Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
JENNIFER BATTEN

Безусловный виртуоз электрогитары Jennifer Batten демонстрирует здоровый баланс смелой уверенности в себе и неожиданной скромности, баланс порожденный ее преданностью искусству и звездными достижениями. После стадионных концертов и телетрансляции Super Bowl на миллиардную аудиторию с Michael Jackson она готовится сама представить свою музыку.

В этом интервью Batten рассказывает от своем опыте выступлений перед огромными аудиториями, дружбе с легендарным Jeff Beck и победе над «злыми языками» в артистической среде.

Лучший способ познакомиться с Jennifer Batten – послушать ее блистательные, сверхдинамичные соло с ее дебютного сольного диска «Above, Below and Beyond», доказывающие, что Jennifer входит в число самых талантливых гитаристов всех времен. Но поскольку мы ограничены словами на бумаге, давайте просто перечислили достижения Batten:
- преподаватель в Musicians Institute;
- колумнист в популярнейшем гитарном журнале;
- автор исчерпывающего учебника по двуручному теппингу «Two Hand Rock»,
- участник сопровождающей группы Michael Jackson и,
- участник коллектива и соавтор Jeff Beck
- наконец владелец почетного места в альманахе «1000 Great Guitarists».
Достаточно?

Jennifer начала учиться игре на гитаре в восемь лет, когда из зависти к старшей сестре, у которой был инструмент, она начала выпрашивать свой собственный. «Мне повезло, потому что в качестве первого инструмента отец подарил мне клево выглядящую электрогитару. Обычно дети получают в подарок акустику и стирают себе пальцы до крови, а у меня была гитара такая же, как у крутых чуваков из телевизора. Я влюбилась в сам образ электрогитары».

Ее первым музыкальным влиянием были The Beatles и The Monkees. Позже Jennifer училась гитаре в колледже, играя в джазовом биг-бэнде, а затем окончила Guitar Institute в Лос-Анжелесе, после чего вернулась домой и играла все от хитов недели до фьюжн. Когда басист ее группы переехал в Лос-Анжелес, чтобы играть в Public Image - проекте Johnny Rotten, бывшего вокалиста Sex Pistols, Jennifer вместе с остальной группой последовали за ним.

"Мы думали, что достаточно только переехать туда, чтобы достичь успеха! Со мной это произошло, но не сразу. Я переехала в Лос-Анжелес в 1984 году, а в тур с Michael Jackson отрправилась в 1987."

В этот период приходилось бороться за существование: играть в кавер-бендах, давать уроки и даже работать ночным вахтером в здании, в котором находится офис Mercury Records. "Я до смерти боялась. Моя смена длилась с полуночи до утра, и каждый раз, как я начинала обход очередного этажа, я пела, чтобы если кто-то там был, он успел бы спрятаться до моего ухода. Днем я давала уроки, а затем пыталась хоть чуть-чуть поспать под грохот грузовиков, которые ездили по моему кварталу»

В промежутках между выступлениями в группе у Michael Jackson Jennifer записала свой первый альбом «Above, Below and Beyond». В целом он был выдержан в духе работ таких гитарных героев как Joe Satriani и Steve Vai, но Jennifer выходила за рамки традиционного шреда, захватывая территорию классики, джаза и фанка, в таких композициях как "Whammy Damage" и "Headbangers Hairspray."

В настоящее время Jennifer репетирует с собственной групой ribal Rage перед туром в поддержку своего нового материала, который будет выпущен на ее собственном лейбле.

"Мне кажется, настало время домашней записи», - заявляет восхищенная возможностью полностью контролировать свою музыку и ее донесене до фэнов Jennifer. «Независимые лейблы все более уважаемы, чем в прошлые годы, а при помощи Internet вы можете выйти на тысячи людей. Это моя декларация независимости!».

Как Вы получили работу гитариста у Michael Jackson?

Я прошла прослушивание вместе с примерно сотней других музыкантов

Вы помните, что играли тогда?

Да, это было странно, поскольку они хотели услышать, как я играю ритм, а никакой группы не было. Я начала с чистого звука, с фанка, который сама придумала, затем сыграла свое тэповое соло из "Giant Steps", а закончила соло из "Beat It." Я подумала, что они сочтут это полезным.

Как вы узнали о том, что приняты?

Через пару дней мне позвонили и сказали, что Michael заинтересовался, но радоваться рано, поскольку еще предстоит прослушивание с группой. Мне сказали, что я должна сменить имидж, потому что тогда у меня были темные волосы и очки. Я сказала: «Как вам угодно». Они спросили, хочу ли я уехать на полтора года и я ответила: «Забирайте меня куда надо, насколько надо, я готова». Два месяца шли репетиции Rehearsals, а затем я оказалась в Японии. Но я так и не получила официального уведомления о том, что принята. Мы с Sheryl Crow (на тот момент бэк-вокал у Jackson) постоянно гадали, не уволят ли нас, потому что Jackson не тот, кто снизойдет до того, чтобы сказать тебе, как хорошо ты справляешься с работой. Ты не услышишь ни слова, пока не сделаешь что-то не так, и то, об этом ты узнаешь от тур-менеджера.

Мы работали над программой как проклятые целый месяц, прежде чем вообще увидели Michael. Мы встретили его на огромной репетиционной сцене в Universal Studios. Мы вроде выступили достойно, но вы знаете, как не уверены в себе артисты, все эти злобные голоса в голове, которые говорят, что ты лажаешь. Нам всем время от времени требуются слова одобрения.

Будете ли снова работать с Michael Jackson?

Это все очень неопределенно. Перед последним туром я сказала себе «нет», но воспоминания о первом туре были такими приятными, что я снова взялась за эту работу. Это был очень забавный тур, мы даже отметили нашу встречу после трех лет перерыва. В текущем туре, который продлится два с половиной года, меня кто-то заменяет. Грустно пропадать так надолго.

Как давно вы дружите с Jeff Beck?

Я познакомилась с Jeff Beck в 1992 году. Я дала ему свой диск, а в октябре 1992 года он мне позвонил, и сказал, что хочет работать со мной. Разумеется, радости у меня были полные штаны. Он хотел начать запись в январе 1993, но я была уже занята в другом проекте. Может быть мне стоило все бросить и отправится в Англию, но я так не поступила, поэтому… я в итоге начала писать для него материал, и некоторые из этих песен как раз в духе того, что будет на моем следующем альбоме. Beck очень непредсказуем. Сейчас он записывается вместе с Stuart Copeland, и это может оказаться или альбомом следующего года или увидеть свет лет через пять. Jeff позвонил мне и сказал, что хочет записать одну их моих песен "Zulu Wedding." Я не знаю, кому из нас она достанется. Я не жадничаю, но мне не хотелось бы класть песню в стол, только потому, что когда-нибудь она может ему понадобиться.

Что такое писать песни для Jeff Beck?

Если честно, было страшновато. Он хотел чего-то нового, а мой самый любимый период - «Wired» и «Blow By Blow», так что был риск скатиться в стиль Jan Hammer и начать копировать «саунд Beck». Я напрочь отрешилась от этого, и начала писать то, что сочинялось само собой, и это был материал в стиле World Beat. Одна из моих любимых групп - Weather Report, мне нравится их африканская перкуссия. Я не знала одобрит он это или нет. В прошлом году я поехала в октябре Англию, когда он приступал к работе со Stuart и там я услышала 30-секундный отрывок композиции, которая звучала как раз в моем духе, и я подумала, что угадала. Stuart тоже очень увлечен музыкой World Beat. Его детство прошло в самых разных местах, например в арабских странах, и отовсюду, где он жил, он почерпнул много знаний об экзотической перкуссии.

Хотя Beck – великий гитарист, не задумывались вы, что можете сочинить что-нибудь, что он не сможет сыграть?

Да, он не «технарь», и за редким исключением, я воздерживалась от сочинения унисонных партий в духе McLaughlin. Со времени моей предыдущей работы, где я играла такие песни, как "Headbanger's Hairspray" с ритм-секций играющей сплошные 16-е, я существенно выросла. Та запись была замешана на нервах и кофеине. Эта запись более спокойная и выдержанная. Я не переставала твердить себе, что я хочу сделать альбом действительно доступным, и чтобы его можно было слушать день за днем. Многие гитарные альбомы может быть и вполне слушабельны, но я бы не стала крутить их постоянно, как диск Peter Gabriel

На первом альбоме Вы максимально продемонстрировали свою технику

Первая запись для каждого во многом самоутверждение. Часто вам дается всего одна попытка. Я пыталась максимально выложиться. Кроме того, когда я начинала, еще был жив шред 80-х. Вот откуда взялся «Полет Шмеля» - это был больше экстремальный спорт, чем музыка.

Собираетесь ли Вы выпускать на своем лейбле работы других артистов?

Нет. Для меня это кошмар. Я знаю, какими бывают музыканты. Ограниченный интеллект, несдержанный характер. Я сама временами бываю абсолютно невыносимой. И еще я не хочу быть ответственной за чью-то карьеру.

Какая самая большая проблема в работе с другими музыкантами?

Творческие люди все ненормальные, у каждого свои комплексы. Вы встречаете музыканта, который не снискал особого успеха, но он оказывается очень пафосным и эгоистичным. С отношением «и что ты намерен для меня сделать?» вместо «ОК, давай делать музыку». Весь этот путь к звездному статусу – огромная иллюзия. Я не выношу установку «все что мне нужно – слава и богатство». А знают ли они что это такое и как к этому идут. Madonna хотела этого очень и сильно, и чтобы добиться цели, она пахала как проклятая. Для меня карьера в музыке, это получение удовольствия, творчество и личный рост. Если я могу зарабатывать этим себе на жизнь, это здорово.

Были ли у вас периоды неуверенности в себе или творческой опустошенности?

Все артисты имеют дело с собственными демонами. После выпуска альбома, я так волновалась, как его примут, что просто не могла представить себе, что снова пойду в студию. А после тура с Jackson я действительно была опустошена.

У всех одни и те же страхи. Мы должны учиться делать искусства: пусть оно состоится, а мы не будем рефлексировать по этому поводу. Каждый творческий человек, если он поступает иначе, убивает сам себя. И любой артист, особенно новатор, обречен на порцию негативной критики.

Мой друг, которому 101 год, написал книгу «Собрание музыкальных оскорблений». Это сборник критики, которую классические композиторы получали при жизни. Это очень смешно, поскольку это критика в адрес популярнейших произведений всех времен. В конце моего видео на «Полет Шмеля» идет цитата из этой книги, о том какой Римский-Корсаков фантастический, неуправляемый, антимузыкальный идиот. Когда вы читаете, как критики пишут, что у Бетховена и Моцарта нет таланта, а Паганини – неудачник, вы понимаете, что у каждого свое мнение и оно не делает ваше искусство лучше или хуже. К сожалению, критика может привести к предвзятости со стороны публики.

Как организован ваш тур в поддержку альбома?

Это моя инициатива. Только благодаря отблеску славы Jackson, я могу его организовать, поскольку промоутеры хотят что-то, что можно продать. Они хотят выдоить из этого прибыль. Я думаю назвать тур "Milk the Glove Tour" и сделать футболки с коровьим выменем, которое выглядит как перчатка! (смеется)

У вас есть планы выступать с другой группой?

Я работаю в еще одном проекте, который называется Doc Tahri, это панк-фанк трио с вокалом в духе David Byrne. Это будет интересно, смешать два типа музыки в одном шоу. Я не хочу ограничивать себя любителями джаза, из-за того, что выступаю без вокалиста. У меня есть роковая энергия и мне нужна роковая публика. Я хочу выступать в колледжах. Мне кажется, у студентов более открытое восприятие, чем обычно. Все развивается 20-летними циклами, быть может пришло время нового Blow By Blow.

Когда-то Вы играли в полностью женской группе. Чем это отличается от выступления в других коллективах?

Женские группы оценивают на 100% строже, чем мужские коллективы, потому что это так необычно. Не думаю, что мне хотелось бы снова через это пройти. Но почему группы не могут быть как все остальное в жизни – мужчины и женщины, два начала, работающих вместе? Вот почему мне так нравятся многие альтернативные группы. Это способствует нормальному восприятию женщин-музыкантов. Все немного меняется. Иногда я думаю, что Michael Jackson охотно принял меня в группу потому, что у Prince в группе были женщины. С ними он достиг успеха, и это включило «зеленый свет». То же самое с музыкантами разных рас. До Living Color иметь одного черного парня в группе было чем-то необычным, что полная чепуха. Пришло время перемен.

1995 Muse Magazine
перевод - Александр Авдуевский