Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
BILLY GIBBONS

Самая длиннобородая группа буги-рока возвращается со своим новым грязным и тяжелым альбомом "Rhythmeen".

Когда Билли Гиббонс в очередной раз провозглашает, что ZZ top возвращаются к своим корням, стоит относиться к этому скептически. Но, в случае с "Rhythmeen", это действительно так. У этого альбома корни тянутся аж до Китая. Так глубоко, что при случае передавайте привет Алексу Хэли.

"Rhythmeen" звучит как ZZ top в старые добрые времена - в середине семидесятых, когда они прославились как самые веселые и скандальные белые блюзмены, и еще до того, как они стали карикатурами на себя самих: ультрамодные диско-блюзовые бородачи, хитро подмигивающие с экранов по MTV.

Дасти Хилл и Фрэнк Берд создали мощные, первобытные ритмы, под которые Билли Гиббонс вопит и завывает подобно Тому Уэйтсу из Дельты, а его гитара извергает резкие, перегруженные блюзовые аккорды. Возьмем, например, "Vincent Price Blues" - медленная, тягучая мелодия, надвигающаяся на слушателя зловещими шагами. Или первый сингл с альбома, "What's Up With That?", несущийся с потрясающей развязностью, перемежаемой всхлипами старой блюзовой гармоники.

Но, чтобы дойти до этого всего, потребовалось много времени. Группа была сформирована в1969 году, и в то время ZZ top играли вещи вроде "Tush" или "La Grange"; в начале-середине семидесятых они стали знаменитостями, что ознаменовалось турне "Worldwide Texas Tour" 1976 года, с 75 тоннами аппаратуры и сценой в форме карты Техаса, с бизонами, мычащими вокруг и парящими в небе стервятниками. Затем последовал моментальный спад популярности, и к 1983 году ZZ top окончательно вышли из моды. Тогда они записали блестящий альбом "Eliminator", добавив к своему фирменному техасскому буги звучание синтезаторов и танцевальные ритмы - в итоге вышла веселая, простая для понимания и очень успешная пластинка - было продано более семи миллионов копий. Последовавший за ней "Afterburner" был почти так же великолепен, но, когда в 1990 году вышел "Recycler", стало ясно, что диско-блюз потерял свою оригинальность и группу ожидает новый спад. Альбом "Antenna", выпущенный в 1994 году, стал шагом назад: в нем было лишь несколько вещей с синтезаторными партиями. Тем не менее, он был спродюсирован на высшем уровне. В случае же с "Rhythmeen", продюсирование записи ограничивалось самой простой из всех возможных комбинаций: три человека в студии играют жестко и вживую. В первый раз за все эти годы, ZZ top звучит просто и мощно, как и должно звучать техасское трио.

Эта тенденция наметилась еще в прошлом году, как отмечает Гиббонс, когда известный режиссер Квентин Тарантино попросил группу записать несколько песен для фильма "From Dusk Till Dawn", над которым он работал тогда.

"Ему были нужны более блюзовые, шероховатые вещи," - говорит Гиббонс. "Мы написали песню ("She's Just Killing Me", которая вышла потом на "Rhythmeen") за полчаса, записали демо примерно за столько же и отослали пленку ему. Мы хотели переписать песню, если она ему понравится, но он настоял, чтобы все оставили как есть. Я немного переживал из-за этого, но потом понял, что все звучит отлично, и это разбудило что-то во мне".

Неудивительно, что Гиббонс пожелал поговорить с Guitar World, и даже позвонил раньше назначенного срока и оставил странноватое сообщение на автоответчике: "Звонит Билли Гиббонс. Перезвоните мне в отель. Обязательно спросите меня как Билли Ф. Гиббонса".

Этот "псевдоним" - это только начало странностей Гиббонса. Гитарист говорит невероятно медленно, длинными предложениями, растягивая слоги в техасской манере, как будто рядом с ним сидит кто-то, кто тщательно записывает каждое его слово. А, может, так оно и было.

"Rhythmeen" звучит как старый добрый ZZ top.

Да, так и есть

Что-то вроде ZZ top середины семидесятых.

Да. Все верно.

В "What's Up With That?" есть партия настоящей блюзовой гармоники.

Это наш виртуоз Джеймс из Санта-Моника, и я тебе скажу, парень, он действительно круто играет. Я предпочел бы в этом с ним не соревноваться. Я сам сыграл там всего одну фразу в конце, через Фендеровский усилитель в одном канале и, не поверишь, через Teisco Del Ray - в другом. Всего лишь пара белых американских парней играющих настоящий блюз. Это действительно круто, я тебе скажу.

Что там звучит действительно круто - так это звук ревера.

О, да. Это была педалька DeArmond tremolo, выпущенная, я думаю, в конце пятидесятых. Это такая хреновина с моторчиком, и, Господи меня упаси описывать как она выглядит. Скажем так: она звучит великолепно и выглядит…э-э-э…забавно. Она дает абсолютно неземной эффект тремоло, а также добавляет какую-то особую звуковую окраску, это можно назвать ламповым обогащением звука.

Ты уже говорил, что во время работы над саундтреком к фильму твоя позиция относительно того, как должны звучать ZZ top изменилась. Как ты считаешь, почему?

Да мы сами точно не знаем. Вот Роберт Родригес, продюсер картины, зашел вчера к нам на концерт. Трудно сказать, было ли это вызвано влиянием мистера Родригеса, но во время концерта мы неоднократно пускались в невиданные доселе импровизации в нехарактерных для нас стилях. Нам было лестно его присутствие в качестве нашего гостя, может быть, именно это и побудило нас вставить несколько неземных аранжировок в альбом.

Когда вас попросили записать песню для фильма, вы уже работали над альбомом или все было только в стадии подготовки?

"Подготовка" - неплохое слово для обозначения тех трех или четырех готовых композиций, которые у нас уже были тогда. Благодаря этой своевременной просьбе о создании песни для фильма, мы и ударились в ностальгию.

Ты с Дасти звучите так, будто вы синхронно играете одни и те же риффы.

Честно говоря, Фрэнк и Дасти делают куда больше двух третей всего. Их сила не только в том, что они прекрасно сочетаются друг с другом как ритм-секция, но еще и в том, что вместе они составляют необычный композиционный подход к написанию песен. Назовем это ритмическим методом композиции. Они что-то играют вместе, я присоединяюсь к ним, и рождается рифф.

Все это выглядит так: Фрэнк задает темп и ритм, а Дасти добавляет простоты и мощи. Все это звучит настолько динамично, что мало какая ритм-секция может воспроизвести это. Когда это тесное созвучие баса и барабанов становится первой частью уравнения, начинаются поиски необходимого гитарного звучания. Я обычно начинаю с того, что просто играю под их ритм, и исходя из этого уже придумываю свои партии.

Но были же случаи, когда первым придумывался рифф?

Ну да, конечно. На новом альбоме мы пытались устоявшихся методов. Он более свободен, чем все, что мы делали до этого. На "Rhythmeen" примерно одна треть песен была сочинена методом ритм-секции, где-то половина основана на предложенных мной рифах, а остальное просто спонтанно родилось в процессе записи.

На новом альбом ты много играешь слайдом…

Если и есть что-то в новом альбоме, что идет на всем его протяжении, так это мои слайдовые партии. Когда мы приступали к записи, я собирался много играть слайдом, больше чем обычно. Фактически, так и вышло. Как ты, может быть, заметил, гитарные партии в альбоме довольно сдержаны, это все из-за того, что на пальце у меня постоянно был боттлнек. Мы старались избегать раздельных партий ритм-гитары и слайд-гитары; все, что ты слышишь на этом альбоме - это мы втроем играем вживую. Всего лишь группа, которая знает свое дело.

На какой палец ты одеваешь боттлнек?

На средний. Всегда восхищался парнями, надевающими его на мизинец. Преклоняюсь перед ними….но сам не могу так, потому что, когда ты играешь в трио, требуется поддерживать еще и партии ритм-гитары. Когда боттлнек у меня на среднем пальце, я могу играть аккордами как Джимми Рид, а потом сразу перейти в вотчину Элмора Джеймса (смеется).

Многие из твоих лучших партий получались, когда ты играл повторяющиеся, монотонные пассажи, создавая почти гипнотический эффект. На новом альбоме ты снова вернулся к этому.

Да. Это часто получалось на наших медленных вещах, но на "Rhythmeen", даже на паре быстрых вещей присутствует такая аранжировка, что-то вроде возврата к свободной форме.

Я считаю, что в этом альбоме есть одна нота, которая задает тон всему альбому. Это на "Vincent Price Blues", и она прямо-таки выскакивает из главного риффа. Возможно, она не совсем укладывается в тональность, но это прикольная нота. Это своего рода противопоставление "фактору удобства". "Фактор удобства" - это когда условия записи в современной студии позволяют исполнителю записать партию, а затем при сведении убрать все недостатки. Но для того, чтобы получить этот гудящий фидбэк и все эти ноты, возникающие от обратной связи, тебе всего лишь надо сесть поближе к твоему усилку Fender и ничего больше. Вот так все мы и делаем.

В этом альбоме также много великолепных фуззовых риффов. Как тебе удалось получить такой мощный дисторшн?

Да, в наше время есть из чего выбрать. Мы сейчас переживаем возрождение разного рода педалей, поэтому многие штуковины, которые я считал давно забытыми и непопулярными, начинают выпускаться снова. Люди находят применение таким звукам, из которых, казалось бы, ничего хорошего не выйдет. Копаясь со всякими странными приборами, мы получаем много новых эффектов. Вот, к примеру, "Bixonic Expandora" - чумовой аппарат, который можно купить в Guitar Center - рекомендую всем. Также я использовал заказной овердрайв от Sound Barrier Music, штат Теннеси. Компактная педалька, дает усиление низов и легкий фузз.

Ты использовал какие-нибудь заказные или необычные гитары?

Да нет. Почти весь альбом записан на моем Les Paul. Одна из моих любимых партий, сыгранных на Les Paul - это конец песни "Humbucking, Part Two", где звукорежиссер сохранил в финальном миксе все шумы, заставляя слушателя недоумевать: "А где часть 1? И почему, раз песня называется "Humbucking" гитара так фонит?" (смеется). То был Les Paul Goldtop 55 года, с бриджем wraparound и двумя P-90. Мне нравятся такие бриджи.

На самом деле, на Gibson мне сделали новый Goldtop с wraparound и одним P-100 в бриджевой позиции (на современные Лесполы не ставят wraparound). Станут ли производить когда-нибудь такую гитару, покажет время, но это отличный инструмент. Мне всегда интересно было наблюдать за тем, как великие производители начинают снова выпускать свои великие модели гитар.

Это, конечно, здорово - иметь старый инструмент, но часто на такие модели просто нет спроса. С другой стороны, многие новые модели прекрасно звучат и на них удобно играть. Gibson - великая фирма, и работать с ними было просто великолепно. Фактически, большинство американских производителей снова стали выдвигать проблемы качества на передний план - все они придерживаются очень жестких стандартов, которые в наше время устанавливаются самим музыкантами. Сейчас прекрасное время для покупки новой гитары - все они очень высокого качества и стоят своих денег.

Несколько лет назад ты с Дасти и Фрэнком забронировали места в первом коммерческом космическом корабле до Луны. Что-то слышно об этом с тех пор?

Да на самом деле мы до сих пор ждем подтверждения. Это не совсем верно, что мы бронировали билеты - мы предложили NASA свои услуги в качестве первой группы, выступившей с концертом на "Шаттле". Мы обещали, что бросим все вредные привычки, нам потребуется только пятнадцатиминутный перерыв через каждый час, а едим мы очень мало. Нам немедленно ответили, что наше предложение принято к рассмотрению, и в случае чего нам дадут знать. До сих пор, видно, рассматривают.

Писатель Стэнли Бут однажды назвал вас "Сальвадорами Дали дельта-блюза". Что ты думаешь по этому поводу?

Если бы нам удалось сохранить этот имидж и в дальнейшем, можно считать, что это так.

перевод - Шлыков Илья