Инструменты   Музыканты   Полезное   Архив MP3   stnk   cyco   LINXY   Bonus
 
DAVID GILMOUR

Среди новых психоделических групп, появлявшихся подобно взрыву в Лондоне в 1967 году, был и квартет под названием "The Pink Floyd". В маленьких, прокуренных клубах вроде "UFO" или "Rounhouse" "The Pink Floyd" восхищали лондонскую сцену своими длинными, свободными от всякой формы инструментальными джэмами. Молодые "дети цветов" тащились от захватывающих новых звуков в залах, казалось, качавшихся и поднимавшихся, как пятна многокрасочного жидкого света, стекавшего по стенам вокруг них.

"The Pink Floyd", возможно, были еще более психоделичными, чем "Cream" и "The Jimi Hendrix Experience", дебютировавших в том же 1967 году.

В течение следующего года, однако, группа была вынуждена противостоять быстро ухудшающемуся психическому состоянию Сида Баррета, их блестящего, но нестабильного гитариста и лидера. В 1968 году "The Pink Floyd" избавилась от артикля "The" в названии и от Сида Баррета. Гитарист Дэвид Гилмор, школьный товарищ Сида, заменил его. Бесспорно, "The Pink Floyd" были детищем Баррета и его беспокойный гений позже послужит темой для некоторых из лучших песен группы.

Но тем человеком, чей лиричный гитарный звук создал фирменное звучание "Pink Floyd", и дал им возможность приобрести мировую известность в семидесятые, когда прокуренные клубы уступили свое место огромным аренам и стадионам, был Дэвид Гилмор. Непрерывно развивающиеся инструментальные полотна группы достигли высочайших уровней сложности, прекрасно дополняющие их потусторонние образы, используемые во время концертов.

Следующий большой распад в "Pink Floyd" случился лишь в 1985 году, когда разошлись дороги Дэвида Гилмора и басиста Роджера Уотерса. Гилмор оставался единоличным лидером в группе до 1987 года. Без тяготящей лирики Уотерса, яростная, необузданная гитара Гилмора - ядро группы со времен "детей-цветов" - приобрела еще большую значимость. Сегодня Дэвид Гилмор - знаменитый, седовласый английский джентльмен, который моментально становится молодым, как только берет в руки гитару. В связи с выходом "Shine On", нового бокс-сета "Pink Floyd", Гилмор согласился поделиться своими воспоминаниями с журналом Guitar World

Guitar World: Существует известная история о том, ка Сида Баррета выгнали из группы в 1968 году: вы все ехали в фургоне на концерт в Саутгемптон...

Gilmour: Да нет, не в фургоне. Мы ехали в "Бентли".

Guitar World: Верно. И вдруг кто-то сказал: "Давайте не будем брать сегодня Сида". Вы можете припомнить, кто это сказал?

Gilmour: Наверное, Роджер. Во всяком случае, не я - я был тогда новичком в группе. Я сидел на заднем сиденье. Возможно, кто-о сказал: "Будем заезжать за Сидом?" А Роджер, наверное, ответил:(заговорщическим тоном) "Нет, давайте не будем". И мы поехали в Саутгемптон.

Guitar World: Вы не ощущали себя на первых порах суррогатом Сида?

Gilmour: Конечно, ощущал. Они хотели, чтобы я играл его партии и пел его песни. Никто больше не хотел их петь, и они выбрали меня. В основном, этим я и занимался, по крайней мере, что касается живых концертов. Я выступал вместе с Сидом всего пять раз. Или, может быть, четыре. Может быть, пятым должен был как раз быть концерт в Саутгемптоне, я не помню точно. Пока все это происходило, мы пытались сделать новый альбом, "A Saucerful of Secrets". Но "вживую" мы не исполняли песен из него, а играли все старые, написанные еще Сидом. Поскольку больше нечего было делать. Это все же было лучше, чем снова играть каверы на песни Bo Diddley.

Guitar World: Что повлияло на решение группы записать такой длинный и сложный для понимания инструментал, как "A Saucerful of Secrets" (1968) ?

Gilmour: Трудно сказать. Я пришел в группу лишь незадолго до этого. Я не думаю, что группа действительно знала, чего они хотят после ухода Сида. "A Saucerful of Secrets" очень много значила для нас, она указала нам путь, по которому идти. Возьмите "A Saucerful of Secrets", "Atom Heart Mother" (Atom Heart Mother, 1970) and "Echoes" (Meddle, 1971) - все логически следует к "Dark Side of the Moon". На создание "Saucerful" Роджера и Ника (Мейсона, ударника Pink Floyd) вдохновило рисование ими причудливых фигур на листе бумаги. Затем мы сочинили музыку, основанную на структуре картины. Мы пытались писать музыку, повторяющую пики и впадины рисунка. Моя роль, я подозреваю, заключалась в попытках придать всему этому немного музыкальности, создать баланс между бесформенностью и четкостью, дисгармонией и гармонией.

Guitar World: Есть различные мнения относительно того, участвовал ли Сид в записи "A Saucerful of Secrets"...

Gilmour: Нет, это все ложь. Сид есть на трех или четырех других песнях из альбома, например "Remember a Day" или "Jug Band Music" (единственная в альбоме композиция, написанная Сидом). Также он немного поиграл в "Set the Controls for the Heart of the Sun". Я думаю, столько же, как и я.

Guitar World: Вы не припомните что-нибудь из тех приемов, что вы использовали для создания необычного гитарного звука при записи песни?

Gilmour: Ну, во время записи средней части "A Saucerful of Secrets" большую часть времени гитара лежала на полу студии. Вам, вероятно, известно, что у микрофонных стоек есть три металлические ножки длиной около фута?

Я отвинтил одну из них и скользил ей по струнам очень медленно вверх и вниз. Другой прием, который я стал использовать чуть позже, заключался в том, что я брал кусочек железа и круговыми движениями водил его поперек струн. Просто перемещаете его и задерживаете в тех местах, где это хорошо звучит, наподобие смычка.

Guitar World: Как вам в голову пришла идея использовать слайд-гитару в инструментале "One of These days" на альбоме "Meddle" (1971)?

Gilmour: Я думаю, я никогда не был уверен в своих способностях относительно собственно игры на гитаре, поэтому я старался использовать все известные мне хитрости.

Мне всегда нравились "сидячие" или педальные стил-гитары, и тому подобное. Единственное, из-за чего я не использовал слайд-гитару постоянно - это та самая "штуковина", которую надо надевать на палец. Это всегда меня раздражало.

Guitar World: Кто сочинил это фирменное вступление в размере 7/4 для песни "Money" на альбоме "Dark Side of the Moon" (1973)?

Gilmour: Это рифф Роджера. К тому времени, когда мы впервые услышали песню, у Роджера уже были более или менее готовы куплеты и слова. Мы всего лишь придумали среднюю часть, гитарное соло и все такое. Также мы сочинили несколько новых риффов - мы задумали размер 4/4 для гитарного соло, а несчастного саксофониста заставили играть в 7/4. Затишье во время второго припева в соло было моей идеей.

Guitar World: Какова была роль продюсера/звукорежиссера Криса Томаса в записи "Dark Side of the Moon"?

Gilmour: Крис Томас принимал участие в микшировании, и его основной задачей было прекращать споры между мной и Роджером по поводу того, как нужно это микшировать. я хотел, чтобы "Dark Side" звучала громко и мрачно, с сильной реверберацией и все в таком духе. А Роджер "задвинулся" на том. чтобы создать очень "сухой", ясный звук. Я думаю, на него повлиял первый сольный альбом Джона Леннона ("Plastic Ono Band"), который звучал очень "сухо". мы спорили так долго, что решили прибегнуть к мнению третьей стороны. Мы оставили микширование Крису, чтобы он сделал его по своему вкусу, с помощью звукорежиссера Алана Парсонса. Разумеется, в один прекрасный день я обнаружил, что Роджер все-таки лезет со своими советами. Тогда и я стал лезть с советами. И с тех пор, мы сидели за спиной Криса, вмешиваясь в процесс микширования.К счастью. Крису была ближе моя точка зрения.

Guitar World: Это был первый альбом, когда возникли трения между тобой и Роджером?

Gilmour: Да трения всегда были, но их еще можно было контролировать до того момента, как мы начали работу над альбомом "The Wall".

Guitar World: Существуют творческие разногласия и открытая вражда...

Gilmour: Существуют творческие разногласия и разногласия, вызванные окончательной эгоцентричностью и манией величия, если вам так угодно.

Guitar World: Оказывала ли на вас при записи альбома "Wish You Were Here" (1975) давление необходимость следовать успеху "Dark Side of the Moon"?

Gilmour: Да, это как раз то, что беспокоило Роджера во время записи. Это напоминает то чувство, с которым мы заканчивали "Dark Side" - "Что мы можем сделать еще, когда все и так уже сделано?" Однако мы смогли преодолеть его. И, с моей точки зрения, "Wish You Were Here" - самый лучший наш альбом. Я действительно люблю его. Я имею в виду, я лучше буду слушать его, чем "Dark Side of the Moon". Потому что на "Wish you Were Here" мы достигли лучшего баланса между музыкой и словами. "Dark Side" зашел слишком далеко в плане значимости текстов. Иногда мелодии игнорировались, были лишь средством для донесения слов до слушателя. На мой взгляд, одной из неудач Роджера является то, что в своем стремлении донести до слушателя текст песни, он пользуется далеко не самыми удачными средствами.

Guitar World: На всем протяжении 70х и 80х каждый следующий успешный альбом "Pink Floyd" становился все более технически сложным. Было ли вам тяжело отражать эту возраставшую сложность на сцене к примеру во времена "Animals" (1977)?

Gilmour: Разумеется, очень трудно. Мы потратили годы, чтобы собрать вокруг себя специалистов для того, чтобы иметь квалифицированную поддержку во всех областях нашейдеятельности. Это всегда было тяжким трудом, зато это отражалось на качестве наших выступлений.

Guitar World: Когда вы чувствовали себя более свободно: в ранний период свободных психоделических экспериментов на сцене или позже, когда вы полагались на тщательно отрепетированную постановку?

Gilmour: Где-то посередине,я полагаю. Шоу "The Wall" было отличным и большим достижением. Но мне пришлось взять на себя роль музыкального директора, если вам угодно, и иметь дело с чисто техническим проблемами для того, чтобы Роджер о них не задумывался. У меня был огромный лист (у нас у всех лежали такие на мониторах или у занавеса), где были записаны настройки моих усилителей и настройки задержки, которые постоянно приходилоь менять. Очень сложно. В коце концов, ты вполне удовлетворен тем, как ты все настроил и как все прекрасно работает, и практически нет недостатков, кроме соло в "Comfortably Numb", где ты можешь сказать себе: "Плюнь, и играй как есть". Сказав это, я должен заметить, что я довольно-таки строго отношусь к форме.

Я люблю мелодичность, я большой поклонник "Beatles", и практически вся музыка, которая мне нравится, блюз, например, играется с соблюдением формы. Абсолютно свободная форма мне не по душе, как, впрочем, и чересчур жесткая.

Guitar World: В то время, как ранние альбомы "Pink Floyd" были концептуальными, "The Wall" (1979) - первый с цельным замыслом. Как вы к этому относитесь?

Gilmour: Мне понравилась сюжетная линия, придуманная Роджером. Хотя и не до конца согласен с ней, нужно было дать ему представить свое видение. У меня был иной взгляд на наши отношения с зрителями, нежели у Роджера. Он не чувствовал связи с аудиторией, сидящей перед ним. У меня была другая точка зрения, она и сейчас не изменилась. Я считаю, что "The Wall" сегодня звучит более злобно, чем она звучала тогда. Она похожа на список людей, которых Роджер проклинает за свои неудачи в жизни, вроде "ты мне испортил то, ты это..."

Guitar World: Как насчет твоего соло в "Comfortably Numb"? Долго ли ты придумывал его?

Gilmour: Нет. Я просто пришел в студию и записал пять или шесть разных соло, а потом действовал по своей обычной схеме: прослушивал каждое соло и помечал себе, какие части хорошо вышли. Иными словами, составил себе таблицу, расставляя галочки и крестики на различных частях, ставя две галочки, если получилось очень хорошо, одну если просто хорошо и крестик, если плохо. Затем я, следуя таблице, поднимаю один регулятор на пульте, потом другой, переходя от фразы к фразе и пытаясь получить действительно красивое соло.

Guitar World: Как бы ты определил свое отношение к гитаре?

Gilmour: Гитара - это инструмент, играя на котором, я могу выразить все свои чувства лучше всего. Я играю не очень быстро, но мне это и не нужно. Это похоже на то, как играет Джон Ли Хукер. Между строчками вокала он просто ударяет по первой струне, и одна нота говорит все.

перевод - Илья Шлыков