Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Eric Clapton

Карьера Эрика Клэптона - 22 года в музыке и около, а иногда и вне ее - вполне тянет на сюжет для киносценария.

…Начальные титры на темном экране, издалека - приглушенные стенания гитары. Камера останавливается на подростке, причесывающем свой битловский хайр и ощупывающем едва наметившиеся баки. Сквозь отражение лица мальчика в зеркале мужского туалета проступают слова - Clapton Is God.

Следующий кадр - лица с широко открытыми глазами, перед ними два подростка изображают игру на гитаре, подбадривая себя криками, тонущими в оглушительном вихре блюзовых фраз. В изображении с обратного ракурса возникает объект поклонения этой толпы - худощавая фигура с тщательно уложенной прической и густыми баками, одетая в черный костюм.

Глаза этого человека закрыты, он повернулся спиной к своим поклонникам и забыл обо всем, кроме драйвующей группы и звуков, льющихся из его усилителя. Ноты запинаются и спотыкаются, затем вдруг длятся почти бесконечно. Подобно метеору, его пальцы скользят вверх по грифу и затем низвергаются вниз. Он выпадает из ритма, на какое-то время дает группе уйти вперед, потом догоняет и опережает ее. Эрик Клэптон выдает один шедевр за другим. В то время он звучал так, будто проник в самое сердце своего Les Paul и вывернул его на изнанку.

На экране появляется лицо Клэптона крупным планом, пять лет спустя; он выглядит усталым, будто опустошенным, и ему явно необходима бритва. "Извини", - говорит он, снимая наушники. "Без проблем, передохни", - отвечает по внутренней связи бородатый продюсер. Клэптон делает несколько шагов по студии, поворачиваясь к студийному стеклу спиной, и водружает наушники обратно. "Okay," - кивает он, - давай сначала".

В мониторах фанфарами гремит гитара, Эрик чуть слышно подыгрывает. Он закрывает глаза и в отчаянии запрокидывает голову:
"What'll you do when you get lonely
Nobody's waiting by your side
You've been running, hiding much too long
You know it's just your foolish pride."

В настоящей жизни Эрика Клэптона и без участия сценаристов или арт-директоров было столько голливудских сюжетов - секс, наркотики, состояние, слава, самоуничтожение - что любой глава киностудии пустил бы слюну. При этом, однако, на протяжении всей его истории в изобилии присутствовал и редко встречающийся в Голливуде товар - подлинный гений. "Мне никогда не предлагали сделать фильм - говорит Клэптон, как если бы эта идея до сих пор никогда не приходила ему в голову, - может быть потому, что история еще не закончилась. Это удивительная история, даже если учесть, что в ней пройдена пока только половина пути".

По иронии судьбы, несмотря на то, что Эрик Клэптон стал воплощением гитариста-супергероя, возможно, самым известным гитаристом в мире, в глазах многих его самый большой грех - то, что он не сжег себя и не умер. Вместо этого он выжил, боролся и показал всем и свой дар, и свои пороки. Он создавал шедевры и гнал откровенную лажу. Временами он играл блестяще, а в иные периоды и вовсе не брал гитару в руки.

Сейчас Клэптон, на гастролях после выпуска нового диска Behind The Sun, в очередной раз находится на пике славы и творческой энергии. "Говорят, что я вернулся - усмехается он. Если так, я возвращался уже раз 15, никогда на самом деле и не уходя".

Практически с самого начала у Эрика Клэптона были очень индивидуальные отношения с блюзом, которые никто из окружающих - будь то друзья, родственники, коллеги-музыканты или журналисты - никогда не мог полностью понять. Попытки найти какие-то объяснения этому в его прошлом, детстве, раннем творчестве в полупрофессиональных группах практически безрезультатны - ничего, что могло бы указать на будущее восхождение одного из самых своеобычных мастеров гитаризма.

Eric Patrick Clapton был рожден Patricia Clapton 30 марта 1945 в местечке Ripley, Surrey, Англия. В его свидетельстве о рождении графа имени отца осталась незаполненной. Роль родителей взяли на себя дед и бабка, John и Rose Clapp; когда Patricia вернулась в семью через 12 лет после рождения Эрика, он вынужден был притворяться, что они брат и сестра.

В школе Эрик, по его собственным словам, был "совершенным слабаком". Компания худосочных оболтусов, считавшихся полоумными, с которой он тусовался в то время, первой в школе открыла записи Buddy Holly. Проявив интерес к искусству, Клэптон начал самостоятельно учиться играть на гитаре - акустическом Hofner - в 14 или 15 лет.

К тому времени британское традиционное джазовое течение ("trad"), во главе с такими исполнителями, как Chris Barber, Kenny Ball, Ken Colyer, игравшими музыку, основывавшуюся на стиле dixieland - разродилось бумом skiffle, а затем и серьезными блюзовыми группами. Возвратясь с гастролей по Америке, тромбонист Barber начал приглашать в Англию черных блюзменов и исполнителей госпел - в том числе Big Bill Broonzy, Sonny Terry & Brownie McGhee , Sister Rosetta Tharpe, Muddy Waters. The Skiffle Centre в лондонском пабе Roundhouse был преобразован в London Blues And Barrelhouse Club, ставший постоянным местом тусовки таких продуктивных британских блюзовиков, как Alexis Korner, Cyril Davies, Long John Baldry.

В 1962 г. Клэптон учился в Kingston College of Art. Будучи немного моложе местных музыкантов вроде Mick Jagger, Brian Jones, Ginger Baker, Jack Bruce, каждый из которых поиграл в постоянно меняющихся составах Blues Incorporated Alexis Korner'а, Эрик тем не менее знал об этой первой реальной британской группе, исполнявшей ритм-энд-блюз, и был впечатлен ею. Он купил полуакустическую гитару Kay, эндорсером которой на рынке выступал Alexis Korner, и в январе 1963 г. организовал свою первую группу - the Roosters ("Петухи").

В разгар битломании Клэптон предпочел играть электрический блюз, который он слышал на полузабытых американских пластинках. Кроме 17-летнего Эрика, группа включала Tom McGuinness на гитаре, Robin Mason на барабанах, вокалиста Terry Brennan и клавишника Ben Palmer. McGuinness, позднее игравшей на басу у Manfred Mann, вспоминает: "У нас не было басиста. В то время в Англии было мало людей, желавших играть rhythm and blues, и найти басиста было трудно. Мы играли вещи Lightnin' Slim, такие как 'My Starter Won't Start,' а также кое-что из Fats Domino и T-Bone Walker. Наш репертуар был довольно разнообразен - мы не придерживались каких-то строгих критериев".

Через восемь или девять месяцев группа, по словам McGuinness, просто развалилась. Тогда он и Эрик присоединились к бесславно канувшей команде Casey Jones & The Engineers, но оба покинули ее после семи или восьми выступлений. "Casey был ужасным певцом из Ливерпуля, который смог получить контракт, когда рекорд-компании подписывали всех, кто имел отношение к Ливерпулю - утверждает McGuinness. С ним мы играли много вещей Chuck Berry. Из этой группы команды Эрик отправился прямиком в the Yardbirds, и я тоже иногда тусовался с ними в то время".

The Yardbirds застолбили место в Crawdaddy Club, которое раньше держали за собой отколовшиеся от Blues Incorporated Rolling Stones. Вскоре после того как Эрик в октябре 63-го заменил в группе гитариста Top Topham, стало ясно, что команда приобрела что-то особенное. Как пишет John Pidgeon в своей биографии Клэптона, "на сцене он был словно орхидея посреди выжженной земли". На самом деле, как можно судить по концертным и студийным записям Yardbirds, это была плотная, энергичная и довольно смелая команда. Некоторые их вещи, как например "Wish You Would" Billy Boy Arnold'а, превосходят американские аналоги.

Зачатки последующего культа гитариста были тогда уже очевидны. Эрик получил прозвище Slowhand, поскольку из-за своей манеры игры постоянно рвал струны на своем Fender Telecaster и вынужден был менять их прямо на сцене под аккомпанемент медленных хлопков участников группы и зрителей. После того как было записано Five Live Yardbirds и куски того, что потом стало For Your Love, Клэптону надоела зацикленность группы на коммерческом успехе, и он ушел. Последний альбом группы был выпущен в Штатах с фотографиями участников без упоминания Клэптона, которого заменил Jeff Beck, сыгравший в четырех вещах.

Чтобы забыть о Yardbirds и серьезно заняться инструментом, Клэптон скрылся из виду в доме своего бывшего партнера по Roosters, Ben Palmer (ранее считалось, что этот период отшельничества пришелся на время между сотрудничеством Клэптона с John Mayall и образованием Cream). Весь следующий месяц он жил и дышал лишь музыкой и почти не выпускал гитару из рук. Когда он вернулся в Лондон, ему позвонил лидер одной из ведущих блюзовых команд Англии, John Mayall.

Имея за плечами опыт Yardbirds, новые музыкальные идеи и уровень, позволяющий добиться их воплощения, Клэптон как нельзя кстати подходил для поставленной ему задачи. Контраст между предыдущими гитарными воплощениями Mayall'а, Roger Dean и Bernie Watson и альбомом Blues Breakers с Клэптоном подобен разнице между виноградным сидром и хорошим французским вином. Клэптон был более органичен, чем любой британский блюзовый гитарист до него, но он также мог быть и лидером. Он мог играть в стиле таких выдающихся блюзменов, как Buddy Guy, Freddie King, Otis Rush, но мог и превосходить их, выдавая на своем Les Paul красоту и животную мощь, неслыханную прежде по обе стороны Атлантики. Если британский блюз того времени был по большей части академичен и изящен, то Эрик играл блестяще, агрессивно и в тоже время в высшей степени мелодично.

С Bluesbreakers Клэптон играл романтические, непостижимые, закрученные, бесконечные пронзительные соло. Создавалось впечатление, что он забывал об окружающем мире, художник наедине со своей музой. Растущая армия его поклонников принимала его дар как что-то подобное второму пришествию Христа, и надписи "Clapton Is God" стали появляться на зданиях, в станциях подземки, стенах туалетов по всей Англии.

Однако, всего через четыре месяца после присоединения к Mayall, Клэптон вернулся к клавишнику Palmer и с группой в основном полупрофессиональных музыкантов отправился странствовать по миру на манер цыганского таборa. Они назвались the Glands, и добрались только до Греции. В октябре 65-го Клэптон вернулся в Лондон к Mayall. "Я пробовал нескольких гитаристов, пока Эрик был в Греции, но ни один из них не подошел" - вспоминает Mayall.- Возможно, Peter Green пробился бы, но всего лишь через неделю после того, как он присоединился к группе, вернулся Эрик. Я говорил Эрику, что он получит работу, когда бы он ни вернулся. Конечно, все это совсем не очень понравилось Питеру."

Вернувшись, Клэптон обнаружил, что басист Jack Bruce из Graham Bond Organisation временно заменил "блюзбрейкеровца" John McVie. "Зародыш будущего Cream наметился с появлением у нас Jack'a и под его влиянием", - говорит Mayall. - Именно он направил Эрика в эту сторону". К лету 66-го, когда вышел альбом Blues Breakers с отдельным упоминанием Клэптона, Эрик уже покинул группу, чтобы образовать Cream. Пластинка (с вернувшимся John McVie на басу) добралась до шестого места в британских хит-парадах - грандиозный подвиг блюзовых записей на все времена.

Как ни странно, первое знакомство американской аудитории с Клэптоном (с того времени, как он играл в Yardbirds) произошло через сборник рекорд-компании Elektra под названием What's Shakin', выпущенный в июне 66-го. Вместе с записями Butterfield Blues Band, the Lovin' Spoonful, Tom Rush и Al Kooper на пластинке было три полудомашних джема непостоянного состава, спродюсированного Joe Boyd. Эта команда, проходившая под названием Eric Clapton & The Powerhouse, включала самого Клэптона, некоего вокалиста "Steve Anglo" (на самом деле это был Stevie Winwood), Jack Bruce на басу, Pete York из Spencer Davis Group' на барабанах, клавишника Ben Palmer и Paul Jones из Manfred Mann на гармонике.

К тому времени Michael Bloomfield своей яркой работой с Paul Butterfield начал новый раунд в битве мастеров гитаризма; если альбом Blues Breakers как бы принял вызов Butterfield'а, то Fresh Cream еще больше увеличил ставки в этом соперничестве. Что ни говори, когда Эрик Клэптон, Jack Bruce и барабанщик Ginger Baker собрались на репетицию в первый раз, они дали конкретного жару. Cream обеспечили Клэптону самую благоприятную творческую среду, в которой он когда-либо играл, и вместе с толпой его поклонников группа взяла Англию штурмом.

Альбом Fresh Cream увидел свет в конце 66-го. Но до того как в августе 67-го группа сыграла в Fillmore Auditorium в Сан-Франциско, их опередил новый парень из толпы претендентов на пьедестал Героя Гитаризма - Jimi Hendrix. На кого из четырех мастеров-шестиструнников равняться -- Beck, Hendrix, Clapton или Bloomfield - начинающие свой путь в гитаризме выбирали в зависимости от личных предпочтений. На тему "кто лучший" можно было спорить до хрипоты, но любой, кто серьезно относился к искусству игры на гитаре, не мог обойти вниманием ни одного из этой четверки.

Гитаристы всегда особенно внимательны к инструментам, на которых играют их кумиры. Но звук Клэптона - особенно на Fresh Cream - был таким мощным и необычным, таким неповторимым, что другие исполнители стали детально изучать его оборудование в поисках любой зацепки, которая могла бы помочь им получить такой звук - от модели гитары и толщины струн до мощности усилителя и размеров динамиков (не случайно именно в 1967 г. вышел первый номер Guitar Player Magazine.) После того как у Клэптона украли его Gibson Les Paul sunburst, он купил Les Paul SG '61, и по его просьбе его приятель, художник по прозвищу the Fool сделал на нем психоделическую раскраску. Гитара Les Paul и усилитель Marshall стали постоянной парой, и цены на модели Gibson (производство которых в начале 60х было временно прекращено), благодаря их ассоциации с Clapton, Bloomfield, Beck, Keith Richards, Peter Green и другими исполнителями, взлетели до небес.

Сочетание блюзовых корней Клэптона и джазовых наклонностей Baker и Bruce, вместе с ощутимым эгоизмом каждого из них и присущим всем троим чувством юмора, способствовало не только тому, что Cream играли разноплановую музыку, но и не давало им стать действительно единым коллективом. Если в записях игра Клэптона была композиционной и лирической, то на сцене он пускался в импровизационные запилы, невиданные прежде в рок-музыке. Как и последующие его группы, с точки зрения зрелища Cream был практически анти-театрален - единственными сценическими движениями были подпрыгивания Bruce в такт ритму и мелькание рук Ginger Baker'а. Клэптон стоял без всяких проявлений эмоций, с закрытыми глазами, но, по крайней мере большую часть времени, лицом к публике.

Во время работы над второй пластинкой, Disraeli Gears, Cream познакомились с волшебником звукозаписи из Atlantic Records, Tom Dowd, и восьмидорожечной системой записи; Эрик также познакомился с педалью wah-wah, которая была использована Jimi Hendrix в его "Burning Of The Midnight Lamp." Пластинка превратила трио из культовой в мега-группу. Она также помогла их первому хит-синглу, "Sunshine Of Your Love," с вокальным дуэтом Clapton и Bruce. Похожее на kazoo (духовой музыкальный инструмент -прим.перев.) звучание Клэптона почти на всех композициях альбома (особенно на "Swlabr" и "Outside Woman Blues") он получил, выкручивая до нуля регулятор тембра на гитаре и включая неразогретый Marshall на полную громкость.

Выступления американского тура 68-го года в поддержку альбома были записаны, и вместе со студийными записями, самыми экспериментальными из всего наследства группы, вышли на пластинке Wheels Of Fire, представляющей яркий пример сравнения студийной и концертной воплощений Cream. Клэптоновская интерпретация "Crossroads" его любимого американского блюзмена Robert Johnson на этом диске обеспечила себе место в анналах гитаризма. Американский тур стал их последними гастролями. За ним последовало прощальное выступление в лондонском Royal Albert Hall в ноябре 1968 г. Когда Cream играли свой последний концерт, Клэптону, было 23 года - и тогда он был, возможно, самым известным гитаристом во всем мире.

В марте 69-го был выпущен альбом Goodbye, составленный из ранее не издававшихся концертных и студийных вещей - в него, в частности, вошла лирическая "Badge," продукт сотрудничества Клэптона с George Harrison. Но к тому времени Эрик с Baker, Steve Winwood из Traffic и басистом Rick Grech уже создал новую супергруппу - Blind Faith.

Blind Faith во многих отношениях стала первой неудачей Клэптона - не потому, что это была плохая группа, но потому, что она так и не смогла реализовать свой потенциал. Большие ожидания поклонников превратили эту задачу в совершенно невыполнимую миссию. На первой выступление квартета в лондонском Hyde Park в июне 69-го собралось около 36 тыс. человек. Несмотря на присутствие двух третей прежних Cream, казалось, что Winwood является самым ярким из участников группы.

Как писал один из репортеров Melody Maker, все было похоже на выступление Stevie Winwood с поддерживающей командой. Одноименный альбом Blind Faith, вышедший в августе того же года, также нес на себе неизгладимый отпечаток Winwood, явно напоминая о звучании Traffic. Winwood играл на клавишах, исполнял все вокальные партии, написал половину композиций альбома и даже обменивался с Клэптоном гитарными риффами на "Sea Of Joy" и "Had To Cry Today." К тому времени Эрик перешел с SG /Les Paul на Gibson ES-335 (на нем он отыграл прощальный концерт Cream), а также Gibson Firebird и иногда Fender Telecaster Custom со светлым грифом в стиле Stratocaster.

Единственный тур группы был по большей части катастрофой. Вместо того, чтобы начать с клубов типа нью-йоркского Cafe Au Go-Go или дискотек вроде Fillmore в Сан-Франциско, как это сделали Cream, первый концерт Blind Faith дали в Madison Square Garden. Клэптону не нравилось раздувание истерии вокруг группы, и он покинул ее. Он присоединился к разогревающей команде тура, практически неизвестному семейному дуэту Delaney и Bonnie Bramlett.

В ходе тура с Blind Faith Клэптон без лишней огласки принял христианство. Вот как он рассказывал об этом Steve Turner в 1975 г. для заглавной статьи журнала Rolling Stone: "Два парня зашли ко мне в гримерку. Они просто были два христианина, и они спросили - мы можем помолиться с тобой? И что вы можете сделать в такой ситуации? И мы встали на колени и молились, и это было как ослепляющий свет. Я сказал - что происходит? Я чувствую себя намного лучше! И потом я сказал им - давайте я вам покажу постер Хендрикса. Я вытащил его, и внутри оказалось изображение Христа, которое я не покупал и вообще никогда раньше в своей жизни не видел. Это глубоко поразило нас всех троих. С тех пор я стал глубоко верующим христианином".

В 1970 Клэптон гастролировал с Delaney & Bonnie And Friends (в результате вышел безликий концертный альбом); выступил с John Lennon и Plastic Ono Band на фестивале Toronto Rock And Roll Revival (эта запись была выпущена под названием Live Peace In Toronto); записал свой первый сольник (пластинка "Eric Clapton" продюсировалась Delaney Bramlett и, за исключением хита "After Midnight", разочаровала) и собрал группу Derek And The Dominos из членов гастрольной команды Delaney & Bonnie. Он снова сменил свои гитарные предпочтения, перейдя на Fender Stratocaster, на котором играет и по сей день. Где-то в это же время он влюбился в жену одного из своих лучших (и самого знаменитого из них) друзей, George Harrison. Когда их роман завершился и Patti Harrison вернулась к мужу-бывшему битлу, Клэптон был раздавлен. Немногим менее года спустя, когда он снова возродился к жизни, он начал употреблять героин, надеясь найти в нем утешение.

Единственное студийное произведение Derek And The Dominos - пластинка 1970-го года Layla And Other Assorted Love Songs - стала эмоциональным катарсисом. Концептуальный альбом, рожденный неразделенной любовью, он имеет все признаки лучшего за всю карьеру Клэптона. Все, чего не хватало предыдущему диску Eric Clapton (эмоций, вдохновения, динамики) или на что он лишь смущенно претендовал (сопереживания, лиризм), Layla содержала в изобилии. Продюсер Tom Dowd познакомил Эрика с виртуозом слайд-техники Duane Allman, который не просто поучаствовал в записи, но стал неотъемлемым элементом коллектива на весь период создания альбома. Вместе с the Dominos - басистом Carl Radle, барабанщиком Jim Gordon и клавишником Bobby Whitlock - Эрик обрел лучшую в обоих мирах команду, которая могла вознести его к новым вершинам. Clapton и Allman демонстрируют на диске образцы своей лучшей игры, прежде всего в таких композициях, как "Have You Ever Loved A Woman," "Tell The Truth," "Why Does Love Got To Be So Sad?" и "Layla."

В очерке об Эрике Клэптоне в The Rolling Stone History Of Rock & Roll, Dave Marsh назвал композицию "Layla" "возможно, самой мощной и красивой песней о любви 70х". "Эти семь минут настоящей агонии - пишет он, - происходят с альбома, который является самой солидной работой из всего, что когда-либо сделал Клэптон. 'Layla' - это собственный совершенный блюз Клэптона, который он создал, не прячась за традиционные блюзовые формы. Он достигает в нем уровня Robert Johnson каждой нотой, каждой эмоцией". (Обычно Клэптон говорит, что когда он писал эту песню, это была просто вещица, и объясняет, что его голос звучит сухо потому, что "я не думал, что смогу спеть, это были просто чистая энергия и эмоции, без осознания, что я делаю, и какой-либо техники - просто за счет напряжения").

Создав подлинный шедевр, о котором большинство музыкантов могут только мечтать, Клэптон исчез из виду. Большую часть 1971 и '72го годов он был скорее наркоманом, чем музыкантом. В это время он лишь дважды появился на сцене - с певцом и пианистом Leon Russell и, по иронии судьбы, с George Harrison на the Concert For Bangladesh в Нью-Йорке. В январе 73-го Pete Townshend из the Who's собрал команду с намерением вернуть Клэптона вниманию публики. Вместе с Grech, Winwood, Ron Wood и другими музыкантами Townshend организовал группу the Palpitations, которая дважды выступила с Клэптоном в London's Rainbow Theatre. Выпущенная затем на материалах этих выступлений пластинка демонстрирует малопохожего на прежнего Клэптона, но в результате Эрика удалось вытащить из тени.

В 1974 при содействии доктора Meg Patterson Клэптон прошел курс электро-акупунктурного лечения и избавился от героиновой зависимости. Жаждущий работы, вместе с Carl Radle он оправляется в студию в Майами. В Тулсе (Оклахома) они нашли басиста, на клавишах сыграл Dick Sims, а на ударных - Jamie Oldaker. Клэптон позвал также гитариста George Terry, с которым он познакомился во время работы над пластинкой Layla. Этот состав при участии вокалистки Yvonne Elliman и записал диск 461 Ocean Boulevard. Благодаря laid-back stance и отсутствию длинных соло 461, как и практически все альбомы, выпущенные Клэптоном в 70-е после Layla, смутил его закоренелых фанов. 461 был не только наиболее впечатляющим из этой серии, он также представил белой аудитории стиль музыки, которую она могла бы и не заметить - reggae ("I Shot The Sheriff" Боба Марли).

Большую часть десятилетия Клэптон находился в поиске своего нового "я". Он никак не мог решить, какую роль он хотел бы взять, но знал, что это точно не была роль Гитарного Героя. Он безуспешно подражал то J.J.Cale, то Delaney Bramlett, то кантри-певцу Don Williams. Даже в таких хитах, добиравшихся до первой десятки чартов, как "Lay Down, Sally" в духе J.J.Cale (из альбома Slowhand) и легкой "Promises" (Backless), Клэптон явно находится не в своей тарелке.

В 1979 ему, кажется, удалось снова обрести себя. Одной из причин, вероятно, стала его женитьба на Патти Харрисон, сердце которой он снова завоевал. Другой - гастроли вместе с Muddy Waters, отзывавшемся об Эрике не иначе как о своем приемном сыне. "Без ложной скромности, - говорит Клэптон, - он действительно был мне как отец. Как и любой отец, он и бранил меня, и помогал советом". Эрик собрал свою первую за десять лет группу, целиком состоящую из английских музыкантов - гитариста Albert Lee, басиста Dave Markee, ударника Henry Spinetti и клавишника Chris Stainton. В декабре того же года этот состав сыграл в токийском Budokan Theatre, выпустив потом из этих записей двойной концертный альбом, Just One Night, который можно отнести к числу лучших работ Клэптона в 70-е.

Таким образом, если судить со стороны, жизнь Клэптона вроде бы наладилась. Однако по ходу он не на шутку пристрастился к спиртному, и это, как и привычка к жирной пище, сказалось в 1981 г., когда он свалился с открывшейся язвой. После записи лучшего за десятилетие альбома, сильно недооцененного Another Ticket, гастрольный тур Клэптона 1981 г. был свернут уже после 8 концертов. После выздоровления в том же году он выступил лишь дважды. Одним из выступлений стало благотворительное шоу для Amnesty International, на котором была сделана его первая запись с Jeff Beck (The Secret Policeman's Other Ball). В 1983 Клэптон и Beck вместе с третьим гитарным героем Yardbirds, Jimmy Page, выступили для Action Research in Multiple Sclerosis в пользу Ronnie Lane.

Последний альбом Клэптона, Behind The Sun (название взято из песни Muddy Waters "Louisiana Blues"), был записан в 1984 г. и спродюсирован Phil Collins, Ted Templeman и Lenny Waronker. Такие его вещи, как "Never Make You Cry", "Same Old Blues" и "Forever Man" (на нее был также сделан клип и выпущен сингл) вполне позволяют говорить о нем как об одной из лучших за последние годы студийных работ музыканта. Критики, готовившиеся провозгласить крушение гитарного героя, вместо этого воспевают теперь его возвращение.

Клэптону лучше знать. На его репутацию не может повлиять какой-то один альбом или концерт. Пока есть Эрик Клэптон, он будет являть собой стандарт, на который равняются другие гитаристы. Музыкальные течения возникают и исчезают, стиль и техника могут радикально изменяться, и всегда будут более быстрые, яркие и, может быть, лучшие новички. Но Клэптон своей игрой создал, по сути, собственную независимую форму искусства. Он не только стал автором своей собственной книги, он придумал и ее язык. Как сказал Robbie Robertson, представляя Клэптона на концерте Last Waltz группы The Band, "Гитарист? Конечно, Эрик Клэптон!"

1985, Перевод - Венсаат