Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
Служители церкови Металла

Верховный жрец Дэйв Мастейн и служитель Марти Фридман возвращаются к металлическому алтарю с последним творением "Cryptic Warnings".

Джефф Киттс:"Я не помню клятв о том, чтобы быть музыкальным господином для лишенного прав юга Америки, но я все же занимаю подобную позицию", - говорит Дэйв Мастейн. "Мы не собираемся меняться только потому что меняется ситуация на музыкальной сцене. Это как если бы Mersedes вдруг начал выпускать автомобили типа Volkswagen - люди бы уписались просто. Наши фэны рассматривают нас как Mersedes металла." Если это правда, то последние Cryptic Writings (Capitol) Megadeth ясно показали, что они еще могут засунуть всем пистон... Наслаждение, получаемое от прослушивания альбома, не показывает, что Мастейн, гитарист Марти Фридман, басист Дэвид Эллефсон и ударник Ник Менза готовы оставить их фирменную спид-риффовую атаку в пользу большей альтернативы, гранжа, панка, попа, или электроники. Может, времена и в самом деле меняются, но Megadeth не выдают дерьма.

"В этом альбоме есть агрессия, которую вы не ожидаете от Megadeth", - говорит Фридман, - "но также и неизменное качество, которое делает эту запись такой, что вы ее захотите слушать и через двадцать лет".

Guitar World: "Cryptic Writings" - седьмой альбом группы. Как он вписывается в общую схему того, что делали Megadeth до сих пор?

Дэйв Мастейн: Я вижу его таким, каким, он и должен быть сейчас. Мы были около этого долгое время и платили за это. Пару наших других записей мы делали раньше, были так себе, и просто они ползовались большим успехом, чем они того заслуживали. Я думаю, что если бы альбом "Countdown to Extinction" (1992) вышел после "Youthanasia" (1994), он был бы более массовым, значил бы больше, чем получилось. Но, скажу я вам, когда вы довольны жизнью, вы можете оглядываться с удовлетворением на то, что вы сделали, - это то, что я испытываю сейчас. Вы знаете, Оззи Осборн единственный человек кроме меня, который был в двух грандиозных хэви-металлических группах. Оззи и я совсем разные, но во многом мы похожи - мы оба выживаем в такой ситуации.

GW: В таком случае, не легче выбрать одну из групп?

Мастейн: Нет, не легче. Если бы Оззи создал новую группу на основе материала предыдущей своей группы, как было со мной, это возможно объяснило бы некоторые его позиции и поведение. Но мои позиции в прошлом не были образцовыми и, вероятно, можно было бы сделать все гораздо лучше, но нелегко быть музыкантом, который записывается, всегда на глазах у публики и постоянно в разъездах. Родственники просили меня заниматься любовью с их женами - это было просто жутко. Я имею в виду, когда последний раз ваши родственники просили вас заниматься любовью с их женами?

GW: (пауза) гмм... никогда.

Мастейн:Вот и я об этом. Никогда таких вещей не понимал. Может, это был для них путь завоевать уважение особым способом (потому что их жену спит со "звездой"). Но на самом деле очень непросто с такими вещами иметь дело.

GW: Марти, что ты думаешь о "Cryptic Writings"?

Марти Фридман: Важно не как он "вписывается" в общую схему того, что делали Megadeth, важно то, как он "вписывается" в общую картину рок-музыки и музыки для молодежи в особенности. Если бы я рос в это время, и мне было бы сейчас лет 15, я бы был лодырем, потому что единственным, что формировало бы меня в плане музыки, была компания современных певиц. Когда я рос, вокруг происходило много интересного в гитарной рок-музыке - это было здорово, захватывающе и рискованно слушать рок-музыку в то время. Вокруг тяжелого рока происходило что-то злое и неприличное (может, имеются в виду различного рода сплетни и скандалы из-за содержания песен - прим. пер.), и я думаю, что это был недостаток тех дней. Мы в новом альбоме выразили то, что мы чувствовали, не выходя за рамки приличия.

GW: По характеру текстов в "Crypting Writings" подобен "Countdown to Extinction" и совсем не похож на "Youthanasia", в последнем идея была несколько ниже стандартов Megadeth.

Мастейн: Согласен на все сто. Но думается мне, что если бы вы были там, во время написания "Youthanasia", вы поняли бы, почему так произошло и почему Макс Норман не стал продюсировать этот альбом. У Макса дурацкая идея о том, что каждая песня должна быть в темпе 120 ударов в минуту (самый ходовой, средний темп, хотя, я не сомневаюсь, что посетители Guitars.ru, уверен, все это и без меня знают - прим. пер.), чтобы крутить ее на радио. Но очевидно, кто-то забыл сказать радио, что эта формула не работает. Замедление очень быстрых песен разрушает их, так же, как и увеличение темпа медленных разрушает их. Я все еще уверен, что много на самом деле классных песен на этом альбоме и не жалею, о том, что он вышел таким, какой он есть.

Когда люди принимают радикальные решения вроде этого, это обычно возвращается к ним и заканчивается тем, что стоит им работы.

GW: Это объясняет тот факт, что вы пригласили другого человека продюсером для "Cryptic Writings". Но кантри-гитарист, как Данн Хафф - странный выбор для продюсера металлической команды.

Фридман: В этом и смысл. Я думаю, что Макс, являясь металлистом, был в своей тарелке, когда работал с нами. Мы можем хэви-металл играть даже во сне, нам не нужен пятый член группы, это для нас перебор. В сравнении с Максом, Данн не имеет никакого отношения к металлу, его корни в музыкальном смысле слова совсем другие, но мы все очень уважаем. Я всегда его уважал как гитариста; каждый раз, когда я слышу "Shania Twain" или другую песню в стиле кантри с классным соло, я знаю, что, возможно, это играет Данн.

GW: Почему вы думаете, что вам надо брать уроки у кого-либо?

Мастейн: Потому что я слышал парня, у которого замечательная координация правой и левой рук и чистый, бриллиантовый звук, - и я тоже захотел такой звук. Я еще в поиске своего звука и думаю, что когда-нибудь я его найду. Это хорошо, это значит, что я продолжаю улучшать свою игру. Я давно понял, что люди, которые думают, что знают что-то, на самом деле этого не знают, и наоборот. Я не говорю, что мне нужны уроки, мне этого не нужно, я знаю, что сам могу становиться лучше.

GW: Марти, Данн научил тебя чему-либо как гитарист?

Фридман: Одно из лучших, чему я от него научился, это неожиданные окончания соло. Большинство заканчивают соло прямо там, где вступает вокал, но Данн научил меня, что, начиная и заканчивая соло не как обычно, можно сделать песню намного лучше.

GW: В конце 80-х и начале 90-х Megadeth соответствовали огромному количеству фэнов и команд, число которых сейчас резко сокращается. Прошли "металлические" годы?

Мастейн: Я понимаю, о чем вы. Этого всего было очень много, существовало как бы целое хэви-металлическое общество и это возвращается. Всегда появляются команды, которые несут что-то новое, или быстрые, или чем-то лучшие, чем другие, которые найдут своих слушателей. Например, Exodus и Venom, недавно распались, Metallica предполагают выпустить новый альбом в конце года (идет речь о "ReLoad" - прим. пер.). Люди разочарованы последним альбомом Metallica "Load", я думаю, это позор. Джеймс (Хэтфилд) все еще один из моих любимых ритм-гитаристов мира. Джеймс, Малкольм (Янг) и я изменили музыку так, как никто. И я помню, когда я и Джеймс собрались и начали играть - никто не мог соперничать с нами.

Вы знаете, я могу играть на гитаре так быстро, как никто. Это очень удобно, - если хотел играть все время, я так и делал (когда пришел в Metallica). Если музыкальная сцена возвратится к временам speed-а, trash-а, death-а или какого бы то ни было металла, мы тогда сделаем еще один "Rust In Peace".

GW: Можете ли вы точно указать момент в вашей карьере, когда вы почувствовали, что вам не нужно больше дробить, убивать и уничтожать с каждым риффом и каждой песней.

Мастейн: Когда аудитория перестала быть стопроцентной, может быть (смеется). В самом начале, если бы ты прошел сквозь публику, это было бы как прогулка в тюрьме Алькатрас. Но мы становились более популярными и начали собирать более широкие аудитории, мы делали так, что было много музыки, которая вообще-то не была в темпе 120 ударов в минуту (улыбается), или 300 b.p.m. (beat per minute - ударов в минуту - прим. пер.)

GW: Имеет ли музыка Megadeth какое-либо отношение к вам?

Мастейн: Если бы Megadeth были в 60-х, то мы бы назывались The Who. А если бы "Killing Is My Business" (1985) вышел бы сегодня, он был бы как Fear Factory или нечто подобное.

GW: Давайте поговорим о ранних работах группы. Ваш третий альбом 1987-го, "So Far, So Good... So What!" рассматривается многими как провал Megadeth. Что тогда случилось?

Мастейн: Во многих смыслах этот альбом неудачный. Я был на Вудстоке, был болен, все вокруг казалось сумасшедшим. Этот парень (со-продюсер), Пол Лани, ходил по лесам, собирал яблоки и кормил ими ланей, пока мы пытались сделать запись. Я подумал: "Лань ест только шкурку от яблока и ей плевать, что само яблоко лупленое и пустое!" Мы сводили этот альбом дважды и так и не получили хорошего микса, - все тонуло в реверберации. К этой записи мне хотелось бы вернуться и свести ее снова, но вы знаете, что сделано, то сделано. Когда Джимми Пейдж вернулся и переделал песни для ремастеринга, то для меня, например, это было кощунство. Я имею в виду, что я приучил себя слышать все эти маленькие шумы.

GW: А "Rust In Peace"?

Мастейн: "Rust In Peace" - это результат стрельбы из четырех в произвольных направлениях. То есть, мы были бешеными, играли дерьмо, которое было невероятно простым, потому что могли (и еще можем, думаю, это видно в таких новых песнях, как "Vortex"). Мне бы хотелось посмотреть на студентов, обучающихся игре на гитаре, которые пытаются играть этот рифф в конце песни без моей помощи - это трудный, навороченный рифф, очень похожий на гитарные партии в "Rust In Peace".

GW: "Countdown to Extinction"?

Мастейн: Группа уже начала чувствовать успех, но была вовлечена в рутину. Я находился на сиденье водителя, когда мы записывались, и был уверен, что все идет, как по маслу. Чтобы дать вам представление, в какой заднице мы тогда были, я скажу, что у нас был гитарный тюнер, сделанный так, что когда мы делали бенды, он переставал работать прямо на этот моменте. И это еще что. И тогда мы начали делать "Youthanasia", "Countdown " уже стал таким массовым, что мы отдыхали и упивались лаврами.

GW: Как вы двое делили гитарные партии на "Cryptic Writings"?

Мастейн: Я играл все ритм-партии и половину соло. С Марти хорошо работать в том смысле, что я могу сказать: "Мне не нравится этого соло", - и он делает еще лучше. Марти - поразительный гитарист, но я не могу сказать вам, как много его идей я забраковал. Но я знаю, что нельзя все время заставлять его придумывать новое соло, приходит момент, когда нужно прекратить поиски лучшего (это тогда, когда я просто в восторге от того, как он играет).

GW: Соло на "Cryptic Writings" дают понять вашу скорость как соло-гитаристов.

Фридман: Мы не хотим откатываться назад. Если нужен взрыв энергии и шквал эмоций в гитарных партиях, черт побери, мы делаем это.

GW: Марти, какое основное оборудование ты используешь в студии?

Фридман: Главная основание для того, чтобы всегда иметь самое основное, в том, что я знал, например, что мы едем выступать "живьем", и не хотел иметь дело с двумя грузовиками оборудования каждую ночь в туре. Мне нужен был простой, узнаваемый звук в студии. Я использовал мой именной Jackson и усилитель Crate Blue Voodoo как отправную точку для всего материала на записи. Конечно, мы меняли оборудование для отдельных звуков, акустических партий и партий, звучащих на заднем плане. Но на концерте ты должен играть основные партии. То есть, я не отклонялся сильно от основной моей основной экипировки в студии, хотя я использовал много педалей. Данн пришел с чемоданом, полным педалей, и я оказался как ребенок в кондитерской лавке, пробуя все эти педали и находя для них место на записи. Моя любимая педаль - это неизменно Electro-Harmonix Zipper. Я также использовал Expandora, MXR Phase 90 для соло в "Almost Honest" и кучу страшных вещей, которые выглядят так, как будто сделаны в чьем-то подвале.

август 1997 , перевод - mike_K