Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
BILLY GIBBONS

Светлое воскресенье. Я собираюсь завалиться на любимый диван и посмотреть игру по ящику, когда, к моему негодованию, раздается телефонный звонок. К моему искреннему удивлению, на проводе не кто иной, как Билли Ф. Гиббонс, фронтмен знаменитого техасского трио ZZ Top. У группы сегодня концерт во втором отделении, и, видимо, на нервной почве, у Билли обострился приступ гитарной лихорадки.

"Мы собираемся на гитарное сафари. Хочешь с нами?" – спрашивает великий бородач.

"Такой же глупый вопрос, как: "какого цвета верх у Леспола 53-го года?"" – отвечаю.

"Хорошо. ZZ Top в рамках турне "Rhythmeen" будут пару дней в Восточной Европе. Встретимся в Москве. В четверг. Счастливо".

"Постой. За чем охотимся-то?"

"За экзотическими видами. За вымирающими животными".

Через пару дней, после великой победы команды "Packers", я оказываюсь в ракете, летящей в Россию. Спустившись по трапу, оглядываю зал ожидания, но не вижу ни одной пары солнечных "Рейбансов". Внезапно, замечаю смазливую девицу в пиджаке цвета леопардовой шкуры. Она держит плакат с надписью "Санберст 59 года, недорого". Это и есть моя проводница.

Леди ведет меня к лимузину Mercedes и открывает дверцу. "Меня зовут Коринна", - щебечет она, и ее голосок так же сладок, как любое соло Клэптона эпохи Cream. Сажусь на шикарное заднее сиденье, она садится рядом и протягивает мне брошюру под названием "Официальный язык гитарных экспертов". "Вам также понадобится вот это", - говорит она и протягивает мне конверт, набитый деньгами разных стран – долларами, йенами, марками, рублями.

Через несколько минут мы останавливаемся рядом с "Гитарным домом" Бориса Каганова. Выскочив из Мерседеса, замечаю в витрине магазина кривоватую доску российского производства: грязно-коричневый цвет, датчики на зажимах и наружный, космического вида входной разъем. "Ну и как она тебе?" – слышу за спиной знакомый баритон. Оборачиваюсь: передо мной стоит Билли Ф. Гиббонс собственной персоной, с бородой, развевающейся на ледяном ветру.

"Девушка или гитара?" – шучу я. "Обе великолепны". Целую кончики пальцев в доказательство.

"Чувак, гитары внутри," – говорит Гиббонс. "Они звучат действительно по-русски. Там их целая куча. Заходи, посмотришь".

Заходим в магазин, нас встречает сам товарищ Каганов и ведет нас в заднюю комнату, заваленную различными Гласность-кастерами и Теле-спутниками, и подобными древностями эпохи победившего социализма.

"Знаешь, я здесь только ради того, чтобы поговорить с тобой о "гитарном безумии," – говорю я. "Могу только приветствовать любые расспросы о моих шестиструнных фишках," – отвечает Гиббонс. Ну что же, начнем, благословясь.

С чего начались твои поиски гитар?

Давай с самого начала. В середине шестидесятых я слушал блюз, и только блюз интересовал меня. Если говорить о блюзе того периода, то надо иметь в виду не только американский блюз, но и британских музыкантов. Таким образом, это приводит нас к одной из самых почитаемых икон британского блюза шестидесятых – альбому "The Bluesbreakers" Джона Мэйалла, где на гитаре играл Эрик Клэптон, а фотография на обратной стороне обложки изображала Клэптона с Лесполом цвета "санберст" и усилителем Marshall. В то время я играл на фендеровских Эсквайрах, Джазмастерах, Ягуарах и Стратокастерах. То есть, Фендеры с синглами. Лесполы тогда были куда менее популярны. Я решил, что именно хамбакеры являлись основным источником саунда Клэптона. Мне позвонил приятель и сказал: "У меня есть на продажу инструмент с двумя хамбакерами". Оказалось, это был Flying V. Это и была моя первая гитара с хамбакерами.

А вскоре после того ты нашел "Pearly Gates" (Les Paul Standard 59 года), и, как говорится, остальное – история.

Ну да.

Раз ты нашел для себя идеальную гитару, почему ты не купил себе еще несколько таких же?

У "Pearly" такой незабываемый характер звучания, что я считаю излишним искать еще один инструмент, которой бы звучал похоже, чтобы использовать в качестве запасного. В моей коллекции десятки гитар, но ни одна не похожа на эту. Хотя, вместо того, чтобы сбагрить это все кому-нибудь, я продолжаю собирать их. И эта история никогда не закончится.

И какие гитары ты собираешь?

Да любые, лишь бы на них стояли эти пресловутые знаменитые хамбакеры. У меня были Flying V и Explorer, и они также звучали отлично. Обе были 1958 года, на них стояли более тонкие и высокие лады, чем на современных моделях, и благодаря этому они ощущаются чуть иначе. Потом еще я нашел для себя такую штуку, как ES-5 Switchmaster – не с одним и не с двумя, а аж с тремя хамбакерами и с переключателем, одновременно включающим все три.

Я слышал, что Джими Хендрикс как-то подарил тебе розовый стратокастер?

Да, это было еще до ZZ Top. Фрэнк Бирд (ударник) и Дасти Хилл (басист) тогда работали в Далласе с группой American Blues, а я со своей группой The Moving Sidewalks разогревал на нескольких концертах Хендрикса. И всегда перед его выходом на сцену я провозглашал: "А вот и мастер стратокастера". И это звание по праву принадлежит ему. Он был одним из тех музыкантов, которые не только развили аккордовую технику и придумали новые аппликатуры для электрогитары, но и умели извлекать невероятные звуки из самой простой гитары и усилителя. Если мне не изменяет память, он был первым, кто стал играть на стратокастере с переключателем датчиков в среднем положении. В те времена у него был контракт с Fender, и фирма обеспечивала его инструментами. Он каждый раз играл на абсолютно новой гитаре. Люди с Fender присылали ему новые гитары пачками – в тот раз, я помню, ему прислали 17 штук. Правда, помимо этого, у него было несколько старых отличных инструментов. Один из них он мне подарил, когда мы выступали вместе – это был розовый Страт конца пятидесятых.

Внезапно нашу беседу прерывает Коринна, ворвавшаяся в комнату с криком: "Мистер Гиббонс, вам звонил на мобильный Элвуд. Он сейчас в магазине "Missing Link"".

"Отлично," – отвечает Гиббонс. "Боюсь, нам придется отложить наш разговор ненадолго. Давай встретимся в Галле".

"Это в бывшей Восточной Германии?"

"Точняк".

Серый зимний день в Галле. Температура – примерное 10 градусов мороза, не считая ледяного ветра. При попытке пройти через служебный вход городского Концертного Зала, меня останавливает вооруженный охранник, размахивающий автоматом. Трясясь от холода, предъявляю аккредитацию, он кивает и указывает на одну из дверей. Внутри я обнаруживаю Гиббонса, выдыхающего целое облако пара. "Эй," – хрипит он. "Я только что проглотил целую тарелку острейшего супа с Табаско. Я не могу дышать. Но я люблю такой суп!"

Рядом с ним стоит высокий тощий парень с ядовито-синим хайром в духе Сида Вишеса. "Познакомься с Элвудом Фрэнсисом," – говорит Гиббонс. Фрэнсис в настоящее время работает его гитарным техником, и, как объяснил Гиббонс, является его главным соратником по гитарному безумию. Также два гитариста, Гиббонс и Фрэнсис, вместе основали новое направление дизайна одежды, с использованием "подручных" материалов. Они рассчитывают вскоре представить для широкой публики свою первую коллекцию. В свободное время Элвуд играет на своем Gibson ES-295 в группе под названием Prunella Scales, чьи мутноватые попсовые звуки вы вскоре сможете услышать на ожидающем выхода альбоме "Dressing Up the Idiot".

"Добро пожаловать в Галле," – говорит Элвуд. "Братишка, мы в полной заднице," – говорит Гиббонс. "Это уже наше пятое выступление подряд. Здесь так холодно и мерзко. Но здешние ребята молодцы. Они пытаются ловить кайф. В этом им не откажешь. Мы бы могли тут выступать еще десять дней с такими слушателями".

По инициативе Гиббонса мы втроем перемещаемся в маленькую гримерку за кулисами, которая временно приспособлена под хранилище для все расширяющейся коллекции гитар Гиббонса и Фрэнсиса. Гитары и усилители навалены на полу. Минута – и Гиббонс опять оседлал любимого конька.

Расскажи о своих самых известных заказных гитарах, и о идеях, положенных в основу при их создании.

Ну вот, скажем, странная работа мастера Джеймса Труссарта. Сделана во Франции, в Париже. Чувствуется влияние гитар National тридцатых годов с металлическими корпусами, только выполнено все это в фендеровском стиле. Он недавно придумал новую невероятную технологию окисления "Rust-O-Rama". Так же впечатляюще, как, скажем, изобретение цельнометаллического самолета. А звучит очень мягко, в духе записей Барри Уайта.

Также великолепны новые модели от "House of JB". Сделаны полностью из натурального дерева, и притом обладают убийственной прочностью и надежностью. Перламутровая инкрустация для красоты. Позвони как-нибудь им – не пожалеешь.

Все заказные электрогитары и бас-гитары, на которых играют ZZ Top, созданы с расчетом на круглосуточную эксплуатацию в экстремальных условиях. Даже гитары, сделанные специально для видео-шоу на MTV, в плане звука порвут многие серийные модели. На них на всех стоят монстроподобные злющие звучки от Сеймура Дункана. И, я тебе скажу, у них покурят многие старые датчики.

Расскажи о самых своих необычных гитарах

Я думаю, самая дикая вещь – это мой "Helium ZZ". Он…как бы это сказать…умеет летать, в общем. В нем есть встроенный баллон с обратным клапаном и краном для впрыска гелия или другого подобного газа. На этом инструменте вместо традиционного деревянного корпуса стоит тонкостенная мембрана. Результат – совершенно невероятный. Гриф перевешивает, а корпус может изгибаться в непредсказуемых направлениях, притом частенько он пытается вырваться из рук и взлететь. Зато ремень не нужен.

И снова нас прерывают. Начинается концерт. Гиббонс, Хилл и Бирд выходят на сцену и сотрясают Галле своим форменным южным буги.

Следующий день: Мюнхен.

Ах, Мюнхен, столица Баварской республики и оплот лучших пивоваров Европы. Воздух прямо-таки пропитан запахом пива. Я получаю инструкцию встретиться с Билли в гостиничном номере. Стучусь в дверь, она распахивается, и я вижу Гиббонса, сидящего на стуле с жесткой спинкой и разговаривающего по телефону. Но его кровати разбросана куча CD: Backmarket, Reef, саундтрек Нила Янга, пара старых альбомов Пола Баттерфилда.

"Дайте подумать," – говорит Гиббонс в трубку. ""Pearly Gates". Ну она довольно знаменита, я с ней выступал даже на арене "Super Bowl". В отличном состоянии. Как вы считаете, сколько я смогу за нее выручить?"

"НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!!!!!!" – завопил я, отнимая у него трубку и кладя ее на телефон. "Это были парни с "Сотбис" ," – смеется Гиббонс. "Не суетись, я так прикалываюсь над ними. Я и не думал расставаться с "Pearly"".

Вздыхаю с облегчением. Даже и не могу себе представить новый альбом ZZ Top, на котором не звучала бы "Pearly". Итак, последняя часть нашего интервью.

Билли…расскажи что-нибудь о своей первой гитаре, и о том, какое влияние она оказала на тебя.

Это было как слово Божье! Прикинь: Рождество, сочельник…разворачиваю подарок…а там новенькая "доска"! Я почувствовал, как электричество течет по моим жилам, и через гитару и усилитель выбрасывается в атмосферу! И все. Я пропал, и нет пути обратно.

Если бы у тебя было всего 100 баксов, на какую гитару ты бы их потратил и почему?

Я бы купил бы за эту сотку любую "доску" с одним задним датчиком. Мешок вместо кейса, пару проводов на сдачу и какой-нибудь крутой фуззбокс. Ну и понятно, нужен комбик, а лучше стек с четырьмя "гринбеками".

Как ты считаешь, как будет меняться облик электрогитары в будущем?

Больше ручек. Больше регулировок. Круче звук, и, думаю, намного громче. Есть известное высказывание…не помню кто сказал…: "Гитару может починить любой, а вот чтобы разбить ее – надо быть по-настоящему крутым чуваком". Так что пока есть кому ломать гитары, все будет прекрасно…Отрежь-ка еще брокколи, братишка.

1986, перевод - Шлыков Илья