Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 

Van Halen & PEAVEY

Cтэк 5150.

Приблизительно в начале 90-х годов наиболее влиятельный из появившихся после Джими Хендрикса рок-гитаристов Эдвард Ван Хален временно утерял свою звуковую нирвану - неуловимый "коричневый" саунд. Вот как он сам определяет "коричневое звучание": "Звук в моем понимании имеет коричневый цвет. Это вибрация. Это цвет вибрации, которая звучит "коричнево". Он не зеленый, не розовый, не желтый - он коричневый. Звук должен близок к земле, к дереву: что-то теплое и приятное для слуха, издаваемое на высокой громкости, но не рвущее барабанные перепонки. Вот, что для меня "коричневый" саунд - это дерево".

В решимости вернуть утраченное он начал искать кого-нибудь, кто мог бы создать для него совершенный усилитель. Условия были простые - он искал американского производителя с хорошей репутацией в отрасли. В результате, каких-то соображений в составленном им коротком списке компаний появилась Peavey Electronics.

Что же породило этот кризис, или, если угодно, пассаж. Вот как считает инженер по аналоговым разработкам Джеймс Браун: "Он нуждался в различном звучании. К тому времени, его гитарный саунд эволюционировал. Он по-прежнему использовал Marshall для ритма, но для соло он предпочитал головы Soldano, потому, что у них было больше гейна. Поэтому мы пытались создать усилитель, который объединял бы в себе звучание обоих, и мы привнесли несколько новаторских решений, которых вы не найдете в этих старых усилителях". Директор Peavey по взаимодействию с артистами Лен МакРэй соглашается: "Эд - такой же как и все творческие люди: если ничто не бросает ему вызов, ему становится скучно. Я думаю, новые вещи вдохновляют его и подвигают быть более творческим. Я не знаю, завяз ли он тогда в проблеме звука, но он искал что-то новое. Он постоянно эволюционирует - не меняясь радикально, но двигаясь вперед".

А что скажет сам Эдвард? "Я искал большего сустейна", - признается он. "Я хотел чего-либо, что делало бы больше, чем Marshall. Я всегда использовал Marshall на полную, до упора, и все время хотел, чтобы он выдал больше чем на 100%, но он этого не делал. Поэтому мы с Джеймсом создали, такой усилитель, который так может. Я хотел чуть больше гейна, но не настолько, чтобы это было похоже на педаль фуза".

Летом 1990года Эдвард, его жена Валери Бертинелли и его менеджер Барбра Пэйдж отправились в город Меридиан, в штате Миссиссиппи, на разведывательную миссию. Чтобы предъявить Ван Халену все наличествующие варианты, инженеры аналоговой группы выставили целый ряд усилителей на пробу. "Он поиграл через Ultra и VTM", - говорит Браун. "Ему очень понравился VTM. С этого мы и начали наши взаимоотношения - показав все усилители, что у нас есть, чтобы доказать, что мы может сделать стоящий усилитель, что и есть на самом деле. И мы привлекли его внимание, убедили его в том, что мы способны разработать усилитель".

Заинтригованные открывающимися возможностями, Ван Хален и Хартли Пиви отшлифовали все формальные детали, и процесс начался. В то время старший инженер аналоговой группы Джек Зондермайер и Джеймс Браун находились в процессе разработки Classic 50/50 и 120/120 (ламповые рэковые усилители мощности), проекта, который потом оказал существенное влияние на разработку 5150. Браун поясняет: "Обычно, ламповый усилитель имеет ручку подавления обратной связи, обозначаемую как Presence. Она регулирует подавление на высоких частотах. Мы пытались сделать то же самое но уже для низа. Мы предложили систему, которая снижала подавление на фиксированную величину и дали исполнителям возможность самостоятельно регулировать то, как размашисто или туго должен звучать кабинет. А частота, на которой это происходит, зависит от резонанса кабинета, каким бы он не был."

Скомбинировав элементы головы Marshall, схожей с той, что в оригинале использовал Ван Хален, головы Soldano, Peavey VTM и Ultra и контур управления резонансом, разработанный для линейки усилителей мощности, инженеры создали прототип, с основными характеристиками, выдвинутыми Ван Халеном.

В конце 1990 года МакРэй и Браун вылетели в Лос-Анжелес и нанесли визит в студию 5150, переделанный зал для игры в рекетбол, расположенный в холмах над долиной Сан-Фернандес. 5150 (используемое Нью-Йоркской полицией условное обозначение для преступников-психопатов) - это непритязательная 24-канальная студия на холме прямо за sprawning домом Ван Халенов в стиле Тюдор. 5150 - это убежище Ван Халена, мастерская, блокнот для набросков, бочка для раздумий, палата для творчества. Это также стартовая площадка, место, где Ван Хален записал пять мультиплатиновых альбомов - "1984" (1984), "5150" (1986), "OU812" (1988), "For Unlauwul Carnal Knowledge" (1991), "Balance" (1995) - и последующие работы.

Группа к тому моменту наполовину записала "Carnal Knowledge". Инженером и сопродюсером альбома был Энди Джонс, британский студийный ас, обессмертивший свое имя работой с Led Zeppelin и Roling Stones. После демонстрации гостям свежих, с пылу с жару, образцов проделанной в студии работы Ван Хален пошел в студию и включил свой аппарат. Говорит МакРэй: "Он включал предусилитель Soldano в усилитель мощности своей старой головы Marshall, от которой работал кабинет 4х12 с динамиками Celestion двух разных типов". Ван Хален поиграл минут пять, посмотрел на ошеломленного Брауна и сказал: "Вот, что вам надо превзойти".

Собирая все свое самообладание, МакРэ и Браун предъявили прототип 5150. Браун так описывает реакцию Ван Халена: "Он поиграл через усилитель и сказал: "Не могу поверить. Это великолепно. Это звучит потрясающе. Это именно то, что я искал". Он просто влюбился регулировку резонанса, потому что на самом деле трудно получить необходимое количество низа от кабинета, в зависимости от того, где вы находитесь - на сцене или в студии, а эта регулировка дала ему возможность придавать размашистости столько, сколько он хочет." Ван Хален характеризует этот эффект, как увеличение "коричневости": "Мы действительно настраиваем кабинет. Это просто presence для низов. Он может действительно подтянуть низы, так сказать, перемещать намного больше воздуха." МакРэ и Браун начали "считать цыплят". "Мы летели домой, думая, что усилитель у нас в кармане", - говорит Браун. "Затем мы добрались до дома, и через несколько дней раздался звонок: "Он звучит хорошо, но что-то изменилось. Он звучал намного лучше, когда вы были здесь. Теперь он звучит картонно"

Картонно?

Дома, в Меридиане, команда аналогового проектирования приступила к делу, неустанно расшифровывая картонную головоломку. "Мы провели много времени, экспериментируя с настройками", - говорит Браун. "Мы потратили много времени пытаясь выяснить, что же было у Эда на уме. Это проблема общения. Я играю на гитаре, и, казалось бы, мне было бы легче отгадать, но даже в случае двух гитаристов сложно определить такой тонкий нюанс".

В то же самое время отдел разработки проводящих материалов Peavey получил, казалось бы, рутинное задание разработать кабинеты для голов 5150. "По счастью, к тому моменту, как мы встретились с Эдом, мы достаточно углубились в программу разработки динамиков Sheffield", - говорит МакРэй. "Голова и кабинет 5150 разрабатывались совместно. Это одна система: они идеально настроены друг на друга. Команда проводящих материалов, провела над разработкой столько же времени, сколько Джеймс и группа аналогового проектирования провели над разработкой электроники, потому что оказалось, что, то, что мы представляли себе легким проектом, требует полного погружения. Это отразилось на породах дерева, которые мы выбирали и его толщине. Мы специально рассчитали количество слоев и толщину отдельных слоев дерева, когда делали то, что позже превратилось в прямые и скошенные кабинеты 5150. Я убежден, что все, что вы делаете с кабинетом дает свой эффект - иногда едва заметный, иногда радикальный. Все, что вы делаете, сказывается на резонансе кабинета, его выходе, его отклике на высокие и низкие частоты". Браун объясняет: "Это все равно, что делать акустическую гитару. Если вы обрабатываете внутренность акустической гитары одним образом, вы получаете один звук; если вы используете другую деку и другие пружины - вы получаете совершенно другое звучание. Так что это переросло в гораздо более сложный процесс. Мы тогда использовали в наших стандартных кабинетах на 4 динамика семислойную фанеру. В кабинете 5150 мы в итоге заменили ее 11-слойной, которая имела толщину 9/16 дюйма вместо 3/4. Она была тоньше и имела больше слоев, что полностью изменило резонанс кабинета.

Позже в том же году, в отчаянной попытке завершить продукт вовремя, чтобы представить его на зимней выставке NAMM 1991 года, Браун решил отпустить все тормоза. "Я просто закусил удила и добавил в усилитель еще одну лампу 12АХ7, что просто нелепо - никто не ставит пять 12АХ7 в 120-ваттный усилитель". Даже любитель децибел Ван Хален имеет ограничения на увеличение гейна. "Когда мы добавили эту последнюю лампу, - продолжает Браун, - мы подрегулировали количество гейна, которое добавит та, последняя стадия предусиления. Это был один из тех случаев, когда мы начинали с какого-то разумного решения, а типичная реакция Эда была, давайте посмотрим, как это будет звучать, если мы выйдем за рамки здравого смысла. И, когда мы выходили за эти рамки, до самого момента, когда всякий смысл терялся, мы возвращались наполовину назад, и на этом останавливались. Так в основном шла совместная с Эдом работа над всеми проектами, от кабинетов до усилителей, от комбо до гитары - надо всем. Он настаивает на переходе границ здравого смысла, а затем возвращении к чему-то содержательному. И ты попадаешь в цель. Ты не попадаешь, если прицеливаешься точно в мишень. Ты почти попадаешь, если целишься чуть дальше, а затем ты возвращаешься туда, где он хотел бы быть."

МакРэй и Браун вернулись в Калифорнию, чтобы провести, как они полагали, последнюю сессию настроек, но супер-придирчивый Ван Хален не дал благословения.

Картон очень живуч.

Браун и группа разработки снова задумались над загадкой. "Время от времени он употреблял слова, которые я понимал, например "какой тугой низ", или "это звучит гнусаво", но "картонка" попалась не из легких. Я, наконец, пришел к выводу, что картонно - значит безжизненно, плоско, без эмоций. Я додумался до этого, и мы буквально дошли до того, что усилитель практически играет на гитаре за вас. Это настолько за гранью, что гитарист это не полностью контролирует - и это то, что ему нравится. Это как если бы звук убегал от вас, а вы просто повесили на себя гитару, чтобы он в итоге не разогнался и не взлетел".

Анти-картонная Теория Ван Халена звучит следующим образом: "Звучит, как картон, значит звучит очень серединисто, гнусаво. Картонно - это противоположность коричневому - очень зажато и резко. Когда вы услышите, вы поймете, что я имею в виду. Если вы сравните это с коричневым саундом, вы поймете, что я имею в виду, и точно так же не сможете объяснить. Моя философия очень проста: мне нужно, что-то, что как следует наподдаст под зад, но не будет слишком сложным. 5150 очень управляем - если для вас чего-то многовато, вы всегда можете это прибрать - но у вас всегда есть возможность выйти за рамки. Люди не знают, как много я работаю ручкой громкости на гитаре. В паузах я ее полностью убираю, потому что если я оставлю все, как есть, начнется визг. Но мне нравится иметь пространство, знать, как далеко можно зайти и иметь возможность затем немного отступить. В то же время, это просто ламповый усилитель: никакого барахла вроде MIDI, никаких сложностей, это попросту усилитель".

Поднятые по призыву, инженеры Peavey изготовили пять прототипов, а МакРэй и Браун сделали семь поездок в Калифорнию. Наконец, летом 1991 года, Джеймсу Брауну улыбнулась удача. "Был довольно поздний вечер, когда мы закончили последние наладки, и Эд окликнул Энди Джонса и попросил его подойти. Они записали что-то сыгранное через усилитель на ленту, чтобы убедиться, что он хорошо записывается, что, как я подумал, очень здорово." В этот момент замаячил финиш. Эд благословил 5150 и отправил гостей назад, в Миссиссиппи.

После последних подчисток Peavey Electornics отправили усилители и кабинеты 5150 в производство 31 июля 1991 года. О них постоянно шла молва. "Люди услышали о них летом еще до того, как мы их представили, потому что Эд начал говорить об этом в интервью", - говорит Браун. "Мы начали рекламу в конце года, и мы начали продажи еще до того, как ее увидели. Несколько штук мы продали перед Рождеством, в том же году, а затем показали их в январе, и конечно все с ума посходили". Peavey и Эдвард Ван Хален официально представили 5150 на зимней выставке NAMM 1992 года в Анахайме (Калифорния).

Комбо 5150.

В конце 1993 года Peavey и Ван Хален объединили усилия над следующим проектом: вариантом 5150 в виде 60-ваттного комбо 2х12 с закрытой задней стенкой. Джеймс Браун вспоминает, о схожести ситуаций: "Кажется, что всякий раз, как мы с Эдди работаем над усилителем, на это всегда накладывается другой важный проект, над которым мне приходится работать. В этом конкретном случае Джек Зондермайер и я находились в середине разработки серии TransTube, на что ушло два или три года. И пока мы все еще были этим заняты, мы начали работать над комбо 5150". По словам Ван Халена, он "хотел что-то, чтобы имело всю суть стека в рамках небольшого полупортативного устройства. Это весит прилично, но имеет небольшие размеры и может поместиться в багажнике машины".

Браун и группа аналоговых разработок решили, что превращение будет достаточно простым. Фактически базовый прототип представлял собой голову 5150 привинченную к кабинету 2х12. "Мы сделали уполовиненную версию головы, убрав две лампы и поменяв трансформаторы", - говорит Браун. "Мы попросту урезали мощность до 60 ватт и уменьшили вдвое количество динамиков до двух."

И дело в шляпе, да?

К сожалению, динамика оказалась не та. Подумайте об этом, как о звуковом Дарвинизме. "Это обернулось полным перепроектированием", - говорит МакРэй. "Я думаю, с точки зрения требований к саунду Эдди немного изменился во время записи Balance, так что то, что нам было нужно от комбо тогда, когда мы в первый раз повели об этом речь, и то чем все завершилось оказалось абсолютно разными вещами".

Кажется, что Эдвард, так сказать, очистил свой звук. "Он использовал тогда более чистый звук, - говорит Браун, - так что мы провели много времени, работая над чистым каналом, чтобы добиться большей гибкости". Как ни странно, во время работы над 5150 чистый канал был спорным вопросом. "Эд даже не хотел чистого канала, - говорит МакРэй, - потому что для достижения более чистого звука он использовал ручку громкости. Мы уговорили его сделать второй канал из маркетинговых соображений". Ван Хален признает свой скептицизм: "Я не понимал, как много людей любят чистый канал. Все, что я хотел в начале - это усилитель с одной ручкой. Вы ее поворачиваете и получаете замечательный звук и точка. Но это было не по делу, потому что людям нравится варьировать свой звук. Это уже Хартли сказал: "Эй, люди любят и чистый звук". Так что для меня это было сложно. Только кудесник Джеймс смог сделать это реальным, потому что очень сложно получить такой перегруженный звук и заставить ту же самую секцию усиления мощности выдавать чистый звук. И ему удалось это сделать, не идя на компромиссы. Думаю, это прибавило ему седин, но он сделал это".

Проектирование корпуса было непростым занятием. "Это было трудно", -говорит Браун. "Мы сделали четыре разных кабинета для комбо, и в итоге выбирали между двумя из них. Один имел несколько размашистый низ, а второй - настоящий плотный низ, ближе к тому, что выдавал наш оригинальный кабинет с четырьмя динамиками. Они такой же конструкции, из такого же материала. В центре отражательного экрана, он имеет стойку, которая упирается в заднюю стенку, все те детали, которые делали большие кабинеты, тем что они есть. Мы перенесли это все в уменьшенный кабинет. Вы реально не можете получить из половины кабинета столько же низа, сколько из целого кабинета - она не качает точно так же. Но этот кабинет имеет те же качества, ту же интонацию, он по сути звучит как настоящий большой кабинет, но несколько меньшим низом. А управление резонансом позволяет достичь, необходимых размашистости, и количества теплого низа".

В январе 1994 года МакРэй и Браун доставили Ван Халену два прототипа; он выбрал тот, что имел более плотный низ. Браун затем, прямо в студии, добавил к этому экземпляру контур реверберации. Опять Ван Хален ликовал. "В этот момент мы чувствовали себя так, как тогда, когда мы привезли первую голову", говорит Браун. "Я вернулся и начал делать то, что как я думал было финальной версией"

Дежа-вю?

"Опять раздался звонок, и Эд предложил: "Было бы здорово, если бы у него ручки не торчали спереди, а были сзади". Ван Хален отстаивает свое убеждение: "Это дает лучший доступ тому, кто сидит. Если вы играете в маленьком клубе, вам не надо садиться на корточки, чтобы подкрутить громкость".

Снова к кульману. "Нам пришлось начать все сначала, - говорит Браун, - потому что пришлось изменить всю компоновку. При проектировании усилителя компоновка может иногда влиять на то как ведет себя электроника и звук, точно также, как компоненты и схема, просто от того, как все расположено. Разработка продлилась на месяцы. Что мы сделали, так это взяли то, что считали финальным вариантом, и перекомпоновали так, чтобы ручки были сзади. И мы представили ему это через несколько месяцев. Это было как раз перед летней выставкой NAMM 1994 года, где мы представили модель. Но, когда мы вернулись с выставки, Эдди захотел немного его немного доделать, так что я придержал его отправку в производство".

В ноябре МакРэй и Браун вернулись в студию 5150. "Делая последние доводки в усилителе, - говорит Браун, - мы поняли, что нам надо сделать с каналом соло, коне что, что нам не было нужды делать на мощной голове. Мы постарались сделать канал соло более плотным, потому что при на 60 ваттах очень легко исчерпать запас мощности и в итоге зазвучать неряшливо. Второй причиной было то, что при записи альбома "Balance" Эд для более чистого звука снова вернулся к своему Marshall, после того как некоторое время им не пользовался. Ему не хватало плотности гейна. Это эволюция: Эд эволюционирует и мы вместе с ним и меняем усилитель, чтобы удовлетворять его потребностям. Итак, в какой-то момент мы завершили работу над усилителем, насколько мы себе это представляли и отправили его в производство в январе 1995 года, как раз перед NAMM".

В то же самое время Ван Хален начал репетиции своего мирового турне в поддержку "Balance", во время которого он планировал обкатать комбо.

И снова дежа-вю.

"Эд отправился в репетиционную студию и начал играть через него", говорит Браун. "Затем он позвонил и сказал: "Очень похоже, но не совсем то". Он старался играть так же громко, как привык, что конечно даже не входило в наши намерения. Мы и не пытались сделать что-то, что звучит также как полустек".

Неудержимый, Браун остановил производство и аналоговые инженеры провели следующие полгода, доводя чистый канал. И только летом 1995 года, когда группа проезжала через Юго-Восток США, Эдвард завернул в Меридиан, проконтролировал последние доводки и дал "добро" на производство. "Нам пришлось немного поработать, чтобы получить от двух динамиков такой же выдох, как от большого кабинета", - свидетельствует Ван Хален. "Но Джеймсу удалось это сделать. Я не знаю ни одного другого комбо на рынке, которое качало так же как это. Оно звучит не как комбо, оно звучит как стек".

Гитара Вольфганг.

В конце 1994 года Эдварда Ван Халена перестала удовлетворять компания Ernie Ball/Music Man, которая производила его подписную гитару. Из-за связи с Music Man Peavey Electronics не настаивала на его участии в гитарной программе. По словам МакРэя, "Это не казалось правильным. Он знал, что мы производим гитары. Он был на фабрике. Он был в курсе того, что мы делаем, поэтому мы оставили все, как есть. Я чувствовал, что если он заинтересуется, то сам сделает первый шаг. И, наконец, так оно и случилось. Я думаю компания себя зарекомендовала. Мы зарекомендовали себя с точки зрения маркетинга и продаж. И, возможно, главной причиной было неукоснительное качество продуктов, которые мы выпускали с его именем. Он начал верить в способность компании достойно выступить, и как только ситуация с гитарами обозначилась, он связался с нами, и начался процесс разработки." Браун почти повторяет это заявление: "Я думаю, способность держать планку была одной из вещей, которые впечатлили Эда в начале проекта с усилителями. Он поверил в способность Peavey делать вещи на уровне. Это же касается и гитарной программы"

Представляем Peavey Wolfgang: еще один наглядный пример эволюционного дизайна. "Wolfgang начинался, как очень близкая версия его предыдущей гитары", говорит МакРэй. "Но в чем дальнше шел процесс разработки, тем дальше мы от этого удалялись. То, что мы получили во многом абсолютно отличается от того, что мы выбрали в качестве отправной точки". По словам инженера по проектировани. Гитар Peavey Джима ДеКола, "Это была эволюция. Мы шаг за шагом рассмотрели все параметры и факторы и нашли то, что искал Эд, и это определило результат - гитару".

Какие же были основные изменения и доработки?

Отвечает Ван Хален. "Есть три вещи, которые в первую очередь отличают Wolfgang. Номер один - это сведенный верх, что труднее сделать, и дороже стоит, но в то же время гитара на самом деле дешевле, чем Music Man. И в этом прелесть Peavey. Это крепкий американский продукт, и он вполне на уровне Les Paul высшего качества. Второе - на ней стоит D-Tuner, это запатентованное устройство представляет собой маленький цилиндр, надеваемый поверх зажимного винта на 6 струне, который дает возможность опустить ее строй в Ре. Это просто элементарно. Я удивлен, что никто до этого не додумался. И оно прекрасно держит строй. И номер три - из-за сведенного верха, угол грифа несколько другой. Гриф чуть-чуть отклонен назад, чтобы было комфортнее играть."

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

Тесно работая вместе с Ван Халеном, ДеКола отвечал за процесс разработки. Чрезвычайно важно было выбрать дерево, решение определяемое звучанием, эстетикой и весом. Корпус Wolfgang делается либо из куска липы (мягкое, светлое дерево) либо липы с фигурной кленовой крышкой. "Липа - это легкое дерево", - говорит ДеКола. "Оно дает гитаре резонанс. Оно дает насыщенный округлый низ, и мягкий верх. Сведенный верх придает массивности, а клен подбавляет середины и увеличивает сустейн. Эду нравится звучание обеих моделей, и он находит каждой свое применение. Сорт липы был определен в результате известных исследований. Мы берем только определенный сорт". Гриф и накладка выполнены из северного клена "птичий глаз" (твердое, плотное дерево). "Гриф выполнен из одного куска с отдельной накладкой, вырезанной из того же куска дерева", продолжает ДеКола, "что дает лучшее совпадение характеров дерева и более стабильную конструкцию. Гриф полируется маслом, так что он не скользкий и не липкий, как лакированный гриф.

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

И конечно эти "глазки" бросаются в глаза".

Почему липа и клен "птичий глаз"? "Это то, что я использовал годами", -говорит Ван Хален. "Это то, из чего была сделана Music Man, и это созвучная комбинация. Это, то, что работает на меня. Я не намерен пытаться заставить весь мир использовать мои инструменты - это не моя жизненная цель. Но если кто-то их хочет, то они доступны ".

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

Корпус Wolfgang отличается от Music Man в нескольких отношениях. Помимо упомянутой кленовой крышки, сами очертания эволюционировали в асимметричный дизайн. "Спереди верхний рог был увеличен, чтобы это выглядело, как что-то среднее между однорогим и двурогим дизайном", -говорит ДеКола. "Сзади верхний рог, был сдвинут в том же направлении. Мы используем контрастную по цвету окантовку, чтобы подчеркнуть силуэт. Изменение очертаний корпуса, этот сдвиг, не только делают внешний вид более стремительным, но и придают лучший баланс. Точка баланса сдвинулась, из-за того, что со стороны верхний край рога удлинился. Так что, стоите вы или сидите, гитара не перевешивает в сторону грифа или корпуса".

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

Переделанный по спецификациям Ван Халена гриф Wolfgang также несколько изменился. "Гриф у верхнего порожка шире, чем старый гриф", - говорит ДеКола. "Эд остановился на 15-дюймовом радиусе, который позволяет ему чище выполнять поддтяжки, выше по грифу". Для большей стабильности и сустейна гриф усилен двумя полосами графита, уложенными параллельно по обе стороны анкерного канала. Лады типа умеренного Jumbo. "Они высокие, как jumbo, - продолжает ДеКола, - но они немного поуже, так что на высоких ладах не так тесно."

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

Ван Хален искренне убежден, что, для достижения максимального сустейна, все компоненты гитары от порожков до датчиков и тремоло, должны быть зафиксированны и не ходить ходуном. "Все должно быть присоединено", -настаивает он. "Именно так я поступал на протяжении лет. С того момента, как я стал собирать мои собственные гитары, я всегда прикручивал все прямо к дереву. Это, по-моему, имеет смысл: если все присоединено, то будет больше звука". Гриф Wolfgang прикручен прямо к корпусу - никаких подкладок, или регулировок наклона грифа. "Эд, хотел сделать все максимально цельным", -говорит ДеКола . "Мы использовали утопленые, зенкованные шайбы и болты и не использовали пяточную пластину. Это дало нам возможность придать пятке очертания, делающие ее более удобной, когда вы играете вверху грифа. Тремоло ложится в уровень с корпусом. Эду это нравится, потому, что так мы получаем больше резонанса и исчезает свойственная подвешенным тремоло тонкость звучания. Если вы порвете струну, оно не расстроится.

Van Halen и Hartley Peavey  в гитарной мастерской

Если он берет звук на толстой струне и подтягивает тонкую, оно не расстроится".

Наклоненная назад голова грифа Wolfgang также имеет характерный дизайн. "Хартли и я похимичили, - говорит Ван Хален, - и вот к чему мы пришли. Это выглядит как Wolfgang, у него есть характер." По словам ДеКола, наклон в 10 градусов усиливает давление струн на верхний порожек. Для того, чтобы уменьшить размер головы грифа, ДеКола разработал ступенчатую конфигурацию колков в два ряда по три, которая обеспечивает натяг струн строго прямо вдоль грифа через порожек до самых колков. Колки также установлены так, чтобы доступ к ним был удобнее. Каждая гитара укомплектована хромированными компактными колковыми механизмами Schaller с колками перламутрового или сливочного цвета, в зависимости от окраски гитары. Для придания гитаре большей индивидуальности в голове был "вычерпан" небольшой некрашеный зарез.

Другие новшества включают в себя регулировку анкера, дополнительный анкер и расположение органов управления. "Регулировка анкера, вместо того, выступать из головы грифа", говорит ДеКола, "находится на его противоположном конце. Она представляет собой колесо регулировки за со свободным доступом за последним ладом и позволяет без проблем регулировать анкер; для этого можно использовать любой небольшой инструмент. Так же мы пришли к дополнительной системе регулировки напряжения грифа двойного действия, которая ко всему может быть изъята. Если вам надо ее заменить, вы просто ослабляете ее и вытягиваете наружу". Трехпозиционный переключатель расположен в традиционном лесполовском стиле на верхнем роге, но его положения зеркальны: положение вниз включает передний датчик, а вверх - задний. Ван Хален предался этой ереси, в целях удобства двуручного теппинга. "Проблема была в том, что когда я начинал играть теппингом, перемещая правую руку к грифу, я имел обыкновение задевать переключатель. Моя рука была как раз над ним. Так что я его перевернул и все стало замечательно. Это наоборот, по с равнению с Les Paul, но кто сказал, что вниз, это обязательно задний датчик?" Обратные положения, также упрощают переключения между датчиками для ритма или соло. "Если вдуматься, это имеет смысл", - говорит ДеКола. "Если во время соло переключаетсь на задний датчик, то проще откинуть переключатель вверх и тут же вернуться к игре, чем переключать его вниз, а потом возвращаться к соло."

Разработка звукоснимателей была постепенным процессом. "В качестве отправной точки были взяты звукосниматели, с такими же параметрами, как у тех, что Эд уже использовал. "Но, по мере того, как эволюционировала гитара, изменилось и то, как датчики соответствовали ее звуковым параметрам". Послушав первые прототипы, Эдвард сказал ДеКола, что "они звучат, как бетон, их надо доработать".

Бетон? Картон в высшем проявлении?

"Точно" - разражается смехом Ван Хален. "Бетон - это самое худшее. Это звучит холодно и жестко, что я не люблю. Я люблю теплый, мягкий, но в то же время мощный звук".

"Мы сменили несколько типов проволоки, вариантов намотки и магнитов, как в заднем, так и переднем звукоснимателе, пока не пришли к тому, что понравилось Эду", - продолжает ДеКола. "Они оба хамбакеры, но интонированы по-разному для каждой позиции. Он хотел, чтобы из передний датчик выдавал более пустой звук, и он хотел, чтобы задний датчик хорошо прорезал, но при этом выдавал прилично низа. Мы остановились на нерегулируемых датчиках, привинченных непосредственно к корпусу, что уменьшает заводки на большой громкости, а также улучшает звук".

"Звукосниматели были попросту настроены под мой слух", - говорит Ван Хален. "Они присылали мне их, а я говорил, что мне не нравится. Датчик - несложный прибор. Это просто сердечник, обмотки и магниты. Больше обмотки и более сильные магниты делают датчик горячее, а если сделать наоборот, он будет послабее. Я такой придира, когда речь идет о звуке, что это доходит до смешного. Я могу определить, когда одна из ламп в предусилителе садится. Не то, что бы я имел такой утонченный слух - это больше вопрос ощущений. Если ты играешь и пропадает толика сустейна, это либо лампа, либо датчик, либо что-то еще. Твои уши все различают".

EVH Wolfgang выпускается как с фиксированным задним порожком, так и с тремоло-системой. Модель с фиксированным порожком оснащена утопленным порожком в стиле "tune-o-matic" с тэйлписом. Также утопленная тремоло-система представляет собой лицензированную модель Floyd Rose. Исключительной деталью этого тремоло является запатентованный Ван Халеном механизм понижения строя на 6-й струне. "Эд разработал D-tuner вместе с Адамом Ривером", - говорит ДеКола. "В его репертуаре есть несколько вещей, которые требуют опущенного строя, а в системе с запирающимся порожком нереально перестроиться на ходу. D-tuner скользит вдоль винта зажима струны в седле Floyd Rose и сдвинутый назад опускает строй 6-й струны на тон. Таким образом, ему не требуется отдельная гитара для опущенного строя".

Насчет других вариантов Wolfgang. "Есть всевозможные модели, которые я хотел бы представить, - говорит Ван Хален, - но сначала мы решили представить на NAMM только одну - со сведенным верхом, флойдом и двумя датчиками. Мы собираемся выпускать их шести цветов: янтарный, лиловый, красный, табачный санберст, черный и слоновая кость. И я хочу представить версию с синглами и пьезодатчиками. Просто Хартли не хотел смущать людей выпуская сразу много моделей, так что мы начали с одной".

Во время тура "Balance" Ван Хален обкатал шесть прототипов Wolfgang. "По-моему, мы сделали десять или двенадцать гитар, с которыми я забавлялся, - говорит Эдвард, - и каждая немного отличалась от остальных - не радикально, но конфигурацией датчиков." Самое интересное - это гитара с пьезодатчиками. "Мы поставили на одну гитару задний порожек с пьезосистемой, - говорит ДеКола, - графитовыми седлами от Майка Кристиана и предусилитель. У нее есть регулировка громкости для магнитных датчиков, регулировка для пьезодатчиков и стереовыход. Эд использует ее на одной песне ("Can't Stop Lovin' You"), где он переключается между акустическим и магнитным звуком. Он пропускает сигнал с пьезодатчиков через усилители мощности и мониторы, а сигнал с магнитных - через свои обычные усилители".

Теория Ван Халена касательно ручки громкости: "Если вам нужно улучшить тембр, прибавьте громкости. Громкость и есть тембр".

Вот он спор о ручках громкости и тембра. По словам ДеКола, "оригинальные прототипы имели две ручки громкости. Эд использовал оба датчика и переключался между ним, но его слишком напрягала необходимость регулировать две громкости, так что решил что громкость будет одна". Хартли Пиви предлагает две ручки - громкости и тона. "Я до сих пор пикируюсь с Хартли", - говорит Ван Хален. "Я так долго был "одноручечником", так что ручка тембра для меня практически бесполезна - я ее просто выкручиваю до упора. Так что мое предложение было сделать две ручки громкости, так чтобы можно было варьировать динамику, переключась между датчиками: убрать на одном громкость и переходить от громкого к тихому звуку. С другой стороны, для того, чтобы сделать "промежуточный" звук с двумя ручками, придется столкнуться с трудностями, убирая обе громкости одинаково, чтобы получить это звук. Я долго колебался, но будет все же ручка тембра".

Peavey Electronics и Эдвард Ван Хален представили Wolfgang на зимней выставке NAMM 1996 года. Ключевое слово, описывающее Wolfgang - универсальность. "Это хорошая гитара, вы можете использовать ее в любом стиле", - предлагает ДеКола. "Wolfgang может быть потрясающей блюзовой гитарой, или джазовой или кантри-гитарой. Это не просто рок-н-ролльная запильщица."

Наследие Ван Халена.

В чем преимущества сотрудничества с Ван Халеном? Стоит ли хлопот его придирчивость и невыносимая въедливость?

Джеймс Браун: Он действительно придира, но это и делает наше соглашение с ним таким ценным. Он не из тех парней, что говорят, хорошо, где надо подписать? Этот усилитель сделан для него и он должен быть в порядке.

Когда мы начали проект 5150, особенно когда мы делали кабинеты, мы думали достаточно шаблонно: кабинет - это просто кабинет. Есть множество вещей, которые вы принимаете за незначащие, такие нюансы, какое дерево вы используете или как вы присоединяете отражающую переговорку, и тому подобное. И первое, чему нас заставил научиться Эдди - это тому, что все это имеет значение - все. Если вы измените способ крепления baffle к кабинету -это радикально изменит его звук. Это стало полезным уроком для серии TransTube и всех других проектов, которые я впроследствии делал. Он помог нам понять, что все работает в совокупности и все имеет значение.

Лен МакРэй: В любое время Эд мог взять телефон и позвонить в Токио, или заставить своего менеджера позвонить в Нью-Йорк в магазин Manny's или C&C Music в Далласе или Дику Румору в Тампе и заказать комбо, гитару, голову 5150 и кабинет, чтобы доставить их в студию,и подключитсья. И если он не мог бы взять что-либо из этого оборудования с собой на сцену и отыграть на нем концерт, то, по его мнению, оно было бы не в порядке. Это сильно.

ДжимДеКола: Когда Эдди был в Берлине, он буквально разобрал гитару на части и собрал обратно, просто, чтобы узнать, как она работает. Он был просто, как маленький ребенок. Я понял как внимательно он изучает каждую деталь. Не только видимые вещи, а все. Это помогло мне осознать, какая серьезная у меня работа. Я это очень ценю.

У Эда репутация гитарного мастера на все руки, все время работающего со своими гитарами, делающего гитары. Он работал с нами очень близко, и ему нравится тот факт, что он был вовлечен в процесс разработки, и что это постоянный процесс.

Наследие Peavey

Какие преимущества сотрудничества с Peavey Electronics?

Эдвард Ван Хален: Я думаю, это место с семейной атмосферой. У них как дома. Все в курсе всего, и это просто место, где хорошо находиться. Они гордятся тем, что делают, и это великолепно. Очень немного американских компаний имеют такой дух. А усилители 5150 - таких усилителей не было, пока мы их не сделали. У вас были Marshall, у вас были Hiwatt, у вас были Vox, что угодно, но ни один усилитель не дает того, что дает 5150. Он делает вещи, которые Marshall не может, правда и Marshall может то, что не может этот усилитель. Но я задавался целью сделать имеено то, чего не может Marshall, и мы с этим справились. Вот поэтому я хотел бы делать вторую версию 5150, чтобы получить и то, что дает Marshall.

2000, источник - Peavey,
перевод - Александр Авдуевский