Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Александр Ляпин:
THE WRONG SIDE OF THE MOON


"... А.Ляпин - супер-гитарист,
монстр и ниндзя гитары,
регулярно получавший
персональные призы на фестивалях.
Уникальный солист, давным-давно прописан,
как блюзовый король,
виртуоз и безусловно звезда.
Эти громкие титулы абсолютно уместны и справедливы.
Однако творчество А.Ляпина
не исчерпывается безупречной гитарной техникой.
В нём есть нечто большее -
рыцарское служение музыке
и бескомпромиссная вера в то,
что музыка есть высшая форма жизни..."
"Старый Рокер" (Анатолий Гуницкий)

Жаркий августовский полдень, Питер, ЛДМ, "Бильярд в стиле Блюз" - как нельзя более подходящая обстановка для беседы с Ним. Время - где-то между "Дельтой Невы" и "Фендер-Пати"...

Если совсем откровенно, перед интервью было как-то не по себе, неуверенно и страшновато - в конце концов, на его игре выросло уже не одно поколение и слушателей, и музыкантов, он признан не только в России, он играл с самим Эмерсоном (не говоря уже о тех, с кем он играл здесь)...

Но его спокойствие и внимание, общительность, доброжелательность и неиссякаемая энергия сделали своё дело - час беседы пролетел очень быстро. После интервью осталось ощущение просветления - будто что-то озарило дорогу вперед. И легкая растерянность - почему этот человек, даже не держа в руках гитару, способен настолько фокусировать на себе внимание аудитории? Это ли не есть Сила?

RN: Итак, сразу оговорюсь, что я вовсе не собираюсь рассматривать персону Александра Ляпина как участника многих известных проектов, а хочу обратиться к нему с несколько другой стороны - как к сольному исполнителю, инструменталисту, педагогу...

AL: Вот ведь, как интересно...

RN:...т.е. с несколько нестандартной стороны - хотелось бы, чтоб беседа прошла именно в таком ключе...

AL: Ну что ж, попробуем... (Смеясь) Бывало и хуже...

RN: Соответственно, сначала несколько стандартных вопросов... В каком возрасте вам попала в руки гитара, был ли это сознательный выбор и был ли это первый инструмент?

AL: Первым моим инструментом в возрасте 6 лет была скрипка, а выбор гитары - сознательный, и сделан он был в 13 лет. Однажды в больнице я увидел, как один парень очень хорошо играл вступление к "битловской" "Back in USSR". Кроме этого аккорда он больше ничего не знал, и я подумал - почему бы не выучить песню дальше? Дальше всему учился сам. Естественно, помогло музыкальное образование - и первое, и второе. Добирал все необходимые знания я уже официально, в училище им. Мусоргского.

RN: Вы учились игре на классической гитаре?

AL: Нет-нет, на джазовой.

RN: Было со стороны педагогов что-либо, побуждающее к активному творчеству, или...

AL: (Перебивая) О, нет, на гитаре, если имеется в виду второе, гитарное образование, мне учиться уже было нечему. Извините, это, может, нескромно звучит, но я был к тому времени уже достаточно зрел и опытен как профессионал. Первым моим преподавателем был партнер по группе "Теле У" - очень славный парень и хороший гитарист Вова Густов. Второй же, не буду называть фамилию, - тоже весьма сильный гитарист. Мы с ним даже установили специальное время занятий - 8 утра, чтобы он мог выспаться, а я - не ходить на специальность два года. Ну, чего там ходить, чему учиться? Все, что нужно, я узнавал теоретически - у нас были блестящие педагоги и по общей, и по джазовой теории. Одно такое имя, как Владимир Борисович Фейертаг, наверное, говорит обо всем. Его занятия по аранжировке, истории джаза я не пропускал ни в коем случае -. А специальность (делает стремительный жест рукой в сочетании со свистящим звуком) - специальность вот тут: на сцену вышел, и - вперед!

RN: Каким образом пришло решение играть сольно, и как удалось совместить сольную деятельность с участием во многих известных проектах?

AL: Меня с детства приучали быть солистом. В начале творческого пути я зачастую не осознавал, что делаю, попадал во всякие казусные ситуации. Например, в группе "Аквариум" порой так увлекался собственной игрой, самовыражением, что напрочь "зачеркивал" какую-нибудь композицию, достаточно интересную саму по себе. Но те времена уже ушли, и, например, в последней поездке с нами БГ даже удивлялся: "Что же это ты так мало играешь-то?" А я не вижу там большего. Но это уже опыт, знаете ли... Стандартная фраза в интервью со мной звучала так: "Ему стало тесно в рамках "Аквариума", ему стало тесно в рамках "ДДТ"". Но на самом деле, слава Богу, ни в той, ни в другой группе рамок мне не ставили. Напротив, говорили: "Делай как угодно, сколько угодно". Безусловно, мне хотелось экспериментировать в чем-то более сложном, более насыщенном с точки зрения музыки, а не лирики. Именно поэтому я поступил второй раз в музыкальное училище на джазовую гитару, - были интересны познание как процесс и знания как таковые.

Для того, чтобы реализовать свои композиторские возможности, я и затевал время от времени сольные проекты - сначала "Теле У", потом "Опыты", бывшие уже откровенным гитарным "ухарством" в духе Джими Хендрикса. Сейчас я вернулся к блюзу как к исходной точке. Но и здесь мне интересно не ограничиваться чистым блюзом, джемами, а экспериментировать, двигаться в самую неожиданную сторону.

RN: В какую сторону тянет сейчас?

AL: Трудно сказать, я нахожусь на перепутье, идей очень много. Например, у меня сейчас есть коллекция - 120 часов - калифорнийского транса, причем это вовсе не то, что мы слышим на дискотеках. Совершенно необычная музыка. Она абсолютно мертва, но именно этим мне и интересна. В нее можно вносить элементы чего угодно, скажем, - блюза. Она - как фон, сама по себе, не мешает, но в любом момент можно включиться в нее. Сама "мертвечина" этой музыки порождает желание поучаствовать в ней. Интересно любое живое участие - будь то моя гитара, чья-то еще, любой солирующий инструмент, танец, стриптиз, в конце концов, да что угодно, все, что интересно, что есть искусство. Но - живое.

RN: То есть Александр Ляпин - некрофил-экспериментатор?

AL: (Смеется) В данном контексте - может быть, да. Но тем не менее, я не оставляю свою группу - авторский проект на блюзовой основе. Играем свою музыку, стараемся делать оригинальные кавер-версии, и уже год как активно участвуем в блюзовой клубной жизни Питера и Москвы.

RN: На той же "Дельте Невы" вы очень разграничивали блюзовые стандарты и авторские композиции, и зрители гораздо живее воспринимали ваши вещи. Это - комплимент...

AL: Спасибо, я понял (смеется). Однажды в клубе JFC мы играли коммерческую программу - кавер-версии, общеизвестные блюзы, а потом подумали - не сыграть ли парочку авторских? В зале словно взорвалась бомба! Там и так весьма благодарная публика, но тогда была совершенно фантастическая реакция!

На блюзовом фестивале мы сыграли половину стандартов, потому что сейчас не все собственные вещи я могу исполнять в силу травмы большого пальца, а блюзы - там что играть-то? там особо нечего играть. Травма меня заставила больше петь. Надеюсь, сейчас это у меня получается лучше, чем несколько лет назад.

RN: Если говорить о рамках и стандартах - только что прозвучала фраза: "А блюзы - что там играть-то?" Вы считаете, что это направление постепенно уходит?

AL: Не думаю. Оно никогда не уйдет, раз не ушло до сих пор. После ухода из жизни, например, Мадди Уотерса, Джона Ли Хукера, Роберта Джонсона, можно было бы сказать - да, на них блюз закончился. Ерунда! Он существует сам по себе, трансформируясь то в одно направление, то в другое... Важна суть. Взять, к примеру, AC/DC. Ангус Янг не по форме, но по манере играет чистой воды блюз! Если бы его манера игры была более технична - как, например, у Стива Вая, уже было бы не то... Жесткая, заводная блюзовая гитара всегда уместна, в любой музыке, в любом проекте. Я уверен в этом.

RN: Известно, что вы - еще и педагог.

AL: Было дело, преподавал, сейчас просто некогда. Я могу доставлять людям радость как исполнитель и как творческий человек, то есть радовать их кинетически, а не потенциально - с кем-то занимаясь. Вот если у меня палец не заработает - уйду в преподавание...

RN: По каким критериям вы отбираете себе учеников?

AL: Когда-то среди скрипичных мастеров существовала хорошая традиция. У них училось за деньги много богатых учеников. Среди них, быть может, один был из бедноты, по-настоящему талантливый, и ему они отдавали всех себя, все свои знания. Я пока такого человека не встретил.

RN: Можете ли назвать исполнителей, не обязательно из тех, с кем вы общались лично, повлиявших на ваше гитарное мышление?

AL: Вопрос сложный. Их очень много. В разные периоды - разные гитаристы. Безусловно, можно назвать "генеральский набор" - Джими Хендрикс, Эрик Клэптон, Ричи Блэкмор, Джимми Пейдж. Очень редко вспоминают Элвина Ли (Ten Years After) - а он весьма хороший, техничный музыкант. Я считал, а отчасти и сейчас считаю своим кумиром Джона Фогерти. У него уникальная способность, ковыряя одним пальцем на гитаре, играть фантастические сольные партии, очень простые, лаконичные и доходчивые. Далеко не каждый станет слушать Стива Вая, или, скажем, Джо Сатриани, и думать: "Оооо! Аааа! Как он там "поливает" и ищет свою ноту!"... А этот человек любого возьмет за душу одним-двумя звуками.

Быстрота, техника... я знаю, что это мне под силу. Все равно что на "мерседесе" - знаешь, что ты "притопишь", и он полетит, но едешь тихонько и отдыхаешь... Так и здесь - знаешь свой потенциал, но расслабляешься и просто создаешь себе какой-то комфорт в душе. И, соответственно, если ты честен перед публикой, то создаешь комфорт и ей.

RN: С кем из гитаристов хотелось бы сыграть дуэтом?

AL: Честно говоря, я не избалован дуэтами. Играл со многими хорошими гитаристами, но за рубежом. Ибо в этой стране все начинают соревноваться и превращают дуэт в спорт. А спортом, извините меня, я и без музыки занимаюсь достаточно. На сцене же надо играть в контакте, если это джем - слушать партнера. А у нас часто бывает, что все начинают играть одновременно...

RN: Итак, за рубежом - приходилось... И?

AL: Мне очень понравилось играть с Китом Эмерсоном. Никогда не думал, что он может исполнять блюз! Я вырос отчасти и на его музыке, но всегда считал его классическим органистом, играющим классическую музыку. Ничего подобного! Он играл на "хаммонде", а я даже не знал, что это - он. В темноте, с плохим зрением, я его просто не увидел. Это было в 90-м году, в Калифорнии, в Лос-Анджелесе. Уже когда мы сели в машину и поехали, продюсер спросил меня: "Тебе понравилось, как тебе аккомпанировал клавишник?" Я ответил: "Да, нормально. Отличный "хаммонд"!" "Это был Эмерсон". Я так и упал. Говорю: "Возвращаемся, я ему хоть руку пожму". "Уже поздно, надо было раньше"... Это был промо-тур...

Мы все привыкли, что если Эмерсон - значит, "Картинки с выставки", а оказывается, он совершенно блестяще аккомпанирует в блюзе. В любом случае, с кем бы я не играл, могу сказать, что не имена и "звезды" важны, а способность играть вместе.

Я бы хотел, чтоб наши музыканты, играющие джемы, исходили из этого принципа, а не из соревновательного, потому что музыку надо созидать, а не выигрывать... как в "Спортлото".

RN: Существует ли конкуренция среди российских гитаристов, и если да, то кто вам конкурент?

AL: Насчет конкуренции - зайдите на общеизвестный гитарный сайт... Я не делаю из игры соревнования, не считаю, что у меня есть какие-то есть конкуренты, или же я являюсь конкурентом кому-либо. Каждый делает свое дело, и чем он лучше его делает, тем радостнее должно быть всем остальным.

Потому я не делаю из игры на гитаре спорта, милые мои... Зачем? Вот поехали, спарринг проведем на нунчаках - это - да, это - интересно, это - спорт... Всю жизнь мне было чуждо кого-то побеждать... Может, поэтому и побеждал?

RN: Сейчас многие считают, что инструментальная музыка идет на шаг вперед "музыки для масс", музыки с вокалом. Не кажется ли вам, что создающие сейчас инструментальную музыку в какой-то степени могут предсказать, что будет делаться в "музыке с вокалом" впоследствии?

AL: Знаете ли, музыка, о которой мы говорим, развивается очень забавно... То что-то одно идет на шаг вперед, то - что-то другое. Давайте вспомним историю... Была перестройка. На шаг вперед повылезла куча "подворотних" групп, которые, не умея играть совершенно, могли писать гениальнейшие тексты. Принято было считать, что русский рок - это лирика, где текст - все, а музыка - уже потом. Вот тогда была лирика, текст, которые шли на шаг, а то и на пять вперед. И все - музыкой было не догнать.. Ну а сейчас подросли люди, котороые стали обращать внимание и на музыку. Может быть, оттого, что русский язык, как бы мы его не любили, слишком уж все заполонил. Народ тянется к инструментальной музыке, к джазу и его производным (как acid-jazz - тоже не новое уже направление).

В том и есть смысл всего эволюционного процесса в музыке - что-то должно быть впереди, что-то отставать. Но верю - все идет к полной Гармонии. Хотелось бы, чтобы понятие голоса, вокально-инструментального творчества, тоже стерлось, исчезло. Ведь голос - тоже инструмент, не менее живой, чем те струны, чем те пальцы, которыми работает гитарист, губы у духовиков. Это все живое и голос - такой же. И несет он такую же информацию, только текстовую. Но это то же - та же самая Гармония, танец... Это гармонично - это единое целое. Ничто не должно идти на шаг или на два вперед или назад. Но вообще, мне кажется, этого никогда и не будет.

RN: Прокомментируйте еще одно утверждение - "вектор развития инструментальной музыки лежит в компьютерном направлении"...

AL: Да, конечно. Я сам этим " болел", да и сейчас "болею". Только хочу предостеречь молодежь и своих коллег от одного. Сидя дома с компьютером или порта-студией, едва ли кого-то порадуешь. А вот если ты вышел на сцену, прыгнул в эту холодную воду, отдал себя всего... Потом чувствуешь - да, ты сделал свое дело. Компьютер, студия - это должно быть вторичным. Первичен концерт, когда смотришь в глаза людей, которые видят и слышат тебя. После этого уже можно делать записи и идти дальше.

RN: Как вы считаете, есть ли будущее у так называемых one-man-project?

AL: Нет, один человек не может все сделать за пятерых. Помните старинную поговорку "одна голова - хорошо, а две - лучше"? А еще лучше - три или четыре. Необходимо коллективное творчество...

RN: Но коллективное творчество перестает быть его сольным творчеством!

AL:Если у человека есть идея, а группа её воспринимает, решение остается все равно за одним человеком. Вот у нас всё коллегиально - каждый высказывает мнение, я всех выслушиваю, суммирую, а потом вношу свои предложения. И если они подерживаются большинством, я принимаю решение. Так и живем. Группа - пятиглавый змей. Даже придумав музыку дома, можно посадить живого человека-программиста, который бы работал как член группы, и это куда интереснее, чем одному записать "минусовочку" и под неё играть. Много таких сейчас, и я сам когда-то так делал. Для упражнений дома это действительно хорошо и полезно.

Вот вернемся к "трансу" - это совершенно пустая музыка, никакая, она играет себе и играет, и в любой момент любой может принять в этом участие, выйти и станцевать, сыграть соло там, где душе угодно. Людям же интересно, если всё завязано на живом участии. А вот если я два часа буду "пилить" на гитаре, то все уйдут из зала. Нужно иметь чувство меры и музыкального вкуса.

RN: Насколько велик элемент импровизации в вашем концертном творчестве?

AL: Сейчас - не очень. Когда я начинал этот проект, думал, что он - мой последний. Нет, всё не так мрачно - просто в свои годы я пришел к определенным выводам, и думаю, что не стану больше экспериментировать - буду идти этим путем. Я определил стиль, в котором мне хотелось играть, с чего мы и начинали, прежде чем уйти в композиционный блюз, как ФРИ-БЛЮЗ. Есть такое понятие как фри-джаз, а мой эксперимент я классифицировал как фри-блюз, т.е. все также основано на импровизации. В первом составе был мой старый друг Юра Николаев - он играл в "Аквариуме" на барабанах - очень "живой" барабанщик с классическим музыкальным образованием, играющий на маримбах, на меллотроне, на перкуссии. Потом мы "обросли" музыкантами, Юра ушел в свои дела, мы стали играть более композиционно, нас стало больше, но, тем не менее, идея фри-блюза как направления жива. Ведь блюз - он сам по себе свободен. Я хотел бы расширить его рамки, оправдать то, что мы делаем сейчас - и композиционный блюз, и уход от каких-то стандартных традиций (четвертая, пятая ступень - и куда-либо еще), смену размеров... Мне подарили недавно CD "Блюзовая коллекция", один из последних. Я услышал там блюз в размере 7/8 и просто охренел. Вот вам пример направления, в котором мне хотелось бы идти, используя как можно больше полученных знаний и опыта... Не думаю, что музыка станет от этого беднее.

RN: Какими качествами должен обладать ваш аккомпанирующий состав? То есть с любым ли аккомпанирующим составом Александр Ляпин может выйти на сцену?

AL: Мои требования, хотя нет, не требования - мои пожелания к составу - профессионализм, музыкальный вкус и умение слушать партнера. Не солиста-меня, а партнера-меня. Чтобы, даже когда я аккомпанирую, они слышали, что я делаю. Равно как и я обязываю себя слушать то, что делает партнер. У меня нет амбиций солиста - у меня есть амбиции партнера.

RN: Что есть амбиции партнера?

AL: В аккомпанименте я требователен как к другим, так и к себе - это и есть мои амбиции партнера-аккомпаниатора. Солировать может практически любой, более-менее обладающий навыками игры, а вот правильно и "вкусно" саккомпанировать способен не каждый - для этого надо очень много знать, иметь опыт и хорошо слышать то, что творится на сцене. Написать ноты и сыграть по ним могут многие.

RN: Что есть профессионализм - то, чему учат, или то, чего достигают сами?

AL: Профессионализм - это и есть навыки. То, чему ты научен плюс то, что ты наработал. Сколько вокруг людей, которых учили-учили, но так ничему и не научили, хотя и дали диплом. Думаю, что профессионализма можно достичь, прежде всего работая над собой. И, безусловно, не отказываясь от тех знаний, которые тебе дают преподаватели.

RN: Кто имеет право окончательной оценки профессионализма исполнителя?

AL: Наверное, критик, которому доверяет как непрофессиональный слушатель, так и... Чье мнение авторитетно, скажем так. А если просто пришел человек и сказал - вот этот играет г**но - это ничего не значит. Что сказал бы преподаватель училища им. Мусоргского 80-х про Хендрикса? "Да у него гитара не строит!" Хотя сам никогда в жизни не сыграет так, как Хендрикс. И никто так не сыграет, за что мы и любим, ценим и уважаем Хендрикса.

RN: Каким бы вы хотели видеть своего слушателя?

AL: Да любым. Важно, чтобы он приходил слушать музыку, а не жевать сосиски. Тогда, даже если это не мой слушатель, я сумею его сделать своим. Мое искренне желание его порадовать, думаю, не оставит его равнодушным.

Приведу пример: у нашей группы есть друг. Он то ли рабочий, то ли прораб на стройке, музыкальной грамоты не знает абсолютно, но настолько чувствует музыку сердцем, что слушает, словно опытный джазмен. После чьей-либо сольной партии встает и апплодирует, а это чисто джазовая традиция. Вот, пожалуйста, - человек совершенно не имеет к музыке отношения, но она его "пробивает". Это наш слушатель, даже если он один в зале, если больше никого нет - я буду играть для него, я знаю, что ему это нужно.

RN: Вы сказали - "Я сделаю все для того, чтобы этот слушатель стал моим". ВСЕ - это что?

AL: Это все: все, что я умею, уверенность в том, что, выходя на сцену, я никого не оставлю равнодушным. Это не спорт, это не задача, не планка, которую я себе ставлю, это просто опыт. А планка такова: в каком бы состоянии я не находился (имеется в виду не состояние алкогольного опьянения, а душевное состояние), я должен выйти и работать для людей. И это - профессионализм. Если от меня, например, в очередной раз ушла жена, это не интересует тех, кто пришел меня слушать. Я могу плакать, пить валидол, но выйду на сцену - и этого никто не увидит. Я буду делать то, что умею, что могу - для людей. Причем тут моя личная жизнь?

RN: Ваши наставления начинающим гитаристам...

AL: Любым начинающим гитаристам прежде всего, как я уже говорил, нужно больше играть на людях, как можно больше. Развей в себе ощущение прыжка в холодную воду - вышел на сцену, играешь. Имей побольше смелости, нахальства, даже если что-то не получается - сделай вид, что так и задумано. Вот вам, пожалуйста, молодые гитаристы - один из секретов моих, ляпинских.

RN: А теперь - пожелания читателям...

AL: Побольше изучать журнал "ИнРок" - уж больно название хорошее! Я не льщу, мне действительно понравилось название, и я пролистал несколько номеров... очень необходимое издание. Ну, и наверное, читателям нужно пожелать стать Слушателями - таким же заядлыми, какими они являются читателями.

RN: Отдельные пожелания читателям гитарной рубрики. Правда, она молодая еще...

AL: А ведь и гитарная музыка - вечно молодая. Посмотрите, вот Джон Ли Хукер - до последних лет играл! Уже смотришь - старик стариком, но разве вспомнишь о возрасте, когда он на сцене стоял? По-моему, за пять дней до смерти еще выступал. Вот так. Это ли вам не доказательство его молодости вечной? А играл-то он на гитаре... Как бы он плох сам не был, c каким бы трудом не играл... Он играл блюз, а его можно и двумя пальцам сыграть. Еле-еле - главное, чтобы он вот отсюда (прижимает руку к сердцу) был... ну, и еще кое-откуда...

Интервью: Ray Nach
журнал InRock: www.inrock.ru