Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
VAN HALEN

Сегодня только идиот не заметит изменений, потрясших лагерь Van Halen.

Певец Sammy Hagar ушел, от его золотистых локонов остались одни воспоминания. David Lee Roth, отсутствовавший более десятка лет, вернулся, чтобы появиться на паре новых песен, вошедших в сборник Greatest Hits, вообще первом подобном альбоме группы. Но, несмотря на лихорадочные спекуляции вокруг возможного возвращения великого вокалиста в группу, судьба (а, скорее, Eddie) распорялдилась иначе: Roth ушел во второй раз в истории Van Halen. Разумеется, у Van Halen были серьезные причины избегать воссоединения, которое могло бы послужить настоящим золотым дном для группы.

"Мы с разных планет; мы не можем нормально уживаться", - говорит Eddie o Roth. "Каждый из нас видит все вещи по-своему. Я не говорю, что он плохой человек - я даже люблю этого чертового парня. Но мне не нужна эта негативная энергия. Я не знаю, как это объяснить, но Дэвид высасывает жизненную энергию из меня".

Поэтому взамен David Lee Roth, так драматично совершившего повторную попытку присоединиться к Van Halen, была принята "темная лошадка", появившаяся ниоткуда и немедленно получившая одну из самых почетных вакансий в мире рок-музыки.

Это ни кто иной, как "Больше,чем человек слова" Gary Cherone из Extreme. Шерон, известный за свои акробатические выходки на сцене и невероятный вокальный диапазон, впечатлил Eddieсвоим спокойным характером. "Он похож на моего брата. Он скромный, тихий парень, и у него нет этого проклятого упрямства. Он милейшее создание. Кроме того, он поет как ангел.

Van Halen, презирающий политику музыкального бизнеса в той же мере, в какой Lee Roth наслаждается ей, за несколько последних нестабильных месяцев преодолел адские трудности. В приватной беседе, начавшейся в его "убежище" в Голливуд-Хиллс, и закончившейся три дня спустя безумной игрой с телефонным шнуром, он поделился с журналом Guitar World своим взглядом на серьезный спад в творчестве Van Halen, а также оглянулся на двадцать захватывающих и бурных лет назад и остановился на новом альбоме, лучшем за всю историю группы, "Volume One".

Guitar World: Последние месяцы были трудными для группы.

Van Halen: Да, последние три месяца были словно обед из трех блюд и десерта, который ты не заказывал. Было множество конфликтов между Sammy и группой с тех пор, как я бросил пить в октябре 1994 года. Ссоры достигли своего апогея, когда мы начали работу над саундтреком к картине "Ураган". Он вышел таким плохим, что я снова запил.

Guitar World: Расскажи о том, что тебя больше всего раздражало тогда.

Van Halen: Ну, в последние два года Sammy развелся со своей двадцатитрехлетней женой и, вероятно, из-за этого, перестал принимать участие в делах группы. Его особенно бесило то, что я стал участвовать в написании текстов. Sammy говорил: "Ты же никогда не жаловался на тексты раньше!" Так я раньше никогда и трезвым-то не был, я просто не слушал, что он там поет!

Мы и раньше испытывали проблемы, и так было при записи почти всех альбомов, кроме разве что "5150", но никогда обстановка не накалялась до такой степени, как это было в случае с музыкой к "Урагану". Alex (брат Eddie, ударник - прим. переводчика) позвонил режиссеру Jan De Bont, чтобы узнать, насколько близки должны быть тексты песен к сюжету фильма. De Bont ответил: "только, ради бога, не пишите про торнадо".

мы устроили ему встречу с Sammy, и он позвонил мне и сказал: "Мы пообщались с De Bont и все будет круто!" После этого мне звонит De Bont и говорит: "Слушай, Sammy ведет себя странно. Я ему объясняю, что он не должен писать о торнадо, а он все просит прислать ему по факсу список технических терминов, связанных с ураганами. Он что, увлекается этим, что ли?" И ты знаешь, что в итоге Sammy написал? "Небо почернело, кулаки побелели, надвигается буря..." Это все бвло связано с ураганами!!!

Мы закончили запись музыки за шесть недель, и все это время Sammy отказывался прилететь с Гавайских островов, и вдруг оказалось, что подошел срок впуска фильма, и все дело только за нами, а у нас не было текстов. Я оказался в затруднительном положении, и я придумал название "Humans Being" и мелодию. Когда Sammy, наконец, появился, я, он и продюсер Bruce Fairbairn закончили писать слова в последний момент. Sammy записал свою партию всего за час, так как он опаздывал на другой самолет.

Guitar World: Ходят слухи, что Sammy разочаровался в группе, потому что его втягивали в разные проекты помимо его воли.

Van Halen: Sammy всеми силами старался воспрепятствовать выходу сборника "Greatest Hits", он боялся, что это приведет к неизбежному сравнению его с David Lee Roth. Я сказал: "Какого хрена, Sammy, погоди минутку. Эта группа уже двадцать лет выпускает пластинки, и у нее никогда не выходил сборник хитов - а у тебя уже есть целых два ("Best of Sammy Hagar", 1992 и "Unboxed", 1994)!" Он всегда считал себя сольным артистом. Он пел в "Van Halen" только для собственного престижа.

Guitar World: Недавно вы стали работать с знаменитым продюсером Glenn Ballard (Alanis Morisette, "Aerosmith"), участвовавшем в написании двух песен в сборнике. А как к этому отнесся Sammy?

Van Halen: Мы несколько раз собирались всей группой и говорили Sammy, что, если он хочет и дальше петь в "Van Halen", он должен бросить все это сольное дерьмо и работать с группой, и что может потребоваться помощь извне в написании текстов". Он ответил: "Нет проблем". Но нам пришлось снова говорить ему это после премьеры фильма "Ураган".

И сраазу после этого мы начали работу над новой песней "Between Us Two", у которой, как нам казалось, есть огромный потенциал. Sammy в один прекрасный день позвонил Mike Antony (басисту) и сказал: "Я слышал, что у Glen есть несколько классных идей по поводу новой песни. Мне очень интересно". Потом он позвонил мне тем же вечером и дал мне свой номер факса, чтобы я прислал ему стихи, написанные Glen. Потом, вдруг, он заорал: "Какого черта вы надо мной издеваетесь? Я не буду петь чужие дерьмовые песни!" Я был в шоке. Наконец, я сказал: "Ладно, забудь о новом тексте, только успокойся. Придумаешь свой вариант, изменишь пару строк." Он ответил: "Ладно, проехали".

Затем я перешел в наступление. Я сказал: "Sammy, если тебя не будет завтра в студии в шесть часов, ты можешь больше туда никогда не приходить". На следующий день он появился с видом, будто ничего не было, будто он не вопил и не орал на меня. Неужели он думает, что я такой идиот, что забуду то, что произошло прошлым вечером? Я теперь всегда трезв, приятель.

Glen и я сидели и работали над песней, и первая строчка звучала примерно так: "Я хочу видеть тебя/я хочу узнать, кто ты" - что-то в духе "Dark Side of the Moon" - а потом: "Я хочу коснуться твоей души, хочу узнать тебя поближе". А Sammy решил изменить это на дерьмо вроде: "Я не вижу твоего алмазного кольца/за твоей сверкающей звездой". Я сказал: "Sammy, у Glenn вышли отличные стихи, и, пожалуйста, пой их". В ответ прозвучало: "Если бы я считал, что его стихи луччше я пел бы их. И. вообще, я опаздываю на восьмичасовой рейс". И он взял и ушел. Мы с Glenn были ошарашены. Потом Glenn выговорил: "Как долго все это происходит?" Я ответил: "Дольше, чем мне казалось поначалу".

Кроче, это было последней каплей. Я звонил Sammy бессчетное количество раз и, когда он, наконец, ответил, сказал ему: "Sammy, если ты хочешь выпустить еще пластинку или ездить в мировое турне, тебе стоит уделять больше внимания группе". Он ответил: "Да, черт возьми, меня все это достало. Я хочу вырнуться к карьере сольного исполнителя". И я сказал ему: "Спасибо за откровенность".

Мы расстались друзьями, и меду нами не осталось недомолвок. Он признался, что ему больше нравится выступать одному, и я ответил: "Ну, раз ты не можешь играть в группе, то - пока". Я не увольнял его, он ушел сам. Я объясняю это очень просто: Sam и Dave оба страдали звездной болезнью. Только Dave никогда не лгал.

Guitar World: Как произошло так, что Dave вернулся в группу?

Van Halen: Случилось так, что он мне позвонил сразу после ухода Sammy, потому что "Warner bros." поставили его в известность о готовящемся выходе "Greatest Hits", и у него была пара вопросов насчет обложки и всяких мелочей. Я сказал ему, что еще не знаю, но узнаю на следующей неделе. Мы говорили около 45 минут и попросили друг у друга прощения за слова, сказанные еще во время нашей учебы в высшей, и даже средней, школе. Возможно, это был один из самых лучших разговоровиз тех, что у меня были с ним. С тех пор, как я познакомился с ним, мы так и не стали настоящими друзьями. Мы были с разных планет. Но для группы это было даже хорошо. Несколько дней спустя, я , вместо того, чтобы позвонить ему, решил заехать навестить его дома.

Guitar World: Как это происходило?

Van Halen: Мы прекрасно провели время, валяя дурака. Мы протрепались три часа, выкурили по паре сигар. Спустя примерно две недели я понял, что единственной новой песней для сборника была только "Humans Being", и мне в голову пришла сумасшедшая идея попросить Dave спеть пару песен. Мы думали об этом несколько дней, и решили: "А почему бы и нет?" И я позвонил Dave и спросил, как он к этому относится. Он сказал: "Конечно, мне все равно нечего делать сейчас". Я очень четко дал ему понять, что он не принят в группу, а всего лишь участвует в проекте.

Все, что я хотел сделать - это написать пяток новых песен и отобрать из них две лучших.

Нам пришлось помучаься, потому что было довольно трудно найти то, что понравилось бы ему. Но со временем я сильно сдружился с Dave. В сердце мне хотелось бы верить, что все изменилось. Мы работали вместе, и он благодарил меня за то, что я помогаю ему. Он говорил: "Да, ты стоишь на своем до последнего, чего бы это тебе не стоило. Похоже, у нас получится классная песня. У нас нет времени на обработки, мы не можем откладывать до завтра. Я всего лишь хочу слелать что-то, что понравится тебе, и я рад, что у меня это получилось".

Guitar World: Итак, вы смгли забыть все прошлые обиды друг на друга?

Van Halen: О, да. Мы и вправду подружились. До тех пор, пока мы не приняли участие в церемонии награждения MTV Video Awards, мы не поднимали шума, так как опасались повышенного внимания со стороны прессы. И именно David первым сказал: "Давайте расскажем им правду". А правда заключалась в том, что мы написали две новые песни для альбома "Greatest Hits" и сняли два видео - вот и все.

Мы бы могли выбраться из студии и устроить убийственное турне с Roth, но мы не ностальгическая группа. Я никогда не возьму ничьих денег за то, что буду играть старые песни, чтобы вернуть ушедшие воспоминания. Если бы мы с David даже и сделали это, то мы перед тем, как играть старье, выпустили бы новую пластинку. Я уверен, многие старые фанаты группы мечтали бы об этом, но есть вещи, которые лучше хранить в памяти.

Guitar World: Так почему вы не записываете новый альбом с David? Опять произошел разрыв?

Van Halen: Все разлетелось в куски после церемонии награждения победителей MTV Music Awards. После того, как мы вышли на сцену для вручения награды Beck, у нас стали брать интервью, и я сказал правду: "Если мы поедем в турне, нам придется писать новую пластинку. Но, в любом случае. до всего этого я должен перенести операцию по замене бедренной кости, запланированной на 16 декабря, и на восстановление мне потребуется от четырех до шести месяцев".

После пары таких интервью, отношение Dave изменилось. Я спросил его, что случилось, и он ответил мне: "Что за шум ты поднял вокруг своего бедра? Ты хоть когда-нибудь прекратишь говорить об этом?" Я сказал: "Ладно, нет проблем. В следующем интервью я ни слова не скажу об операции".

И, представь себе, операция прошла неудачно. Я орал: "Ты, чертов придурок, даже не говори мне или кому еще об этом снова. Даже не звони мне больше!"

Я думал, он изменился, но две минуты на сцене и слабенькие аплодисменты превратили его в прежнего Dave, которого я ненавидел.

1986, перевод - Шлыков Илья