но при этом эта гитара стоит дороже, чем дома большинства людей, и это глупо. И в общем, я не склонен иметь какие-то особые чувства к своим гитарам, и это вообще относится к моей жизни – я стараюсь не привязываться вообще к вещам насколько возможно, потому-что все вещи - временны...

2005, Егор Майоров специально для Guitars.Ru
Продолжение следует...