Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Ritchie Blackmore
(Дмитрий М. Эпштейн (www.dmme.net)

Странный народ — гитаристы поколения восьмидесятых. Они, прямо как ильфопетровский Альхен, врут и смущаются. Врут, потому что хотят казаться жутко умными, и стыдятся сказать, кто оказал огромное влияние на стиль их гитарного рукоприкладства. По всей видимости, весьма престижно говорить о влиянии покойного, но чертовски гениального наркомана Джими, у которого на пять нот приходилась одна случайная. Или Джимми — Пейджа, каковой при всей своей изобретательности после приземления «Дирижабля» по причине отсутствия идей ничего толкового не наваял, даже для дуэта с Паффом Дэдди воспользовавшись старым «Kashmir».

Словно сговорившись, гитарреро среднего возраста твердят, что учились у них. Однако, вслушиваясь в результат пальцовки молодых, ловишь себя на мысли, что на самом–то деле в юности нынешние кумиры слушали все же не кого иного, как РИЧИ БЛЭКМОРА. Да, он не Эдди и не Стив, чтобы через номер украшать собой обложку «Guitar World». Да, он достаточно прост — пока не пытаешься сыграть его соло и придумать более запоминающиеся риффы. Да, он консервативен, да вот только кто еще в 52 года решится резко сменить аудиторию, причем не пытаясь прикинуться молодым, а оставаясь верным себе? Пожалуй, только он.

Ричард Мейсон Блэкмор (Richard Mason Blackmore) появился на свет 14 апреля 1945 года в городке Уэстон–Супер–Мэр на западном побережье Англии. Через два года после сего знаменательного события семейство Блэкморов перебралось в Хестон в графстве Миддлсекс. Новое место жительства находилось недалеко от Лондона, что, вне всякого сомнения, сыграло свою роль в начале шестидесятых, когда британская столица обзавелась эпитетом «swinging». Впрочем, сам герой данного рассказа считает, что в сельской местности творить намного плодотворнее, так как большой город сводит музицирование к попойкам. Лукавит — шестидесятые всех талантливых привели в Лондон.

Пока же эти времена не наступили, Ричи регулярно посещал школу, успехами в которой отнюдь не блистал. Причем гитара была не причиной плохой успеваемости, а следствием. Суть в том, что надо же было каким–то образом выделяться, а если не удавалось преуспеть в сложении с вычитанием, то можно было раскинуть мозги в иной плоскости. С инструментом всей своей жизни Ричи познакомился в 11–летнем возрасте, когда увидел гитару у приятеля. Взял в руки — и понял, что хочет научиться играть. Родители купили ребенку объект вожделения; на выходе из магазина Блэкмор–старший шутливо заметил: «Если не научишься обращаться с гитарой, я разобью ее о твою голову!»

Ричард был послушным сыном. В течение года вьюноша брал уроки классической гитары, играл много всего, в том числе и Сеговию (Andreas Segovia), лучшего классического гитариста современности. По словам Ричи, он не то чтобы слишком любил симфоническую музыку — в ней ему нравилась скорее организованность формы. Англия же в те годы, посмотрев на Элвиса, начала производить собственных пионеров рок–н–ролла. Одним из них был Томми Стил (Tommy Steele), ставший первым примером для Блэкмора, узревшего Томми по телевидению и пораженного его дикими прыжками.

В 15 лет Ричи увидел группу, поклонником которой стал сразу. Назывался коллектив «Nero & The Gladiators», и исполнял он классические композиции в роковой обработке. Именно от них начинающий гитарист услышал версию григовской «Пещеры горного короля» из «Пер Гюнта», которую впоследствии неоднократно играл сам.

Школьные годы не прошли даром: во–первых, именно в стенах родного учебного заведения Блэкмор собрал свой первый состав «The 2 Its Junior Sciffle Group», а во–вторых, относительные успехи в физике помогли не только переделать свой шестиструнный «Hofner Club 50» и собрать усилитель, но и устроиться на работу в аэропорт «Хитроу» в качестве связиста. Естественно, после того, как в 1960 году была оставлена школа. В компании самолетов юный гений надолго не задержался, но дополнительных знаний в области акустики поднабрался.

Ах, да, третий «плюс» от школы! Знакомство с барабанщиком Миком Андервудом (Mick Underwood), учившимся на два класса ниже. С ним–то и был создан коллектив «The Dominators», прекративший свое существование после парочки концертов, когда друзья присоединились к «The Satellites», где Ричи скромно бренчал на ритм–гитаре, так как соло исполнял Роджер Мингей (Roger Mingay). Следующим этапом были «Mike Dee & The Jaywalkers». С этим составом в 1961–м Блэкмор впервые начал гастролировать по Англии и впервые попал в студию, где была записана вещица под названием «My Blue Heaven», отвергнутая фирмой Decca. Мастерство гитариста росло, он смог купить себе новый инструмент — «Gibson ES 335». Гитара приметная — Блэкмор проиграл на ней почти десять лет! В последний раз на ней Ричи сыграл, записывая соло в «Child In Time» на альбоме «Deep Purple».

Кстати, о шестиструнных подругах Ричи... Его «фирменным» знаком стала разработанная им самим модель белого «Fender Stratocaster». Но перед избранием именно этой гитары у Блэкмора был короткий «роман» с «Telecaster». Первый же «Страт» достался подающему надежды парню в конце шестидесятых от тогдашнего его кумира — Эрика Клэптона (Eric Clapton): техник подарил Ричи инструмент, от которого гитарист «Cream» отказался из–за слегка погнутого грифа.

Ну и попутно об идолах Блэкмора. В смысле о тех, кого он обожал не за прыжки да ужимки, а уважал как мастеров–инструменталистов. Помимо Леса Пола (Les Paul), Дуэйна Эдди (Duane Eddy), Бадди Холли (Buddy Holly) и Джанго Рейнхардта (Django Reinhardt), одним из таковых Ричи признавал Большого Джима Салливана (Big Jim Sullivan), который в возрасте 15 лет выступал в «The Wilde Cats», составе, сопровождавшем Марти Уайлда (Marty Wilde). За два года снискав себе славу лучшего английского гитариста, Салливан стал давать частные уроки. Ричи с ним познакомила подруга старшего брата. Блэкмор торчал у него на пороге, пока тот не открывал и не делился очередной частицей струнной премудрости. Занятия пошли юноше на пользу: Джим убедил Ричи не просто копировать нота в ноту чужие соло, но развивать собственную манеру.

Другим человеком, поразившим юное дарование, в 17 лет впервые выбравшееся в Лондон, был выступавший тогда с «The Crusaders» Алберт Ли (Albert Lee). Вторая половина шестидесятых дала Ричу — как его звали друзья — три последних примера для подражания, под влиянием которых он окончательно сформировал свой «почерк». Это были: Джефф Бек (Jeff Beck), в то время блиставший в «The Yardbirds», уже упомянутый Эрик Клэптон, развернувшийся в «Cream», и — разумеется! — «грязнуля» Хендрикс (Jimi Hendrix). Влияние двух последних обозначилось на «The Shades Of Deep Purple» (1968) — дебюте легенды — в исполнении «Hey Joe» и «IТm So Glad» из их репертуара. Впрочем, фрагменты того же «Hey Joe» и «кримовской» «Sunshine Of Your Love» в концертах «Deep Purple» и «Rainbow» всплывали неоднократно.

Что же до Салливана, Бека и Ли, то существует любопытный альбом «Green Bullfrog», записанный в 1970–м, но изданный двумя годами позднее (он существует и на CD, фрагмент же можно услышать на «Ritchie BlackmoreТs Rock Profile Vol. 2»). Ричи, Джим, Джефф и Алберт сыграли с парочкой других музыкантов классику блюза, рока и кантри — правда, остальные отрицают участие Бека, но тот вспоминает джем с Блэкмором в заглавной композиции. Сложность в том, что из–за контрактных обязательств в то время все музыканты на обложке диска скрылись под псевдонимами.

Однако вернемся в начало шестидесятых. Ричи начинал выделяться среди других гитаристов — в первую очередь, по рассказам первого басиста «Deep Purple» Ника Симпера (Nick Simper), скоростью игры. Блэкмор признает, что это было скорее нервной реакцией, а Ричи — человек весьма нервный: посмотрите хотя бы видео с его участием. Так или иначе, хоть с трудом, но он сумел научиться играть и медленно. Тогда–то, в 1962–м, Блэкмор и угодил сначала в «Savages» рок–н–ролльного безумца Лорда Сатча (Lord Sutch), а потом на полгода — в «The Otlaws». Примечательно, что оба его «зачисления» происходили на место, освобожденное его старым приятелем Роджером Мингеем, что породило байку о том, как подлец Ричи выживал беднягу из мира музыки. С этими составами и вышли первые записи с участием нового феномена. Причем феномена дико скромного: стыдясь своей худобы, Блэкмор постоянно норовил спрятаться то за усилители, то за кулисы. Сатч решал проблему просто — хватал гитару за гриф и волок юношу вперед.

«The Outlaws» же были инструментальным коллективом, сопровождавшим подопечных легендарного независимого продюсера Джо Мика (Joe Meek): Хайнца (Heinz), Джона Лейтона (John Leyton), Фредди Старра (Freddie Starr), Гуниллу Торн (Gunilla Thorne), Гленду Коллинз (Glenda Collins) и многих других, в том числе и начинавшего карьеру Тома Джонса (Tom Jones). В день музыканты делали по пять–шесть сессий. Кстати, гитарист привел в группу своего старого соратника Мика Андервуда. Команда даже удостоилась чести сопровождать на гастролях таких гигантов, как Джерри Ли Льюис (Jerry Lee Lewis) и Джин Винсент (Gene Vincent). Кстати, парой лет ранее в такой же ситуации были «The Beatles». Правда, классики с юниорами не сработались — уж чересчур парни шалили; помимо выбрыков на сцене, они умудрились разнести шикарную гримерку Винсента.

С Льюисом же группа съездила в Германию, где Ричи с двумя коллегами решили остаться и сформировали «The Three Musketters», которые, вновь поиграв на сессиях малоизвестных певцов, отправились гастролировать с Нилом Кристианом (Neil Christian) и его «The Crusaders». По возвращении на родину Блэкмор ненадолго съездил в Италию по просьбе местного певца Рики Майоччи (Ricky Maiocchi), а потом снова взялся помогать Сатчу в его новом составе «The Roman Empire». Сатч, помимо продолжения обучения гитариста искусству шоу, познакомил его с участником своих записей Джимми Пейджем (Jimmy Page). Затем — снова Германия, снова Кристиан. Потом появляется нежизнеспособный собственный проект «Mandrake Root», от которого осталось лишь название, ставшее основой для одной из композиций «Deep Purple».

Между делом в 1965 году Ричи пришла в голову мысль о собственном сингле. Подписан он был «Ritchie Blackmore Orchestra» и состоял из двух композиций — написанной гитаристом «Getaway» и «Little Brown Jug» Гленна Миллера (Glenn Miller), авторство которой было нахально присвоено Ричи и бас–гитаристом «The Outlaws» Часом Ходжесом (Chas Hodges). (Этот сингл и ранние записи Ричи можно послушать на СD «Take it! Sessions 63/68».) Любовь Блэкмора к наследию Миллера позже вылилась в рифф к «Burn».

Впрочем, пора уже было определяться в жизни. Молодой да ранний уже успел и жениться, и развестись, и пожить альфонсом на доходы своей немецкой подруги Бэбс, родившей ему сына (Jurgen Blackmore, пару лет назад в качестве гитариста выпустил собственный диск). В конце 1967–го в Германии дорожка Ричи пересеклась с путями двух соотечественников — органиста Джона Лорда (Jon Lord) и барабанщика Иэна Пейса (Ian Paice). Сотрудничество их началось с записи в начале следующего года — сингл с двумя дилановскими вещицами выпускал певец по имени Боз, позже как Боз Баррелл (Boz Burrell), прославившийся в «King Crimson» и «Bad Company». А потом на горизонте событий с идеей нового проекта появился Крис Кертис (Chris Curtis) из ливерпульской «The Searches». Как появился, так и исчез, но зерно здравомыслия заронил.

Пока суть да дело, Ричи еще потусовался в Германии, потом объединился с Лордом, отказал дружку Андервуду в пользу Пейса, они рекрутировали старых знакомцев — басиста Ника Симпера и вокалиста Рода Эванса (Rod Evans), с которыми играли в разных составах. Название после некоторых раздумий было позаимствовано у любимой баллады блэкморовской бабушки — «Deep Purple». (Не все ж называться по блюзам, как «The Rolling Stones», «Pretty Things» и иже с ними.)

Что было дальше, известно хорошо и рассказано уже неоднократно. Сингл «Hush», некоторый успех за океаном, три не слишком популярных альбома — «The Shades Of Deep Purple» (1968), «The Book Of Taliesyn» (1969), «Deep Purple» (1969, он же «April»). Поиски стиля, балансирование между арт–роковыми амбициями Лорда и хард–роковыми Блэкмора, вылившееся в нечто в духе «Vanilla Fudge». Смена состава: из «Episode Six» были приглашены горлопан Иэн Гиллан (Ian Gillan) и хмурый мастер четырех струн Роджер Гловер (Roger Glover). Последней попыткой Лорда стал «Концерт для группы с оркестром» («Concerto For Group And Orchestra»), но уже было ясно, в каком направлении двинется ансамбль. Выпущенные в 1970–м сингл «Black Night» и альбом «In Rock» сделали квинтет, пожалуй, не менее популярным, чем «Led Zeppelin».

Именно «Deep Purple» да «Black Sabbath», а не «Zeppelin» заложили основу классического «металлического» звучания, на которое стали равняться столь многие. Импровизационный стиль игры Лорда и Блэкмора выливался на концертах в затяжные, но не утомительные для публики соло.

В жизни всегда найдется место отдыху. Ричи оттягивался во весь рост: из особняка, где проходили репетиции, он устроил настоящий дом с привидениями, с помощью хитроумной системы ниток заставляя двери хлопать, поленья — ползать, лепнину — рушиться. То он из автомобиля крыжовником палил из рогатки по пешеходам, то из духового ружья — по окрестностям Виндзора, где имеет обыкновение проводить лето королевская фамилия.

Отдельной главой в историю хард–рока достойны быть записаны посиделки с «Uriah Heep», в студии по соседству с «Deep Purple» нарезавшими свой «Very СEavy, Very Сumble». Гастроли, гастроли... В перерыве между ними был записан диск «Fireball» (1971).

Мудрым шагом было не пытаться выдержать его в духе предыдущего, а позабавиться с кантри, джазом и фанком, а также воплотить в студии сценическую «феньку» Ричи — игру при помощи регулятора громкости — эффект, многими принятый за звук виолончели, на которую Блэкмор и в самом деле задумчиво поглядывал. В апреле 1971–го Ричи откликнулся на призыв старины Сатча сыграть на вечеринке с участием других звезд. Сказано — сделано. Лорд же вновь уговорил товарищей поучаствовать в его симфонической задумке — «The Gemini Suite». Группа сыграла концерт, но его запись появилась всего несколько лет назад. В студийной же версии партию гитары исполнил былой кумир Ричи Алберт Ли.

Год 1972–й стал «звездным часом» команды, которая в холодных коридорах «Гранд–отеля» в Монтре записала «Machine Head» – классический диск с классическими партиями Блэкмора, наиболее яркие из которых — соло в «Highway Star» и легендарный рифф «Smoke On The Water». По части риффов для Ричи всегда служил примером Пит Тауншенд (Pete Townsend). Заключительным аккордом года стал концертник «Made In Japan».

Но отношения в коллективе стали портиться. Раздоры случались в основном между двумя упрямцами — Блэкмором и Гилланом. Ричи к тому времени взял моду одеваться во все черное, не давать интервью и выглядеть загадочным человеком не от мира сего. В истории «Electric Light Orchestra», написанной барабанщиком группы Бевом Бивеном (Bev Bevan), Бев вспоминает совместные гастроли по Скандинавии, когда Гиллан ездил отдельно от коллег, не общаясь с Ричи, который веселился вовсю — к примеру, на пару с Бивеном разнес один из баров. Летом 1973–го после тура, рекламировавшего диск «Who Do We Think We Are», Иэн был уволен, за компанию с ним лишился места и Роджер, затравленный Блэкмором до нервного истощения.

Решив проблему столь радикально, гитарист задумался. Сперва он, всегда, по собственному утверждению, любивший черных басистов, собрал трио «Baby Face», в которое, помимо его самого и Пейса, вошел Фил Лайнотт (Phil Lynott). После нескольких демонстрационных набросков Фил почувствовал, что было бы неразумным распускать свою команду «Thin Lizzy» - ее дела шли все лучше. Ричи и Иэн вернулись в родной коллектив. Из «Trapeze» они позаимствовали душу этой группы — поющего басиста Глена Хьюза (Glen Hughes). Но нужен был свободный вокалист. На этот пост Блэкмор прочил Пола Роджерса (Paul Rodgers) из развалившихся «Free». Однако до прослушивания дело не дошло — Пол уже подписал контракт на создание «Bad Company». Взяли новичка с голосом, похожим на роджеровский. Звали его Дэвид Ковердейл (David Coverdale).

В 1974–м появился первый опус нового состава — «Burn». Кульминация последовавшего тура пришлась на 6 апреля — выступление на фестивале в Калифорнии, вошедшем в историю не благодаря участию в нем «Black Sabbath», «Yes» или «ELP», а из–за разгрома, учиненного Блэкмором. Организаторы добивались, чтобы «Deep Purple» вышли на сцену до заката, а именно заход солнца был оговорен контрактом как момент начала. Ричи упирался, прятался, запирался в гримерке, ругался с достававшим его оператором «ABC» и — дотянул до заката. Сначала он отыгрался на наглом телевизионщике, гитарой разнеся вдребезги его камеру. Потом, во время финального «Space Truckin», разлил по сцене керосин и поднес спичку. Ударная волна была неслабой. От пустившихся в погоню полицейских и пожарных пришлось спасаться на вертолете. Штраф, впрочем, заплатить пришлось.

Альбом «Stormbringer» Блэкмор записывал без энтузиазма — новички тянули коллектив в сторону соула и фанка, не слишком любимых гитаристом. Ричи уже давно присматривался к певцу гастролировавшей с ними американской команды «ELF» Ронни Джеймсу Дио (Ronnie James Dio), разделявшему его увлечение культурой средних веков. После того, как Лорд с Пейсом отвергли написанную не ими, а группой «Quatermass» песню «Black Sheep Of Family», Блэкмор записал ее с музыкантами «ELF» — естественно, без гитариста. Зашла речь о совместном деле. На концертах Ричи частенько стал поигрывать нечто, его коллегам не знакомое, но отрепетированное с «ELF». К лету 1975–го возник новый коллектив — «Rainbow». «Purple», заменив Блэкмора на Томми Болина (Tommy Bolin), через год объявили о распаде.

В собственном коллективе Блэкмор резвился, постоянно меняя состав в поисках совершенства. Дебют, «Ritchie BlackmoreТs Rainbow», слушался весьма свежо. Кроме «Black Sheep», из чужих композиций в нее вошла инструментальная обработка «Still IТm Sad» «The Yardbirds». Украшением диска стала баллада «Catch The Rainbow», основанная на «Little Wing» Хендрикса. В «Sixteenth Century Greensleeves» сыграл Хью МакДауэлл (Hugh McDowell), виолончелист «Electric Light Orchestra», он–то и преподал гитаристу уроки игры на давно вожделенной виолончели. Временами Блэкмор забавляется с ней и до сих пор, но еще тогда он понял, что жизнь отдают лишь одному инструменту.

Для гастролей из первого состава «Rainbow» был оставлен лишь Дио. Новые рекруты были действительно сильны и позже играли с лучшими командами хардовой лиги: басист Джимми Бэйн (Jimmy Bain), клавишник Тони Кэри (Tony Carey) — да–да, тот, чьи поп–роковые песенки мы так часто слышим по радио! — и погибший в нынешнем году маэстро палочек Кози Пауэлл (Colin «Cozy» Powell). В лице Кози Ричи нашел брата по разуму и чувству юмора. Дошутились они до того, что Кэри покинул «Rainbow», будучи уверенным, что его хотят убить!

Группа отправилась гастролировать, везя с собой уникальное световое шоу. Чего стоила одна только гигантская радуга, управляемая электронно! Блэкмор в лучших традициях «The Who» на каждом концерте стал крушить гитару — для этой цели покупались отбракованные заводом белые «Cтраты».

Диск «Rainbow Rising» был записан в 1976–м в Мюнхене с участием в монументальной композиции «Stargazer» местного симфонического оркестра. Концертник «On Stage», вышедший через год, будучи отредактированным, не передавал впечатления от концерта; положение было исправлено в 1990–м выпуском альбома «Live In Germany». В 1976–м Ричи вышел на сцену на одном из концертов «Sweet», сыграв в память о скончавшемся накануне гитаристе «Free» Поле Коссоффе (Paul Kossoff) гимн «Free» «All Right Now». 1978–й стал последним годом совместной работы с Дио: великолепный певец был раздражен очевидным лидерством Блэкмора, после записи — на этот раз во Франции — альбома «Long Live RockТnТRoll» и турне Ронни ушел, чтобы через два года заместить Оззи в «Black Sabbath». Ричи же, если объективно анализировать, в этот период достиг как гитарист своего пика.

Он решил слегка сдвинуть акцент в сторону поп–рока — оказалось, Блэкмор очень любил «ABBA». Обновленный состав стал даже появляться на «Top Of The Pops». В качестве продюсера был приглашен Роджер Гловер — очередная смена басиста была просто неизбежна. Новый вокалист Грэм Боннет (Graham Bonnet), кузен братьев Гибб (Gibb) из «Bee Gees», отлично справился с работой на альбоме 1979–го «Down To Earth» и гастролями, ярчайшим моментом которых стало выступление на первом фестивале «Monsters Of Rock» в Касл–Доннингтон. Но Ричи не нравился его голос, а поклонникам — короткая стрижка. Гитарист хотел записываться в замке во Франции, певец же мог петь лишь в студии. Многочисленные странности Грэма вынудили группу расстаться с ним, причем он отказывался уходить, пока ему не предложили выйти на сцену вместе со сменщиком, появившимся из американской команды «Fandango», Джо Линн Тернером (Joe Lynn Turner).

С Джо были записаны три альбома. Первый, «Difficult To Cure» (1981), был в меру тяжел, заглавная композиция представляла собой сделанную Ричи и клавишником Доном Эйри (Don Airey) обработку бетховенской «Оды радости» из Девятой симфонии. Второй, «Straight Between The Eyes» (1982), был максимально приближен к стилистике AOR (adult oriented rock), что большинству поклонников не понравилось. Последний диск, «Bent Out Of Shape» (1983), оказался самым неудачным, спасали его только блестящие инструментальные номера. Неизвестно, куда бы Блэкмор двинулся дальше, но по окончании японского тура 1984 года, где в исполнении «Difficult To Cure» «Rainbow» помогал симфонический оркестр, от Иэна Гиллана пришло предложение возродить классический состав «Deep Purple».

Ричи утверждает, что ему не следовало задерживаться в возрожденной легенде больше чем на один альбом, но деньги были предложены хорошие, аудитория ждала... «Perfect Strangers» (1984) был принят «на ура». Рифф заглавной композиции Блэкмор придумал двумя годами ранее, но не знал, куда употребить. Следующий диск «A House Of Blue Light» (1987) получился не столь впечатляющим. Концертный сет базировался на материале, исполнявшемся в 1972–м, хотя Гиллан практически уже не тянул «Child In Time», хотя и пытался — несмотря на уговоры гитариста. Снова начались свары, и на вышедшей в 1990 году программе «Slaves And Masters» пел... Джо Линн Тернер. Соответственно смягчилось и звучание группы, приблизившись к коммерческому стилю поздних «Rainbow». Может, поэтому Ричи и любит этот диск больше всех альбомов второго прихода «Purple».

Уже были записаны две новые песни, когда менеджмент потребовал вернуть Гиллана: на год 1993–й все–таки приходился четвертьвековой юбилей группы. Альбом «The Battle Rages On» получился крепким, но создавался он в условиях постоянных ссор, закончившихся тем, что посреди турне Блэкмор со скандалом ушел... Чтобы в 1995–м собрать совершенно новый состав —сначала он хотел назвать его «Rainbow Moon». С первых звуков альбома «Stranger In Us All» было ясно, что именно звучит: прежний тяжелый RAINBOW. В новых записях нашлось место и акустической гитаре, и старой григовской мелодии, и новой версии «Still IТm Sad». Заодно поползли слухи о том, что Блэкмор и его певец Дуги Уайт (Dougie White) записывают народные песни. Поклонники были в восторге. Ричи задумал покорить и самых молодых. Помните, сколько охов и ахов было по поводу участия «Metallica» в альтернативном фестивале «Lollapalooza»? Однако никто почему–то не подивился тому, что в 1996–м на этой тусовке появился ветеран Блэкмор!

По окончании тура группа неожиданно была распущена на неопределенный срок. Ричи наконец нашел счастье в личной жизни — с блондинкой по имени Кэндис Найт (Candice Night), которая помогала ему работать над предыдущим диском: писала тексты, подпевала. Голос у девицы был хорош, Блэкмор в кругу друзей брал акустическую гитару и просил любимую спеть. Дуэт настолько нравился, что Ричи решил записать давно лелеемый в мечтах акустический альбом средневековой музыки.

Назвали проект просто «Blackmore`s Night», на диске «Shadow Of The Moon» сыграли и средневековый материал, и свой, и прекрасную «Ocean Gypsy» из репертуара группы «Rennaisance», и сделали танцевальную обработку «Лебединого озера». В записи принял участие Иэн Андерсон (Ian Anderson) — Блэкмор с 1974–го является поклонником «Jethro Tull». Концерты оказались успешными, хотя и неожиданными из–за участия еще одной женщины — второй гитаристки и исполнения Кэндис песен «Rainbow». Уже начата работа над второй пластинкой, в которую неугомонный Ричи грозится включить среди прочих мелодии, навеянные музыкой польской (корни мисс Найт — в Польше) и испанской.

Такой вот он, Человек В Черном, дядька Черномор, — всегда впереди всей гитарной братии!